16+
Понедельник, 26 октября 2020
  • BRENT $ 41.06 / ₽ 3139
  • RTS1156.74
17 октября 2020, 12:49 ПолитикаКонфликты

«Город выглядит немножко как Грозный 1994 года». После ночного обстрела в Гяндже есть погибшие и раненые

Лента новостей

МЧС Азербайджана сообщило о 13 погибших и более чем о 50 раненых. В администрации Ильхама Алиева заявляют, что баллистические ракеты по городу были выпущены с территории Армении

Последствия обстрела города Гянджа в Азербайджане.
Последствия обстрела города Гянджа в Азербайджане. Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС

Обновлено в 13:02

В результате ночного ракетного обстрела армянскими военными азербайджанского города Гянджа 13 человек погибли и более 50 ранены. Поисково-спасательные работы продолжаются, сообщает МЧС Азербайджана. Гянджа — второй по площади и по населению азербайджанский город.

Президент страны Ильхам Алиев назвал произошедшее военным преступлением и пообещал ответить «на поле боя». «Если мировое сообщество не хочет их наказывать, мы накажем виновников», — сказал он.

В администрации Алиева заявляют, что баллистические ракеты по городу Гянджа были выпущены с территории Армении и что это далеко от зоны боевых действий. Вооруженные силы Армении после полуночи нанесли ракетный удар по городам Гянджа и Мингечевир.

По данным азербайджанской стороны, удары по Гяндже были нанесены оперативно-тактическим ракетным комплексом «Эльбрус». По городу попали две ракеты, обе в жилые кварталы, сообщает «Интерфакс». Всего пострадали 20 домов, четыре-пять полностью разрушены.

Силы ПВО Азербайджана перехватили выпущенные в направлении Мингечевира ракеты. В этом городе находятся крупнейшая электростанция и водохранилище Азербайджана. Ранее в Минобороны Армении опровергали заявление Баку об обстреле территории Азербайджана.

За последнюю неделю это второй ракетный обстрел города, но удары в ночь на 11 октября были не такими сильными, рассказал Business FM корреспондент телеканала «Дождь» Василий Полонский, который находится в городе Гянджа.

— В городе Гянджа произошли авиаудары. Сначала была информация, что попали только в школу. Я сразу сорвался с места, я был где-то в 150 километрах. Пока мы ехали, начались прямые эфиры местных телеканалов, и мы узнали, что попали в целый жилой квартал. Я помню, что это второе попадание и разрушения, не знаю, можно ли сравникать такие акции, но разрушения намного сильнее, и погибших, как мы видим, больше. В прошлый раз их было девять.

— А как сейчас выглядит город и как жители пережили эту ночь?

— Город выглядит немножко как Грозный 1994 года, под новый год 1995-го, потому что взрыв был такой силы, что, например, мы отъехали позавтракать, чтобы немного перевести дух, на три километра, и на расстоянии трех километров есть рестораны, кафе, магазины, бутики, только в них разбиты стекла. Что говорить о домах, которые находятся прямо рядом… Тут стоит пятиэтажка, она видна, у нее разбиты почти все окна, вывернуты стеклопакеты, в общем, все, что стояло рядом, все пострадало. Люди, которые жили в соседних домах, получили минимальные травмы — порезы от стекла, которое вылетало из окон домов.

Президент Азербайджана Ильхам Алиев заявил, что азербайджанские военные взяли под контроль город Физули в Нагорном Карабахе и семь близлежащих сел. Ереван, в свою очередь, заявил, что азербайджанские беспилотники ударили по военным объектам на юге страны. Но Баку данный факт опровергает.

Ситуацию комментирует председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике, политолог, главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов.

Федор ЛукьяновФедор Лукьянов председатель президиума СВОП, главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» «Объявленное ранее перемирие явно не соблюдается. Такое часто бывает в подобного рода конфликтах, когда взаимная неприязнь и ненависть крайне высоки и при этом существует неудовлетворение сторон текущим положением и стремление его изменить военным путем. Я уже не говорю о том, что существует еще внешняя сила, внешний фактор в виде Турции, которая пока, судя по всему, не заинтересована в прекращении боевых действий. В совокупности это дает крайне шаткую основу для прекращения боевых действий. Вся практика такого рода перемирий демонстрирует нам, что с первого раза почти никогда оно не работает. Где бы это ни было, самый свежий пример — Донбасс, где перемирия заключались десятки раз, прежде чем ситуация более или менее стабилизировалась. Здесь тем более есть острая фаза конфликта, это никогда не бывает сразу. Любое перемирие наступает тогда, когда стороны конфликта, ведущие боевые действия, приходят к умозаключению, что военным путем они больше ничего не добьются. Когда это наступит в данном случае, я не могу сказать. Но пока это явно не так, в особенности с точки зрения Азербайджана. Но обе стороны настроены крайне воинственно. Думаю, что будет предпринят следующий раунд попытки урегулировать ситуацию».

Все это происходит на фоне договоренностей о перемирии. Ереван и Баку после многочасовых переговоров в Москве договорились о прекращении огня с 10 октября. Однако в тот же день стороны обвинили друг друга в нарушении договоренностей. Ситуацию комментирует руководитель научных исследований в институте «Диалог цивилизаций» Алексей Малашенко.

— Во-первых, перемирие даже не то что хрупкое, оно какое-то прерывистое, такое бывало раньше, кстати, и в Карабахе тоже, но исторический опыт по этой части имеется, то есть фактически получается, что хочу — признаю, хочу — нет. Это первое. Но это при условии, что был обстрел, я имею в виду обстрел с армянской стороны, что был дан приказ свыше. Но зачем это надо делать, зачем Армении срывать перемирие, что она тем самым добивается? Это какой-то военный успех? Нет. Это фактически Армения либо себя подставляет, либо это провокация элементарная, чтобы возбудить Азербайджан, чтобы он продолжил военные действия. Но тогда тоже: зачем это нужно? Предположим, это одна ситуация. Другая ситуация — это нужно Азербайджану, допустим, его провоцируют на продолжение военных действий. Как он будет отвечать? Тоже бомбить, тоже идти вперед? В общем, тоже не особенно выгодно. Поэтому очень непонятная, с моей точки зрения, ситуация. Есть третий вариант, почти невозможный — это чья-то самодеятельность с армянской стороны, ответ на что-то. Но на что? Думаю, что правду мы узнаем намного позже. С моей точки зрения, в военном отношении эти удары бессмысленны, хотя раньше говорилось, что там военный аэродром, еще что-то, но пользы это ни в военном отношении, ни для урегулирования не приносит.

— Интересно ваше мнение, до каких пор это будет продолжаться. И в целом остается открытым вопрос, в чем все же может быть компромисс.

— То, что было в Москве, это можно считать компромиссом, но пока это можно считать скорее теоретически. А компромисс, я считаю, тут два уровня компромисса. Первый компромисс — это вообще немедленно остановить все военные действия, не выдвигая ни к кому условий: ни Азербайджан к Армении, ни Армения к Азербайджану. Получается, что это невозможно. Это первый уровень, а второй уровень компромисса — это уже сам карабахский конфликт как таковой, и мы прекрасно видим, что движение к нему, к этому урегулированию, по-моему, пока что выглядит вечным.

Ранее госсекретарь США Майк Помпео в своем Twitter призвал Армению и Азербайджан выполнять взятые на себя обязательства по прекращению огня в Нагорном Карабахе и прекратить удары по жилым районам, таким как Гянджа и Степанакерт.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию