16+
Среда, 25 ноября 2020
  • BRENT $ 48.48 / ₽ 3667
  • RTS1297.88
30 октября 2020, 01:30 Политика

Отстаивать право смеяться над верой или же попробовать жить дружно? Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

«Министерство просвещения специально распространит в школах брошюру с карикатурами на пророка Мухаммеда. Это вряд ли утихомирит вспыхнувшие страсти, зато может спровоцировать новые теракты», — говорит политолог

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Во Франции после теракта в Ницце и пригороде Парижа возобновилась дискуссия на тему того, как далеко страна готова зайти в отстаивании либеральных ценностей. Какова позиция властей и каковы возможные риски?

Две недели назад выходец из Чечни, получивший убежище во Франции, убил учителя Самюэля Пати за то, что тот показывал детям на занятиях карикатуры на пророка Мухаммеда. Президент Макрон посмертно наградил Пати орденом Почетного легиона. Он резко усилил антиисламистскую риторику, что уже привело к политическому скандалу с Турцией.

На этом фоне власти решили делать еще больший акцент на отстаивании принципов Французской Республики, тем более что воинствующий или, если угодно, сатирический антиклерикализм ведет свою историю еще со времен Великой Французской революции. На вооружение взят принцип «Ни шагу назад! Никаких компромиссов!» Министерство просвещения специально распространит в школах брошюру с карикатурами на пророка Мухаммеда.

Это вряд ли утихомирит вспыхнувшие страсти, зато может спровоцировать новые теракты. Как долго французское общество готово их терпеть во имя того, чтобы заставить мусульман потешаться над своим пророком? Есть ведь по этому поводу поговорка: шутить надо с теми, кто разделяет твое чувство юмора.

Власти также усиливают давление на мечети и проповедников. При этом соцсети остаются вне контроля, и там можно пропагандировать все что угодно. В условиях, когда Макрон явно решил возглавить чуть ли не крестовый поход за мобилизацию правого электората, дабы оторвать его от Марин Ле Пен, власти рискуют ожесточить существенную часть мусульман Франции, причем даже тех, кто сейчас разделяет светские основы Пятой Республики.

По разным оценкам, во Франции проживают от 5,7 млн до 15 млн и даже 20 млн мусульман. Точнее сказать трудно, поскольку официально запрещено указывать этническую и религиозную принадлежность лиц, родившихся на территории Франции. По некоторым оценкам, примерно 3,6 млн французских мусульман — «активно верующие», от 72 тысяч до 160 тысяч человек — радикальные исламисты.

По данным французского МВД, за последние 15 лет во Франции число сторонников радикального ислама выросло на 900%. Франция — лидер по числу боевиков, отправившихся воевать в Сирию на стороне джихадистов, — до 2 тысяч человек из 5 тысяч европейских «добровольцев».

Если и дальше практиковать борьбу с этим явлением в стиле лобовой атаки и неизбирательного силового давления, притом принципиально отказываясь от того, чтобы пресекать исламский экстремизм в соцсетях, то результат такой борьбы может оказаться противоположным поставленным целям.

А когда в оправдание говорят, что надо прививать представителям чужой культуры и религии толерантность к карикатурам и прочим ценностям Пятой Республики, то не напоминает ли это, хотя и отдаленно, времена колонизации, когда французские республиканцы несли на штыках цивилизационные ценности в свои колонии с такой неистовой яростью, что по чинимым в этих владениях настоящим зверствам наследники Великой Французской революции могли уступать разве что бельгийским колонизаторам времен короля Леопольда. Кстати, во многом нынешние внутренние французские противоречия с потомками тех, кто переселился из Северной Африки, коренятся именно в тех временах.

И если некогда по отношению к тем мусульманам, которые не хотят интегрироваться во французское общество, была проявлена сверхтерпимость, возможно, порожденная чувством вины за преступления колониализма, то теперь своими прямолинейными действиями власти могут спровоцировать лишь новую волну террора.

А может, все идет к тому, как это описано в романе, пожалуй, самого известного и скандального французского писателя, который сам себя называет исламофобом, Мишеля Уэльбека «Покорность»? Там в жанре антиутопии повествуется о победе на президентских выборах во Франции мусульманина и последовавших в обществе соответствующих переменах.

Главный герой романа университетский профессор литературы по имени Франсуа принимает ислам и «находит себя»: получает престижную работу и нескольких жен согласно новым законам. Они специально были подобраны для него. У самого писателя были в свое время большие проблемы с мусульманской общиной. Он даже выигрывал суды, но Францию вынужден был покинуть.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию