16+
Четверг, 23 сентября 2021
  • BRENT $ 74.85 / ₽ 5462
  • RTS1747.31
18 августа 2021, 07:33 Недвижимость

Деревянное домостроение. Часть II: почему рынок говорит «нет»

Лента новостей

Какие факторы сегодня тормозят развитие деревянного сегмента индивидуального жилищного строительства в России?

Фото: depositphotos.com

Недавно аналитики сервиса сравнения цен и товаров Price.ru (входит в холдинг S8 Capital) изучили нынешний взгляд россиян на загородное строительство (исследование есть у Business FM). Выяснилось, что, например, спрос на кирпич по сравнению с летом прошлого года подскочил на 1110%. Даже если в пресс-релизе компании ошибка и рост составляет 110%, все равно много, а уж если показатель верный, и говорить нечего.

А вот интерес к строительству домов из клееного бруса упал на 14%, и вовсе не потому, что дерево вдруг перестало нравиться. «Мы отмечаем высокий интерес к строительству домов из кирпича. Это связано с удорожанием почти в два раза за полгода пиломатериалов и домокомплектов из дерева, которое привело к тому, что строительство домов из бруса стало дороже других материалов — того же кирпича, бетона, блоков. И тенденция к последующему росту цен на древесину сохраняется», — отмечает генеральный директор Price.ru Елена Суховей.

Про рост цен все, в том числе Business FM, рассказывали подробно и не единожды. Конечно, заготовка древесины — достаточно затратный вид деятельности, с этим утверждением первого заместителя министра лесного хозяйства Красноярского края Алексея Большакова трудно спорить. «Стоимость складывается из затрат на заготовку и доставку леса, из мероприятий по лесовосстановлению и противопожарной безопасности в лесах, из капризов погоды (теплая или сильно холодная зима, весенние и осенние дожди, не говоря уже о лесных пожарах), из строительства и состояния дорог (поскольку наибольший объем древесины заготавливается в зимнее время). Ну и, конечно, из конъюнктуры мирового и внутреннего рынка», — объясняет Алексей Большаков.

Как считает директор по работе с госорганами Ассоциации деревянного домостроения, директор московского представительства компании «Тамак» Вадим Фидаров, эта самая конъюнктура в прошлом году сыграла и в текущем продолжает играть против деревянного домостроения — сегмента, ориентированного в основном на внутреннего потребителя.

Вадим Фидаров директор по работе с госорганами Ассоциации деревянного домостроения, директор московского представительства компании «Тамак» «Если раньше на экспорт поставляли в основном крупные компании, которые практически не работают с внутренним рынком, то с конца лета 2020 года многие небольшие и средние производители, которые были ориентированы преимущественно на российского покупателя, стали также смещать акцент на поставки за рубеж. Поставщики пиловочника, естественно, также начали увеличивать цены, а объемы лесозаготовки практически не выросли. В таких условиях инвестировать в создание серьезных производств деревянных домов, деревянных строительных конструкций без создания своей лесосырьевой базы очень рискованно. Реализовать столь сложные вертикально интегрированные проекты под силу только крупным холдингам, которые пока предпочитают более доходные направления».

Вдобавок никуда пока не делась проблема недостаточной развитости транспортной инфраструктуры как в самих лесах, так и в целом в районах лесозаготовок. Например, во время визита журналистов в город Кодинск, где расположено инновационное предприятие «Ангара лес» — одно из крупнейших в Сибири, много говорилось о крайней необходимости строительства новой железнодорожной ветки. Сейчас ближайшая станция находится в 180 километрах, новая, более близкая и удобная «железка» позволила бы нарастить производственные мощности не только «Ангаре лесу», но и целому пулу предприятий региона. Главное ведь, и замысел такой был, и даже два замысла, но, видимо, пока ни государство, ни руководство РЖД не видит для этого строительства четких экономических обоснований. Поэтому вскоре по «зимникам» опять поедут груженные лесом машины — за 180 километров, к ближайшей станции.

Кстати, в подтверждение слов Вадима Фидарова о том, что крупные холдинги пока предпочитают, может, уже и не более доходные, но точно менее трудоемкие направления: совсем скоро «Ангара лес» выйдет на рынок строительства домов из клееного бруса, а пока в районе стоящего посреди тайги Кодинска на 700 километров ни одного предприятия, производящего хоть что-то для деревянного домостроения. И если какая нужда — тот же клееный брус везут из Красноярска, а это 476 километров по прямой на вертолете или 694 километра по автомобильным дорогам, мало напоминающим скоростное шоссе.

Безусловно, это проблема не только Кодинска. «Притом что рынок ИЖС растет, что стало особенно заметно на фоне пандемии, крупных игроков, способных удовлетворить спрос, сегодня нет. Есть компании, которые поставляют пиломатериалы, но их производственные мощности недостаточны для того, чтобы производить 500 домокомплектов в год, например. На этом рынке нет пока ни генподрядчиков, ни крупных производителей», — сокрушается руководитель направления загородной недвижимости группы «Самолет» Иван Виноградов. И специалистов, умеющих работать с таким требовательным, требующим регулярного обслуживания материалом, как дерево, на рынке тоже очень мало, и регламентов, например, в сегменте строительства из CLT-панелей нет, и много чего еще не хватает, подводит черту эксперт.

Но вернемся к ценам. Конечно, покупатели не могли не отреагировать на подорожание, благодаря которому дома из клееного бруса вошли в один ценовой сегмент с коттеджами, например, из керамических блоков. Ведь даже каркасные дома, которые руководитель проекта Ruza Chalet Михаил Африканов называет надеждой комфорт-класса (теперь, наверное, бывшей), выросли в цене настолько, что подчас стало выгоднее приобрести дом из газобетона.

Михаил Африканов руководитель проекта Ruza Chalet «Выгода тут не только и не столько в первоначальной стоимости — каркасные дома больше любых других с возрастом теряют в ликвидности. Поэтому и здесь покупательские предпочтения начинают смещаться в сторону альтернатив дереву. Например, хороший каркасный дом площадью около 200 квадратных метров с отделкой обойдется в среднем в 12 млн рублей. Вместе с подходящим участком в Подмосковье — уже все 16 млн. В этом ценовом диапазоне появляется соблазн купить более ликвидный вариант. Таким образом, добротные деревянные дома из клееного бруса стали стремиться по стоимости в премиум-сегмент, а их нынешние типичные покупатели — или весьма обеспеченные люди, которые могут пренебречь подорожанием, или те, для кого экология и дерево настолько важны, что они готовы идти на компромиссы в других параметрах».

Есть ли иные, кроме жесткого госрегулирования, способы снизить цены — главный вопрос, которым задаются сегодня эксперты. Они, конечно, есть. Например, Вадим Фидаров подчеркивает, что в отрасли производства деревянных домов и строительных деревянных конструкций практически все современные заводы работают на иностранных станках и технологиях, хотя использование конкурентоспособного российского оборудования позволило бы снизить первоначальные затраты и срок окупаемости, а также расходы на обслуживание и ремонт. «Однако это дело даже не на десять лет, а на двадцать. Решать все нужно системно и постепенно, начиная с выпуска более простого оборудования и оснастки и переходя к более сложному. Для этого придется, по сути, создать данное отраслевое направление с нуля. Это стратегическая задача, которую государство совместно с частным бизнесом может решить», — уверен Вадим Фидаров.

Еще одна тема, не напрямую, но косвенно связанная с возможностью регулировать цены, — переход от экстенсивной к интенсивной модели вырубки и восстановления лесов. Как подчеркивает ректор Института леса имени Сукачева Сибирского отделения РАН Александр Онучин, это, в частности, позволит России избежать быстрого наступления эпохи дефицита качественного сырья, с которым уже столкнулись многие «лесные» страны. К тому же данная модель направлена на глубокую переработку ныне мало востребованной низкотоварной древесины — стало быть, предприятия будут в большем выигрыше, а лес — в большей сохранности. Неслучайно же директор по управлению девелопментом компании «Партнер-строй» Денис Бадиков говорит, что «в спросе на дерево играет свою роль мода на экологичность, внедрение экостандартов, но нужно помнить, что серьезное увеличение доли деревянного домостроения может привести к массовым вырубкам леса». «Все-таки в желании жить в доме из дерева не нужно упускать возможности жить рядом с лесом, а не с вырубкой», — отмечает Бадиков.

Есть еще целый клубок проблем, которые эксперты рынка деревянного домостроения причисляют к разряду ключевых. «Наряду с устаревшими нормами по оценке долговечности и сроку службы зданий из деревянных конструкций в массовом сегменте деревянные дома воспринимаются как менее долговечные, которые потом труднее перепродать или придется давать большую скидку, чем дома из газобетона. Во многом это связано со случаями некачественного проектирования и строительства, особенно низкобюджетных домов, многие из которых возводятся бригадами-фрилансерами с недостаточным уровнем знаний и навыков, нередко и без проектной документации. Эту ситуацию нужно и можно менять», — призывает Вадим Фидаров. Особенно если учесть, что серый рынок мешает развитию производственных и строительных компаний, цены которых на порядок выше, так как они работают легально, платят все налоги, содержат штат сотрудников, закупают оборудование и так далее.

Также необходимы новые стандарты и правила проектирования и организации строительства домов по различным технологиям деревянного домостроения. Кроме того, требуется пересмотр норм по оценке расчетного срока эксплуатации и нормативного срока службы деревянных зданий, построенных из современных материалов и конструкций. «К примеру, в австрийском стандарте ÖNORM B 2320 приведена информация о сроке службы деревянных домов 100 лет и более при соблюдении всех необходимых правил проектирования, строительства и эксплуатации, — рассказывает Вадим Фидаров. — По сути, это требования к зданиям из любых строительных материалов. Все это применимо в наших климатических условиях».

И еще профессионалы отрасли считают важным, с одной стороны, разработать профессиональные стандарты и внедрить их в образовательные программы профильных учебных заведений, а с другой — создать центры повышения квалификации не только для работников строительных специальностей, но и для архитекторов и проектировщиков. Как отмечают в Ассоциации деревянного домостроения, в Вологодской области уже имеется успешный опыт, который и нужно тиражировать по всей стране.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию