16+
Пятница, 16 апреля 2021
  • BRENT $ 66.93 / ₽ 5071
  • RTS1497.05
25 марта 2021, 10:03 Право

Борис Шпигель: мой арест — попытка отобрать у меня бизнес

Лента новостей

Глава «Биотэка» ответил на вопросы «Коммерсанта» из изолятора временного содержания. В связи с состоянием здоровья он опасается за свою жизнь

Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС

Обновлено в 13:33

Глава фармхолдинга «Биотэк» Борис Шпигель утверждает, что его арестовали, чтобы заставить его отдать свой бизнес, пользуясь тем, что у него очень плохое здоровье. По его словам, еще девять месяцев назад некие люди из ФСБ вынуждали его отдать контрольный пакет компании в обмен на «крышу», угрожая тюрьмой.

Шпигель рассказал об этом в интервью из изолятора на Петровке, передав через правозащитников ответы на вопросы газеты «Коммерсантъ». Он назвал свое состояние «очень тяжелым», рассказал, что у него обнаружен рак и он практически не может самостоятельно передвигаться. «Я не жилец, это точно», — сказал бизнесмен.

«В понедельник в больнице мне сделали КТ и отпустили под «наблюдение врачей-кардиологов». Кроме этого, на КТ у меня было найдено онкологическое заболевание — опухоль в брюшной полости. Для меня это плохой сюрприз. Мне срочно нужно обследоваться и консультироваться с онкологом. Но в изоляторе никаких кардиологов и онкологов нет! Есть только фельдшер, мое содержание здесь незаконно. Мои заболевания подпадают под 3-е постановление правительства и препятствуют моему содержанию под стражей.

Сейчас я очень плохо себя чувствую. Ночью я сплю со специальным аппаратом, который позволяет мне дышать. Любые перемещения даются мне с большим трудом. У меня нет сил даже ходить. Я не жилец, это точно. Вчера на суде я сказал: «Вы что, хотите получить второго Магнитского? Вы его получите!» Я просто здесь умру.

Вряд ли меня отпустят под домашний арест. Я считаю свое дело полностью политическим. И дело именно во мне, а не в губернаторе. Девять месяцев назад ко мне домой приходил оперативник. Меня попросил его принять полковник ФСБ, с которым мы были давно знакомы. Этот сотрудник пришел ко мне домой и стал говорить, что я должен поделиться своим бизнесом. Он мне предлагал «крышу» и говорил, что мне нужно отдать контрольный пакет моего бизнеса. Ведь вы знаете, весь фармацевтический бизнес сейчас находится под теми или иными силовиками и только «Биотэк» был ни под кем.

Я отказался делиться бизнесом в том разговоре и отказался от «крыши». И тогда этот сотрудник мне сказал: «Если вы отказываетесь, мы будем разговаривать с вами в другом месте». И представляете, именно этот сотрудник задерживал меня в аэропорту несколько дней назад. И уже здесь он мне сказал: дайте показания на губернатора, что вы давали ему взятки, и тогда вы пойдете домой. Но я снова отказался.

Я не давал взятки губернатору — мне это просто было не нужно! Я в Пензенской области очень давно работаю, меня там все знают, и мой вес значительно выше, чем вес губернатора. Часы, которые я подарил Ивану Белозерцеву, это был чисто символический новогодний подарок. Я получил от него корзинку с фруктами. Мне стало неудобно, что я его не поздравил, у меня ничего не было приготовлено, и я, честно говоря, взял часы из своей коллекции и послал ему.

То, что со мной происходит, — это чистый заказ. Я думаю, что никому не нравилось, что мой бизнес растет и выручка растет. И меня просто решили выкинуть с рынка. Следователь мне говорит: все равно ты сядешь, все равно поедешь в зону. Но я просто боюсь, что я умру».

В выписке из медицинской карты Бориса Шпигеля из 36-й горбольницы (ГКБ имени Иноземцева), которая имеется в распоряжении Business FM, говорится, что его доставили туда 22 марта из Басманного суда (начавшийся там процесс по ходатайству следствия об аресте бизнесмена прервали из-за его плохого самочувствия) с диагнозом «ишемическая болезнь сердца», «постинфарктный склероз», «стентирование коронарных артерий» с синдромом ночного апноэ и другими сопутствующими заболеваниями.

Пациент жаловался на одышку при незначительной физической нагрузке, удушье в горизонтальном положении, головокружения, отеки ног, общую слабость и «снижение толерантности к физической нагрузке». Его состояние врачи оценили как «средней тяжести».

При проведении обследования Шпигеля, в частности компьютерной томографии грудной клетки, в верхней части брюшной полости медики обнаружили «объемное образование», расположенное, скорее всего, в одной из почек. При выписке 23 марта, когда врачи оценили состояние больного как удовлетворительное, Шпигелю рекомендовали наблюдение у кардиолога, а также консультацию врача-онколога.

Адвокат Шпигеля Виктория Бурковская подтвердила радиостанции подлинность этого документа, отметив, что он был озвучен защитой 23 марта на заседании суда при решении вопроса об избрании бизнесмену меры пресечения. По ее словам, врачи действительно считают, что у Шпигеля онкологическое заболевание.

Виктория Бурковская адвокат Бориса Шпигеля «После его госпитализации из зала заседания было проведено обследование. Действительно, у него выявлено подозрение на серьезное онкологическое заболевание и ему рекомендована немедленная, крайне быстрая консультация онколога, и защита достаточно подробно и долго говорила об этом в суде в день избрания меры пресечения».

Бурковская отметила, что защита представила суду выписные эпикризы Шпигеля «как минимум с середины 2000-х годов». На заседании допросили личного лечащего врача бизнесмена. Однако прокуратура встала на сторону следствия и высказалась за арест. Вот что говорит Виктория Бурковская:

«Прокуратура заняла позицию, что поскольку это лечащий врач Бориса Исааковича, то, по всей видимости, он не независимый. Но это, мне кажется, очень спорная позиция, потому что любой человек, который кого-то лечит, прежде всего, разбирается в состоянии своего пациента. Здесь не вопрос зависимости или независимости, а вопрос консультаций, плюс все заключения подтверждались многочисленными выписками из самых разных клиник. Сейчас защита получает документы из зарубежных клиник, в том числе чтобы подтвердить очевидный факт, что Борис Исаакович болен давно и склонен, к сожалению, к резким постоянным ухудшениям, что требует постоянной кардиологической помощи. Мы будем добиваться медосвидетельствования и изменения Борису Шпигелю меры пресечения в соответствии с законом».

На заседании по вопросу о заключении под стражу задержанный вначале даже не стал противиться аресту и оставил этот вопрос «на усмотрение суда», сказав, что «он не жилец» и арест «не переживет».

Адвокаты, побывавшие у фигуранта в ИВС вечером 24 марта, отметили, что их подзащитный был очень благодарен сотрудникам изолятора, которые помогают ему передвигаться и фактически заменили медиков. «Они водят его в прямом смысле как медицинский персонал», — сказала Бурковская. При этом адвокат также подтвердила и заявление предпринимателя о поступившем ему от сотрудников ФСБ предложении отдать бизнес.

«Я не присутствовала при его допросе [у следователя], а вчера — да, он мне рассказал. Я, честно говоря, сама задала ему вопрос, поступали ли ему какие-либо предложения [отдать бизнес], и он рассказал мне ровно то же самое, что в беседе, которая была опубликована в качестве его интервью. Да, у него есть такая версия событий, ее надо проверять, и защита будет ее проверять. Да, действительно, я это подтверждаю».

Защита утверждает, что имеющиеся у Шпигеля болезни — тяжелая форма тромбоэмболии и гипертония 3-й степени — входят в утвержденный правительством России перечень заболеваний, с которыми заключение под стражу запрещено. Адвокаты намерены настаивать на переводе Бориса Шпигеля под домашний арест или запрет определенных действий и рассчитывают, что решение об этом примет Мосгорсуд. На подачу апелляционной жалобы закон отводит три дня, которые истекают 26 марта.

Следствие считает, что в прошлом году Шпигель передал пензенскому губернатору Белозерцеву взятку на 30 млн рублей наличными деньгами и дорогими часами. Таким образом якобы его компания «Биотэк» пыталась получить преференции в заключении госконтрактов в Пензенской области. Губернатор Иван Белозерцев тоже арестован и отправлен в отставку с формулировкой «в связи с утратой доверия».

Глава фармацевтического холдинга «Биотэк» отрицает вину в даче взяток. Он утверждает, что большую часть средств перечислил на строительство психоневрологического диспансера для пациентов, перенесших инсульт.

Интервью Шпигеля прокомментировали в Кремле. Отвечая на вопросы журналистов, пресс-секретарь президента Дмитрий Песков отметил, что медслужбы СИЗО, скорее всего, учтут состояние здоровья бизнесмена.

— Следят ли в Кремле за делом бизнесмена Шпигеля? Там довольно серьезное состояние с его здоровьем.

— Признать человека виновным может только суд. В данном случае есть решение суда о задержании, он будет находиться в СИЗО. Действительно, мы ознакомились с сообщениями о том, что у Шпигеля очень плохое состояние здоровья, и, конечно, наверняка соответствующие медицинские службы, которые имеются в СИЗО, будут это учитывать.

— Он в интервью, опубликованном в «Коммерсанте», рассказал, что за его делом, по его мнению, стоят сотрудники ФСБ, которые хотели забрать у него контрольный пакет «Биотэка», а после отказа возбудили против него дело. Дело в том, что это не первый случай, когда крупный бизнесмен жалуется на подобную тактику поведения силовиков. Видел ли Кремль это заявление Шпигеля?

— Да, мы видели. Вместе с тем мы никак не можем это комментировать, потому что это не наша функция.

— Возможно, есть смысл какой-то проверки этих заявлений?

— Нет, это не наша функция, мы этим не занимаемся. В случае, если какие-то незаконные действия имели место в отношении предпринимателя, любой предприниматель может и должен обращаться к правоохранительным органам. Нам неизвестно, были ли такие обращения в правоохранительные органы.

В изоляторе рассматривают вопрос о госпитализации Шпигеля в больницу «Матросской Тишины», сообщила член ОНК Ева Меркачева.

Накануне Шпигеля посетил и член Общественной наблюдательной комиссии Москвы Александр Хуруджи. По его словам, при принятии решения об аресте бизнесмена суд руководствовался документами, предоставленными следователями. В них было сказано, что медицинских препятствий для ареста Шпигеля нет. Однако есть и другие документы, на которые следствие внимания не обратило, рассказал Хуруджи в разговоре с Business FM.

Александр Хуруджи правозащитник, член Общественной наблюдательной комиссии Москвы «У него узенькая, маленькая камера, которая совершенно не коррелирует с его габаритами. Но ему, по большому счету, сейчас не до этого, потому что фактически человек лежит, рядом с ним лежит аппарат для дыхания, куча таблеток, один сокамерник, который тоже недавно туда попал. В данный момент он находится в ИВС. В ИВС на Петровке обычно около 40 человек содержится, на них приходится один фельдшер, который должен успеть помочь всем. Поэтому совершенно очевидно, что его как можно скорее необходимо переводить в «Матросскую Тишину», где есть хоть какая-то больница, пока будет рассматриваться апелляция. Совершенно очевидно, что человек не прикидывается, он реально очень габаритный, в случае возникновения каких-то ситуаций он просто не может сам себе помочь, а его сокамерник не обязан это делать, но даже если он захочет это сделать, он просто не сможет, потому что он очень тяжел. Вероятность перевода под домашний арест с прописанием большого количества ограничительных мер, на мой взгляд, достаточно высокая».

История Шпигеля вызывает доверие: если ему так нужен домашний арест, зачем ему врать и накалять конфликт, отметил руководитель «Политической экспертной группы» Константин Калачев.

— Я готов усомниться в деталях, связанных с подарком, сделанным губернатору Пензенской области, что он хотел якобы Шпигелю вернуть дорогие часы. В этом я еще готов усомниться. А во всем остальном, я думаю, что Борис Шпигель рассказывает все то, как оно есть. Причем этот рассказ похож уже на акт отчаяния. В принципе, так все и работает, ничего в этом удивительного нет, все мы прекрасно знаем о существовании всякого рода «крыш». В принципе, рассказ Шпигеля похож на правду и, скорее всего, правдой и является, иначе зачем ему так подставляться. Понятно, что неплохо было бы привести доказательства, назвать фамилии, но, опять-таки, к чему это приведет.

— Он говорит о том, что во всей этой истории ключевое действующее лицо, скорее всего, даже он, а не губернатор.

— Да, я с самого начала так и говорил. Первый же мой комментарий на эту тему был — давайте искать в этой истории второе дно. Белозерцев обеспечивал электоральные успехи партии власти, не самый плохой губернатор. Да, кто-то возражал против его переназначения в 2020 году, но так или иначе его переназначили. Политическая целесообразность не просматривается никак.

— На ваш взгляд, есть ли у Шпигеля шансы получить домашний арест?

— Мне кажется, что как раз после этого интервью шансы на домашний арест стремятся к нулю. В качестве инструмента защиты он выбрал интервью и публичность, нанес имиджевый урон одной из правоохранительных структур. Подобные вещи вряд ли прощают.

Борис Шпигель также рассказал, что во время обысков у него дома изъяли коллекцию старинных книг, а в квартире его дочери — драгоценности. Эти кольца и украшения подарил Светлане Шпигель ее бывший супруг, народный артист России Николай Басков.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию