16+
Суббота, 17 апреля 2021
  • BRENT $ 66.72 / ₽ 5059
  • RTS1497.05
30 марта 2021, 19:44 Право

Риторические вопросы в деле полковника Захарченко

Лента новостей

«Все надумано и придумано», — так прокомментировал бывший высокопоставленный силовик в суде обвинение в получении взяток на сумму свыше 1,4 млрд рублей. Его адвокаты считают, что второе уголовное дело стало следствием корпоративного конфликта бизнесменов и банкиров

Дмитрий Захарченко.
Дмитрий Захарченко. Фото: пресс-служба Пресненского суда Москвы

Пресненский суд Москвы приступил к рассмотрению второго уголовного дела экс-полковника МВД Дмитрия Захарченко, в ходе обысков у родственников которого нашли 8,5 млрд рублей. На этот раз его обвиняют в двух эпизодах получения взяток на общую сумму 1,4 млрд рублей «за общее покровительство». В частности, по версии обвинения, Захарченко «крышевал» деятельность так называемой «Площадки», занимавшейся незаконными банковскими операциями. Свою вину подсудимый не признал, назвав обвинение «нонсенсом». Трое других фигурантов высказали схожую позицию.

Назначенное на 14:00 заседание стартовало с часовым опозданием. Предвидя интерес прессы, трое подсудимых — совладелец «Группы компаний 1520» (одного из крупнейших подрядчиков РЖД) миллиардер Валерий Маркелов, адвокат Виктор Белевцов и житель Ростовской области Василий Критинин — подстраховались: они надели шапки и бейсболки, а сверху накинули капюшоны курток. Образ дополняли медицинские маски — так что личности подсудимых, напоминавших полярников, было практически невозможно идентифицировать. Не прятал лица лишь Дмитрий Захарченко, который даже не стал надевать маску.

Он же солировал, когда прокурор Милана Дигаева озвучила обвинительное заключение. Кстати, та же прокурор поддерживала обвинение и по первому делу полковника, рассмотрение которого завершилось в 2019 году сроком в 12,5 года. Тогда Захарченко был осужден за один эпизод взяточничества в размере 3 млн рублей, а также за воспрепятствование производству предварительного расследования (ч. 6 ст. 290 и ст. 294 УК РФ).

На этот раз бывшему заместителю начальника управления «Т» (занималось правонарушениями в сферах ТЭК и химии) Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции (ГУЭБиПК) МВД России вменили два эпизода получения взяток — в крупном и особо крупном размерах (ч. 5 и ч. 6 ст. 290 УК РФ).

Миллиард за покровительство

Первый эпизод дела связан с оплатой полковнику новогоднего отдыха в Сочи на сумму 844 тысячи рублей. По данным гособвинения, пребывание Захарченко в гостиничных комплексах «Гранд Отель Поляна» и «Поляна 1389 Отель и спа» с 29 декабря 2015 года по 9 января 2016 года профинансировал председатель совета директоров частной компании «Газпром автоматизация» («Газпрома» нет в структуре акционеров) Авшолум Юнаев через свою знакомую. Деньги, согласно материалам дела, платились за «общее покровительство» Юнаева, его компании «и других представляемых им юридических лиц».

Второй, основной эпизод дела касается получения Захарченко взяток с 2007-го по 2016 год на общую сумму более чем 1,4 млрд рублей от группы бизнесменов: совладельцев ООО «Группа компаний 1520» Валерия Маркелова и Бориса Ушеровича, а также бывших вице-президентов Инкредбанка Дмитрия Моторина и Ивана Станкевича. Трое последних уехали за рубеж и были заочно арестованы в России.

Фигуранты, как установило следствие, организовали и использовали так называемую «Площадку». Аналог автоматизированной банковской системы (АБС) «Специальный учет» (другое название — eb2) был задействован для нелегальных банковских операций (обналичивание, вывод денег за границу) руководителями Инкредбанка, а также банков СТБ и «Новое время». «Площадка» была интегрирована в официальные банковские системы.

В задачу Захарченко входило сделать так, чтобы участники преступной группы и подконтрольные им фирмы не попали в поле зрения правоохранителей. С 16 ноября 2007 года по 15 мая 2009 года Захарченко платили по 150 евро ежемесячно. В общей сложности он получил за этот период 2 млн 850 тысяч евро, или более 109 млн рублей. Деньги переводились на виртуальный счет Захара Хитрого.

С конца 2008-го по май 2009 года между Маркеловым и Ушеровичем с одной стороны и Горбунцовым с другой возник конфликт. Было возбуждено уголовное дело. Восстановить доверительные отношения бизнесменам и продолжить деятельность «Площадки» удалось лишь в 2011 году.

С 17 февраля 2011-го по 30 августа 2016 года Захарченко стали перечислять 20% ежемесячного незаконного дохода «Площадки» по видам валюты (в рублях, евро и долларах). Деньги отправлялись на виртуальные счета полковника, который теперь значился под псевдонимом Партнер. В 2018 году он был изменен на Вишенку. Всего таким образом силовик получил 1 млрд 303 млн рублей.

Маркелову инкриминировали дачу взятки в крупном размере (ч. 5 ст. 291 УК РФ), а Белевцову и Критинину — посредничество во взяточничестве (ч. 4 ст. 291.1 УК РФ). Последний, согласно материалам дела, являлся номинальным директором четырех компаний, существовавших при «Площадке».

«Неконкретное» обвинение

Выслушав фабулу обвинения, все подсудимые заявили, что не признают вину. Так, Валерий Маркелов, который на следствии предпочел не давать показаний, был краток. «Ни в какой преступной группе я не состоял», — сказал он. Виктор Белевцов выступать не захотел, но его адвокат указал, что фигуранта фактически судят за выполнение им его профессиональных обязанностей. Немного по фабуле высказался Василий Критинин. Он заявил, что обвинение ему непонятно. «Все его формулировки расплывчаты и некорректны, имеются лишь общие фразы. Мне непонятно, в чем же я обвиняюсь и какие запрещенные законом действия я совершил?» — задал он вопрос.

Когда же судья спросил Дмитрия Захарченко, признает ли он вину, тот встрепенулся и с готовностью ответил: «Естественно, нет, ведь она отсутствует». По словам подсудимого, из озвученной фабулы обвинения ему неясно, «в каких конкретных действиях или бездействиях» выразилось его общее покровительство как по одному, так и по другому эпизоду. «Так какие же действия должен был совершить или не должен был совершить Захарченко?» — как всегда заговорил о себе в третьем лице подсудимый. Он назвал это нонсенсом. По мнению силовика, в деле отсутствует как состав, так и событие преступления. «Для меня даже оскорбительно то, что сказала прокурор», — вспомнил Захарченко прозвучавшие псевдонимы.

«Мы услышали, что предметом взятки являются имущественные права на безналичные денежные средства, которые учитывались на виртуальных расчетных счетах, были отражены в АБС. Но не указан источник формирования этих денежных средств. Это как на заборе написать», — начал он юридический ликбез. При этом подсудимый посетовал, что непонятно, как можно было пользоваться и распоряжаться реальными деньгами с виртуальных счетов. «Самое главное — это предмет взятки. Поэтому я бы хотел услышать ответы обвинения на эти вопросы», — настаивал Захарченко.

«Да, я отдыхал, а в чем тут состав преступления?» — вопрошал он. Подсудимый утверждал, что вернул деньги Юнаеву за путевку еще до отъезда на курорт. «Эта была возмездная сделка. Юнаев купил путевку заранее. Если бы я ее не выкупил, она пропала бы. Эта история взята из нездорового воображения нездоровых граждан, — горячился фигурант. — И вы, ваша честь, вынуждены это слушать». «Все надумано и придумано. Я, естественно, буду доказывать свою невиновность, но она уже доказана материалами дела», — подвел он черту своему выступлению.

Комментируя обвинение, адвокат Дмитрия Захарченко Александр Горбатенко сказал, что показания о возврате Юнаеву денег за путевку на следствии дала бывшая гражданская жена его подзащитного. Последняя утверждала, что передала их через личного помощника Юнаева, которого считала одним из его племянников. «Помощник сказал, что деньги взял», — заявил Business FM адвокат.

Что же касается основного эпизода дела, то, по его мнению, оно выросло из конфликта, который возник между Валерием Маркеловым и Борисом Ушеровичем с одной стороны и бывшим владельцем Инкредбанка Германом Горбунцовым, на показаниях которого фактически было построено дело. Он уехал в Великобританию, а в России находится в розыске по делу об убийстве Александра Минеева — основателя фирмы «Партия».

Привет из Лондона

По версии защиты, Захарченко в силу служебных полномочий не мог покровительствовать банкирам. «Ему, по сути, предъявлено «крышевание» незаконной банковской деятельности. Но в перечень его обязанностей этот вид деятельности не входил. Он мог повлиять на деятельность в сфере строительного или энергетического комплекса, но не банковской», — уверяет Горбатенко. По его словам, именно поэтому Дмитрию Захарченко в итоге не вменили статью 172 УК РФ («незаконная банковская деятельность»).

При этом фигурантами дела об организованном преступном сообществе и незаконной банковской деятельности (ст. 210 и 172 УК РФ), которая под конец существования «Площадки» велась на базе банка «Новое время», проходят 50 человек. Многие из них длительное время провели под стражей и в итоге были освобождены. Расследование этого дела завершено, фигуранты знакомятся с материалами. Одним из фигурантов является объявленный в розыск бенефициар банка «Новое время», гражданин Украины Валерий Раздорожный. Его действия подробно описаны и в деле Дмитрия Захарченко, но его фигурантом он так и не стал.

«На него распределялась прибыль от деятельности «Площадки». Возникает риторический вопрос — а где господин Раздорожный в нашем деле? Он же тоже должен быть в ОПГ, которая якобы давала взятки Захарченко, — сказал Александр Горбатенко. — Мне понятно одно — там был конфликт в банке СТБ и Инкредбанке между Маркеловым и Ушеровичем с одной стороны и Горбунцовым — с другой. Горбунцов сбежал, живет в Лондоне, вот и прислал «привет» своим оппонентам».

Процесс продолжится 8 апреля. Ожидается, что в этот день прокуратура начнет допрос свидетелей, которых в списке обвинения более 50 человек.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию