16+
Четверг, 23 сентября 2021
  • BRENT $ 76.20 / ₽ 5541
  • RTS1748.27
9 сентября 2021, 23:42 Политика

В китайской экономике начинается «культурная революция 2.0». Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

Власти КНР в рамках противодействия игромании временно прекратили выдавать разрешения на выпуск новых онлайн-игр. Но этим дело не ограничивается — государство усиливает вмешательство в экономические процессы по многим направлениям, отмечает политолог

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Китайские власти временно, на неопределенный срок приостановили выдачу разрешений для всех новых компьютерных видеоигр, оправдывая это борьбой с игровой зависимостью среди молодежи. Ранее, в конце августа, было принято решение резко ограничить для несовершеннолетних время, которое они проводят, играя в компьютерные игры. Теперь это можно делать только три часа в неделю. Игровую зависимость китайские власти называли при этом «духовным опиумом». На решение властей акции ряда китайских IT-компаний ответили резким снижением. Являются ли данные решения началом некоего нового курса Пекина?

Китайским IT-компаниям было указано властями на необходимость сосредоточиться не только на деньгах и прибыли, на интернет-трафике, но полностью поменять правила и дизайн компьютерных игр, с тем чтобы излишне не возбуждать в игроках азарт и зависимость. Похоже, Компартия Китая вспомнила, что она именно коммунистическая, и решила еще сильнее заняться моралью и нравственностью. Масштабы бизнеса китайских коммунистов ничуть не смущают. Нравственность дороже.

Объективно говоря, проблема игровой зависимости на фоне стремительного роста сегмента компьютерных игр существует во всем мире, а в азиатских странах особенно. Во всемирном масштабе компьютерные игры — один из самых быстрорастущих бизнесов. В них играют около 3 млрд человек. При этом игровой зависимостью, которую ВОЗ признала заболеванием еще в 2018 году, страдают до 1% населения.

Конечно, образованные люди во всем мире в большинстве своем разделяют опасения насчет пагубности излишнего увлечения подростков видеоиграми. Однако относительно регулирования в этой сфере существует два принципиально разных подхода. Один исходит из того, что не государству решать и предписывать, сколько «мой ребенок» должен сидеть в компьютере и что он там при этом видит, — это дело семьи, родителей. А иное есть тоталитаризм с далеко выходящими за рамки видеоигр последствиями уже в офлайн-реальности. Другая позиция исходит из того, что именно государство должно жестко регулировать в том числе и такие аспекты сугубо частной жизни. В Китае (и не только там, как мы знаем) государство считает себя верховным пастырем для своих подданных, которых имеет полное право окормлять по всем статьям, по каким сочтет нужным.

Видеоиграми китайские власти, в том числе в борьбе за умы подданных, далеко не ограничиваются. Речь идет действительно о своего рода «культурной революции 2.0», когда государство усиливает вмешательство в экономические процессы по многим направлениям.

Ранее в Китае взяли под госконтроль платформы онлайн-репетиторства, во многом под предлогом того, что там слишком много нежелательного контента. Ну и в борьбе за здоровье детей, разумеется. Компаниям, занятым в сфере развлечений, было строго указано, чтобы они не выпячивали, а, наоборот, «пригасили» тех артистов, которые занимают «неправильные политические позиции» или путаются в сексуальной ориентации, в пользу тех, кто занимает позиции патриотические. Интернет-платформам запретили публиковать списки популярности артистов и исполнителей и «наживаться» на этом, продвигая хиты.

Резко ужесточилось регулирование так называемых шеринговых компаний, включая совместные поездки, временный обмен жильем и так далее. В отношении тех же IT-компаний были ужесточены правила выхода на западные рынки и IPO. На этой почве, в частности, произошел конфликт между властями и основателем компании Alibaba Джеком Ма, который для последнего вылился в многомиллиардный штраф, и это еще не конец истории.

Китай создает собственную, на государственной основе, отрасль облачных технологий, и всем компаниям уже сейчас предписывают перемещаться из «облаков», созданных частными компаниями (вроде той же Alibaba, а также Huawei и Tencent Holdings), на те «облака», которые одобрены китайской компартией.

Ужесточается вообще регулирование всех интернет-платформ, включая электронную коммерцию, социальные сети, — в части таргетирования, использования персональных данных пользователей и соответствующих алгоритмов.

Добрались даже до мелких компаний по доставке еды, заставив усилить социальную защиту работников. Ужесточены правила онлайн-кредитования, установлены лимиты на межрегиональное кредитование.

Жесткие ограничения введены на использование биткоина, власти работают над государственным «криптоюанем». Занялись вплотную рынком недвижимости, ужесточив правила кредитования застройщиков и ипотеки для покупателей, оправдывая это, в частности, борьбой против надувания «пузырей».

На этом фоне остается открытым лишь один принципиально важный вопрос: приведет ли это в результате к выходу китайской экономики в целом на новые рельсы устойчивого развития под еще более жестким государственным надзором на фоне обострения конкуренции с США или же мы присутствуем при начале конца «китайского экономического чуда» в принципе?

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию