16+
Понедельник, 25 января 2021
  • BRENT $ 55.25 / ₽ 4174
  • RTS1412.02
10 декабря 2020, 16:07 Общество

Путин заявил о «косвенном признании вины» Ходорковским и высказался о деле Сафронова

Лента новостей

Владимир Путин в режиме видеоконференции провел совещание с членами Совета по развитию гражданского общества и правам человека

Владимир Путин.
Владимир Путин. Фото: Алексей Никольский/пресс-служба президента России

Обновлено в 23:15

Президент РФ Владимир Путин заявил, что Михаил Ходорковский косвенно признал вину перед помилованием. По словам главы государства, признание содержалось в письме предпринимателя.

Один из вопросов правозащитников был посвящен делу бывшего журналиста Ивана Сафронова, арестованного по подозрению в госизмене. Президент сказал, что Сафронова «осудили» не за журналистскую деятельность, и добавил, что по его информации, претензии к Сафронову у органов возникли во время работы бывшего журналиста в «Роскосмосе».

При этом глава государства назвал полной чушью и трагикомедией попытки обвинить человека в госизмене за передачу за границу общедоступных сведений. «Человек, который использует информацию, имеющуюся в широком доступе, не может привлекаться за ее кражу и передачу кому бы то ни было. Это чушь, конечно. Этого нельзя допускать», — сказал Путин.

Пресс-секретарю президента Дмитрию Пескову позже пришлось уточнить, что глава государства оговорился, когда сказал, что Сафронова «осудили». Суда еще не было. Позднее Песков также назвал оговоркой слова Владимира Путина о том, что предполагаемые преступления Ивана Сафронова относились к периоду его работы в «Роскосмосе». По словам пресс-секретаря, глава государства говорил в целом о том, что вменяется Сафронову в вину. Путин не владеет деталями следствия по делу Сафронова, подчеркнул Песков.

В «Роскосмосе», в свою очередь, напомнили, что задержание Сафронова не связано с его работой в госкорпорации и что вменяемые эпизоды госизмены относятся к периоду до 2017 года, а в «Роскосмосе» он начал работать только в 2020 году.

В ходе заседания Путин также предложил подумать над созданием в России специального суда по правам человека. По словам главы государства, эту идею «надо проработать», так как ее реализация потребует и финансирования, и «определенных изменений». Говорить о неэффективности российского правосудия в целом нельзя, поскольку нет статистики о массовых нарушениях, отметил президент.

Идея создания такого суда — очень интересная, заявил Business FM профессор факультета права Высшей школы экономики, бывший глава СПЧ Михаил Федотов.

Михаил Федотов профессор факультета права Высшей школы экономики«Это может быть, например, государственный орган, который будет в формате судебной или квазисудебной процедуры рассматривать жалобы, связанные с нарушениями прав человека, которые закреплены российской конституцией в главе второй. Это могут быть жалобы на судебные и нормативные акты, на ненормативные, то есть так же, как Европейский суд по правам человека рассматривает жалобы на нарушения европейской Конвенции о правах человека, точно так же может этот суд рассматривать жалобы на нарушения прав человека, которые записаны в российской конституции. Как мне представляется, гипотетически, это могло бы так выглядеть. Но это очень сложная и тонкая работа — вписать такой орган в нашу правовую систему, это непростая задачка».

Путин отметил, что пандемия стала непростым испытанием для всего мира и привела к тому, что были переосмыслены ключевые принципы социального общения, в том числе отношения между государством и гражданином. В ходе встречи Владимир Путин также говорил об образовании в пандемию, о блокировке иностранных интернет-ресурсов и о законодательстве об иноагентах. Вот его ключевые высказывания:

Об онлайн-образовании в пандемию:

«Чрезвычайно важно, я уже говорил на встрече с волонтерами недавно, вспоминал о позиции Генерального секретаря ООН, который говорит о том, что мы можем потерять целое поколение, поскольку в условиях пандемии наносится существенный ущерб всему процессу образования, особенно это касается детей школьного возраста. И здесь чрезвычайно важен доступ к современным способам получения знаний: это и «железо», которое дорого стоит, сама компьютерная техника, всякое программное обеспечение, доступ к скоростному интернету и так далее. Сколько мы видели у нас связанных с этим проблем. Вместе с тем страна оказалась готова лучше , чем мы даже сами ожидали, и лучше, чем многие другие государства мира к переходу в онлайн не только в сфере образования. Хотя этого недостаточно. Будем над этим работать. У правительства есть план действий».

О блокировке иностранных интернет-платформ:

«Конечно, я вижу риски, связанные с блокировками деятельности иностранных сетей, которыми пользуются многие тысячи российских граждан, в том числе, как вы сказали, используют эти возможности, зарабатывая себе на жизнь. Надо действовать здесь очень аккуратно. Хотя вы сами и показали, что делают наши так называемые партнеры. Вот они занимаются цензурой, это поле информационного противоборства. Не мы это делаем, обращаю внимание ваше на это. Но мы вынуждены на это как-то реагировать, как-то отвечать. Давайте, разумеется, будем делать таким образом, чтобы самим себе в ногу не стрелять. Будем развивать свои собственные сервисы, собственные возможности, свои Сети, предоставлять качественные услуги у себя и не будем ограничивать людей там, где совершенно это не имеет никакого смысла. Я всегда исходил из того, что любые наши ответные действия не должны идти нам самим во вред».

О законодательстве об иностранных агентах:

«Изобретаются новые способы получения денег из-за границы для осуществления своей деятельности — это первое. Второе — все-таки мы исходим из того, что это не ведет к каким-то запретительным шагам дальше со стороны государства. Поэтому, если вы считаете, что здесь есть риски, то, безусловно, и если там юридическая техника недостаточно ясно излагает принципиальные моменты этого закона, то, конечно, над этим нужно поработать, я согласен. Что касается того, чтобы иноагенты входили в общественные советы органов власти, звучит это странновато, конечно. Я не могу себе представить, чтобы иноагенты в США пришли и потребовали, чтобы их пустили там в общественный совет Госдепа. Смешно даже говорить. Или в министерство внутренней безопасности. Вы понимаете, что это смешно? Можно представить, что у нас обсуждаются эти вопросы, но чтобы там это было возможно, это просто в голове не укладывается. Вспомните недавние события, когда наших граждан там в тюрьме держали, обвиняя их в том, что они иноагенты, без всяких на то оснований. Тем не менее я согласен с вами в том, что если риски есть, то надо посмотреть внимательно, нельзя, чтобы это как-то ограничило людей, ограничило их деятельность. Мы всегда исходили из того, что связано только с одним — с обеспечением невмешательства в наши внутренние дела со стороны иностранных государств, над чем они активно работают».

Кроме того, Владимир Путин высказался о возможности широкой амнистии. «Надо внимательно посмотреть, но этот инструмент гуманизации не должен быть забыт», — сказал глава государства. Он также отметил, что в России в два раза сократилось количество лиц в тюрьмах и в четыре раза — число арестованных.

В ходе заседания Путин также отметил, что не имеет принципиальных возражений против того, чтобы не связывать помилование человека с обязательным признанием им вины.

Эта встреча Путина с членами СПЧ отражает общую недемократическую тенденцию, считает политолог Константин Симонов.

Константин Симонов политолог «Общая тенденция ясна — гайки закручиваются, и здесь никакой СПЧ их не открутит назад. В этой ситуации СПЧ выполняет роль просителя по частным случаям, то есть общую тенденцию СПЧ изменить не сможет, да он и не будет это делать. Понятно, что и состав его сформирован таким образом, что общий тренд он менять не будет. Прошлый состав СПЧ был более оппозиционным, но и он общую тенденцию не мог изменить, но, по крайней мере, он активнее спрашивал, задавал вопросы по каким-то кейсам. Сегодня тоже эти вопросы были. Но это было бы совсем странно, если бы СПЧ не спросил по ярким историям, типа истории с Сафроновым или истории с журналисткой из Нижнего Новгорода. Ответы получили вполне конкретные. Сафронов не как журналист виноват, а как человек, который передавал информацию западным спецслужбам. Потом выяснилось, что оговорка была, но какая разница, уже не принципиально. Журналистка совершила акт самоубийства, но не потому, что у нее были обыски, а по другим причинам. Цензура есть, но она за рубежом, в России никакой цензуры нет, наоборот, наши граждане сталкиваются с цензурой в зарубежных СМИ. Ходорковский практически признал свою вину. То есть в этом плане все такие острые темы получили достаточно жесткий ответ и в чем-то предсказуемый».

Впервые встреча президента с членами Совета по правам человека прошла в онлайн-формате.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию