16+
Понедельник, 18 января 2021
  • BRENT $ 54.60 / ₽ 4047
  • RTS1458.27
18 августа 2020, 15:18 Политика

Александр Рар: «Хорошо, что ЕС признает: проблему Белоруссии без России просто решить нельзя»

Лента новостей

Путин и Меркель по телефону обсудили ситуацию в Белоруссии. Переговоры состоялись по инициативе немецкой стороны

Владимир Путин и Ангела Меркель.
Владимир Путин и Ангела Меркель. Фото: Михаил Метцель/ТАСС

Обновлено в 19:27

Владимир Путин и Ангела Меркель в телефонном разговоре обсудили ситуацию в Белоруссии. В Кремле сообщили: Путин в разговоре акцентировал неприемлемость любых попыток вмешательства в дела Белоруссии. Российский президент выразил надежду, что скоро все нормализуется.

Канцлер Германии, в свою очередь, подчеркнула: белорусское правительство должно отказаться от применения силы против мирных демонстрантов, немедленно выпустить политзаключенных и вступить в национальный диалог с оппозицией и обществом, чтобы преодолеть кризис.

Переговоры состоялись по инициативе Меркель. Business FM обсудила их итоги с немецким политологом Александром Раром.

— Хорошо, что ЕС признает: проблему Белоруссии без России просто решить нельзя. Белоруссия является членом военного союза, который возглавляет Россия, и входит в Евразийский экономический союз. Так что правильно, что Меркель обращается к Путину. Важно договориться обеим сторонам — России и ЕС, чтобы белорусы решили все свои проблемы сами. Мне кажется, в этом отношении Путин все точки расставил над i. Я думаю, что госпожа Меркель и французский президент так же думают, они не хотят вмешиваться в ситуацию в Белоруссии, они только требуют, чтобы Лукашенко все-таки пошел на какие-то переговоры с оппозицией. Но опасность, с моей точки зрения, заключается в том, что есть очень нервные восточноевропейские страны, которые почуяли, что они могут в Белоруссии совершить новую «оранжевую революцию».

— Почему Меркель не стала разговаривать с самим Лукашенко, зачем именно Путину говорить о том, что стоит делать белорусским властям?

— Я тоже слышал всякие слухи, что якобы она ему не могла дозвониться или просто не хотела с ним в этой ситуации говорить. Может быть, она считает, что это бессмысленно, не хочет таким образом, может быть, повысить статус Лукашенко и признает, что ключ к решению в Белоруссии, с точки зрения европейцев, лежит в России.

— Содержание переговоров правительства Германии и представителей Светланы Тихановской, их уровень не сообщается, но говорилось о том, что да, переговоры велись. На каком уровне могли быть эти переговоры, о чем могла идти речь?

— Знаю, что Тихановская просто обращалась к госпоже Меркель еще за два дня до президентских выборов в Белоруссии, опасаясь за свою безопасность, просила о помощи, но, насколько я понимаю, Германия, кроме моральной помощи, ей ничего не обещала. Мне все-таки кажется, что нужно акцентировать внимание на разговоре Меркель с Путиным, а не с оппозицией Белоруссии, которая фактически сегодня не является легальным партнером для каких-то переговоров для немецкого правительства.

Путин также 18 августа обсудил ситуацию в Белоруссии по телефону с французским президентом Эммануэлем Макроном. Оба лидера выразили заинтересованность в скорейшем урегулировании возникших в республике проблем. С Путиным побеседовал и глава Евросовета Шарль Мишель. По данным источника ТАСС в Европейском совете, Мишель обсудил с Путиным предложение о посредничестве ОБСЕ в диалоге власти и оппозиции Белоруссии.

Американский президент Дональд Трамп заявил, что США тоже обсудят Белоруссию с Россией. По мнению Трампа, протест в Белоруссии выглядел мирным, при этом в республике недостаточно демократии.

По данным агентства «Белта», Лукашенко и Путин снова созвонились. Президент России рассказал белорусскому коллеге о переговорах с Меркель и Макроном о ситуации в Белоруссии. Об интересах Запада и России в таких переговорах рассуждает генеральный директор Российского совета по международным делам Андрей Кортунов.

Андрей КортуновАндрей Кортунов генеральный директор Российского совета по международным делам «Российская сторона неизменно подчеркивает необходимость обеспечить невмешательство Запада в то, что проходит в Минске и в других городах Белоруссии. Это стремление подтверждается довольно активными заявлениями, особенно из соседних государств, о том, что Запад, ЕС, США должны поддержать, причем активно, белорусскую оппозицию. Такие заявления подкрепляют подозрения, существующие в Москве, относительно роли западных государств в раскручивании белорусского кризиса. Если же говорить о Западе, мне кажется, по крайней мере судя по тем контактам, которые у меня были с моими западными коллегами, что на Западе всерьез опасаются российского вмешательства, вплоть до использования Россией военной силы. Логика строится таким образом, что сейчас Запад находится в сложном положении, США заняты подготовкой к ноябрьским выборам, у ЕС очень много своих внутренних проблем, есть фон в виде пандемии коронавируса. Учитывая все эти обстоятельства, Россия может счесть возможным какое-то вмешательство, которое даст российскому руководству новую победу, важную для внутреннего потребления. По всей вероятности, западные коллеги хотели бы, чтобы российская сторона учитывала негативные последствия такого решения. При этом, как мне кажется, все также понимают, что если есть какая-то сила сегодня в мире, которая может повлиять на Лукашенко, то это, конечно Москва».

Между тем внешнеполитическая служба ЕС начала разработку санкционного списка руководства Белоруссии. Как заявила представитель дипломатии Евросоюза Набила Массрали, новые санкции примут в рамках уже существующих. Они включали запрет на поставку оружия и черный список из четырех человек, связанных с исчезновениями оппозиционных деятелей и журналистов.

Накануне на встрече с работниками Минского завода колесных тягачей Александр Лукашенко заявил, что ему звонила Меркель и предлагала «поговорить». Кабмин Германии эту информацию опроверг. Политолог, аналитик компании «Белапан» Александр Класковский думает, что Европа не может достучаться до Лукашенко в переносном смысле.

— Видят и в Брюсселе, и в Берлине, и в других столицах, что белорусские официальные лидеры не очень-то реагируют и на их призывы к диалогу, и на угрозу ввести санкции. Рычаги воздействия Евросоюза на белорусское руководство весьма ограничены, вдобавок ведь Европа не признала результаты этих выборов, и после этого вроде как-то звонить человеку, который, с точки зрения европейцев, незаконно удерживает власть, как-то не комильфо. С другой стороны, я думаю, что Меркель прекрасно понимает, что именно Кремль имеет наибольшее внешнее влияние на белорусскую ситуацию. То есть, действительно, от позиции российского руководства во многом зависит дальнейшее развитие белорусского сюжета. И тут может быть веер вариантов, которые обсуждаются в белорусском экспертном сообществе.

— Если говорить о содержании переговоров правительства Германии и представителей Тихановской, их уровень не сообщается. Как вы думаете, на каком уровне могли быть эти переговоры и о чем могла идти речь?

— Наверное, это могли быть чисто какие-то неформальные консультации, потому что статус Тихановской сейчас юридически не очень понятен. Тут Европа тоже попадает в какую-то вилку: с одной стороны, говорит о поддержке демократических сил, о поддержке сторонников перемен в Белоруссии, а с другой стороны, нет какого-то действительно единого лидера, центра, штаба, с которыми можно было бы официально вести переговоры.

Объявление Светланы Тихановской национальным лидером «пока не обсуждалось», сообщила ее представитель Мария Колесникова, выступая у здания Национального академического театра имени Янки Купалы. Колесникова пришла туда поддержать уволенного директора и артистов театра.

В видеообращении 17 августа сама Тихановская заявила о «готовности стать национальным лидером Белоруссии». По ее инициативе 18 августа создан координационный совет оппозиции республики, он уже сегодня соберется на первое заседание.

Задача совета — создание «политического органа, который возьмет на себя процесс мирной передачи власти». В совет вошли доверенное лицо Светланы Тихановской Ольга Ковалькова, координатор штаба Виктора Бабарико Мария Колесникова, нобелевский лауреат Светлана Алексиевич.

Александр Лукашенко считает создание координационного совета оппозиции попыткой захвата власти со всеми вытекающими последствиями. Президент Белоруссии назвал вошедших в совет «бывшими прикорытниками» и «отвязанными нацистами». Лукашенко заверил, что у власти достаточно мер, чтобы «остудить некоторые горячие головы».

По словам Лукашенко, программа белорусской оппозиции предполагает «ползучий запрет русского языка». Кроме того, Лукашенко утверждает, что оппозиция намерена вывести Белоруссию из Союзного государства, ОДКБ и ликвидировать две российские военные базы. Вот фрагмент его выступления на совещании с Совбезом.

«Создали в стране некий оппозиционный штаб, как-то он называется, «для передачи власти». Они нам подкидывают другую страну и требуют ни много ни мало передать им власть. Мы это расцениваем однозначно — это попытка захвата власти со всеми вытекающими последствиями. Поэтому я хочу предупредить тех, кто вошел в этот штаб, что мы будем принимать адекватные меры, но исключительно по конституции и закону. У нас достаточно этих мер, чтобы остудить некоторые горячие головы из бывших прикорытников, как они их называют. Там бывшие, там обиженные, которые когда-то походили во власти, и откровенно отвязанные нацисты».

В совете расценивают заявления Лукашенко как попытку манипуляции и обмана, заявила «Интерфаксу» член совета, координатор штаба Виктора Бабарико Мария Колесникова. Business FM поговорила с членом совета, главным редактором издания «Белорусский партизан» Светланой Калинкиной, в частности, о составе совета.

— Я понятия не имею, какая часть где. Большинство людей мне знакомы, некоторые очно, а некоторые заочно. Это, в общем, известные в Белоруссии люди.

— Какую-то личную угрозу с учетом публикаций этого списка вы не чувствуете?

— Я не знаю. Я, конечно прочитала сегодняшнее заявление Александра Лукашенко, я, честно говоря, удивлена. Его сторона и его митинг требовали переговоров и мирного какого-то диалога, и вдруг такой подход ко всему этому. Я не знаю, но у нас в последнее время действия власти не вполне адекватны, поэтому всякое может быть.

— Но вот эти последние его цитаты: «Из бывших прикорытников, как они их называют. Там бывшие, там обиженные, которые когда-то походили во власти» — как воспринимается это вами, вашими соратниками по этому совету?

— Я никого из соратников не видела, но я, честно говоря, не вижу там ни прикорытников, ни нацистов. Представители бизнеса, творческая интеллигенция, известные, авторитетные в Белоруссии люди.

— Вот в таких резких высказываниях вы лично в свой адрес угрозу не видите?

— Конечно, я вижу угрозу, потому что неадекватно воспринимаются любые шаги по нормализации ситуации в стране.

— Есть ли понимание, какие отношения с российской властью могут сложиться у координационного совета?

— Какая может быть позиция у тех, кто еще ни разу не собрался? Я могу сказать вам свою личную позицию, как я вижу весь этот протест. Он не носит никакого антироссийского характера. Но если Владимир Владимирович Путин поддержит Лукашенко, то вся площадь, конечно, станет антироссийской.

— В каком виде это участие может считаться поддержкой?

— Я думаю, что Европа пытается сейчас как-то разговаривать с человеком, который имеет на Лукашенко наибольшее влияние, с Владимиром Путиным. Судя по сегодняшнему разговору с Ангелой Меркель, информация, которая появилась, там абсолютно адекватные требования — выпустить политзаключенных и начать диалог. Я так понимаю, что Путин это требование поддержал, что Путин пока не заявил о том, что единственно законно избранный президент — Александр Григорьевич Лукашенко.

— Есть какая-то программа, которую Лукашенко уже якобы прочитал, и он утверждает, что оппозиция намерена вывести Белоруссию из Союзного государства, ОДКБ и ликвидировать две российские военные базы.

— Я ничего такого не видела, и, более того, мне кажется, что объединенный штаб — Светлана Тихановская и кандидаты, они всю кампанию вели как раз-таки на том, что против Лукашенко, но никак не против России или российских военных баз и так далее.

Business FM также связалась с директором Института приватизации и менеджмента Павлом Данейко, который тоже является членом созданного координационного совета оппозиции Белоруссии.

— Там опубликован список. Конечно, я всех людей знаю.

— Буквально хотела узнать, вы знакомы или не знакомы со всеми, какая часть внутри сейчас, в Минске или в Белоруссии?

— Просто не знаю. Это грянуло все, надо садиться и вспоминать. Кого-то из списка нет в Белоруссии.

— Вы какую-то личную угрозу в связи с этой публикацией списка ощущаете в отношении себя?

— Я, конечно, нет.

— У координационного совета есть понимание, какие отношения с российским правительством могут сложиться?

— Но мы же еще ни разу не встретились, поэтому, когда встретимся, то будет видно.

— Но с кем-то из них вы же уже общаетесь?

— С кем-то общаюсь, но должны люди высказать свое мнение, определиться. Мы планировали сегодня вечером встретиться, пока никаких сообщений не вижу.

На пресс-конференции координационного совета оппозиции члены совета — доверенное лицо Тихановской Ольга Ковалькова и юрист Максим Знак — заявили: совет действует на основании принципов конституции и не ставит перед собой цели захвата власти. У совета нет политической программы, поскольку он не ставит себе целью получить власть.

По словам Ковальковой и Знака, 19 августа на первом заседании совета изберут президиум, который будет состоять из семи членов и будет принимать решения большинством голосов.

Есть несколько критериев вхождения в координационный совет: человек должен находиться в Белоруссии и быть ее гражданином, должен представлять граждан или социальную группу и быть в этой группе уважаемым представителем, отметил Максим Знак.

«Прямо в регламенте координационного совета указано, что нет цели захвата власти неконституционным путем, нет цели призыва к каким-то массовым беспорядкам, а есть цель обеспечения согласия в обществе, принятия гражданским обществом тех мер, которые общество может принять для того, чтобы разрешить сложившийся кризис. То, что кризис в стране есть, для тех, кто подал заявки в члены координационного совета, очевидно. Какие способы они могут использовать, что они могут говорить, как они будут выражать мнение гражданского общества, они, безусловно, скажут сами тогда, когда состоится заседание совета. Но уже понятно, что не будет каких-то призывов к насильственному свержению власти, потому что все, что делалось в рамках этой кампании, — это исключительно мирные, исключительно законные способы. По крайней мере, такую позицию всегда выражала и Светлана Тихановская. Безусловно, все не смогли и не смогут войти в основной состав совета, потому что должно быть какое-то количественное ограничение, число 70 принято в качестве количественного ограничения. Однако очень много достойных людей, очень известные белорусы, члены гражданского общества обратились, и, безусловно, каждому из них будет предоставлена возможность работать на благо разрешения ситуации. В принципе, у совета нет и не может быть целей, исходя из регламента, получения какой-либо власти, исходя из этого, не может быть и политической программы. То есть у совета не имеется программы реформ, политической программы, каких-то политических целей. Выражение «обеспечение трансфера власти» — это нормальное выражение, трансфер власти всегда происходит при выборах».

Лидер КПРФ Геннадий Зюганов высказался по поводу белорусских протестов. Он назвал забастовки в стране путем к разрушению государства.

«Сейчас должны дружно противодействовать тому, что происходит. В Белоруссии идет, по сути дела, рейдерский захват, атака республики антироссийскими, антирусскими силами, причем это делалось во многих странах, но сегодня Белоруссия под ударом. Важно, чтобы все понимали: если сломают Белоруссию, в России будет еще хуже. Мы считаем, что надо максимально консолидироваться руководству Белоруссии, собраться вместе с Лукашенко, обсудить ситуацию, выступить повсеместно в коллективах и объяснить, что они готовы пойти на ряд предложений, которые высказывают недовольные граждане. Там требуется ремонт политической системы, видимо, назрели изменения в конституцию, но, кроме Лукашенко и его команды, кто создал и укрепил Белоруссию как государство, в современной Белоруссии проводить это некому».

Посол России в Белоруссии Дмитрий Мезенцев 18 августа прибыл в МИД Белоруссии. Встреча была плановой. РИА Новости приводит слова посла: «Целое поколение в Белоруссии жило без потрясений, важно понять запрос молодых людей».

В МИД России заявили, что крайне негативно оценивают заявления Запада по Белоруссии. Республика вполне способна самостоятельно выйти из ситуации, сказали в министерстве.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию