16+
Понедельник, 29 ноября 2021
  • BRENT $ 75.76 / ₽ 5650
  • RTS1638.72
25 октября 2021, 00:40 Политика

В чем виноват информатор, сообщивший о пытках в российских колониях? Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

Его вина может быть усмотрена не в том, что он огласил скандальные факты, а в том, что пошел не тем путем их оглашения, каковой предписан в таких случаях, считает политолог

Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Программист Сергей Савельев, ранее передавший Gulagu.net архив видео с пытками заключенных в российских колониях, попросил политического убежища во Франции. В свою очередь МВД объявило его в федеральный розыск, по утверждению самого беглеца — по статье за разглашение государственной тайны и шпионаж. После того, как правозащитный проект Владимира Осечкина Gulagu.net в начале октября начал публиковать видеозаписи с пытками, архив которых предоставил Савельев, они получили широкий резонанс. ФСИН уволила ряд сотрудников, причастных к нарушениям. Как теперь понимать уголовное преследование Савельева?

С обывательской точки зрения, нынешний поворот в деле программиста Савельева, который помог обнародовать огромный архив пыток в российских колониях, видится совершеннейшей дикостью. Как же так? Ведь он помог раскрытию преступления. Тем более, что после обнародования вопиющих фактов ряд должностных лиц уже понесли ответственность, потеряв свои должности. А поскольку Следственный комитет завел аж несколько уголовных дел по обнародованным фактам, то, скорее всего, только отставками дело не ограничится. Впрочем, обывательская логика далеко не всегда, как мы знаем, совпадает с правовой, тем более в нашей стране. К тому же в истории Савельева немало и других странностей и нестыковок.

Можно начать с того, что общественность узнала о том, что его могут обвинить в разглашении гостайны и шпионаже с его собственных слов. В картотеке МВД об объявлении его в розыск такого указания не содержится. И его формально могли объявить в розыск за то, что он, будучи условно-досрочно освобожденным, был обязан являться регулярно отмечаться в полицию. А он вместо этого скрылся за границей. При этом, как рассказывал уже сам Савельев, во время многочасового допроса в Пулковском аэропорту, следователи угрожали ему, утверждая, что слушали его телефоны и знают, что он передает информацию о пытках в колониях правозащитникам, упоминая при этом как раз возможность разглашения гостайны. Однако после этого его все равно отпускают.

Возможно, его спасло то, что при нем не нашли носителя искомой информации. Возможно, то, что он не является гражданином России, а гражданин Белоруссии. Но как при этом гражданин хотя бы союзного, но иностранного государства мог быть допущен не то что к секретной, но и просто к служебной информации ФСИН, да еще будучи заключенным, стороннему обывателю совершенно непонятно.

Возможно, следователи даже и отпустили Савельева в надежде на то, что вопиющий бардак в этом самом ФСИН, да еще касающийся пыток и сексуальных извращенных издевательств, все же не всплывет наружу или информацию удастся перехватить, а Савельева взять с поличным. Можно даже предположить и еще более тонкую игру: нельзя ведь до конца исключать, что некие силы в самих силовых структурах были и не против того, чтобы столь скандальная информация о ФСИН утекла наружу, но чужими руками. Впрочем, мы уже довольно глубоко залезли в дебри конспирологии.

Что касается уголовных обвинений Савельева, то с чисто правовой точки зрения у них может быть своя, отличная от обывательской, логика. То есть его вина может быть усмотрена не в том, что он огласил скандальные факты, а в том, что пошел не тем путем их оглашения, каковой предписан в таких случаях. А в таких случаях надо сначала доложить начальству, а не передавать компромат правозащитникам. Обыватель на это скажет: мол, такому начальству веры нет и быть не может, оно непременно покрыло бы преступления, а Савельева тихо бы «замочили» в темном углу. Однако это эмоциональный подход, к тому же бездоказательный, но не правовой.

И тут стоит напомнить историю, которая имеет к саратовской отдаленную аналогию, но все же. Так вот, в свое время доклад о пытках в американской тюрьме на Кубе в Гуантанамо, составленный ФБР в 2004 году по внутреннему запросу, сначала был засекречен, и широкая публика о нем знать ничего не знала более двух лет. Рассекретить его общественность потребовала лишь когда начались утечки в прессу. Одним из таких главных «стукачей» оказался Джон Кирьяку, который работал на ЦРУ в этой тюрьме до 2004 года. Подробности пыток он раскрыл журналисту ABC News в 2007 году, рассказав о целой секретной программе администрации Буша. Так вот, сама эта администрация по отношению к бывшему цэрэушнику выдвигать обвинения побоялась, слишком велик был шок от разразившегося скандала. А вот когда в Белый дом въехал Обама, поклявшийся закрыть тюрьму в Гуантанамо, то тут-то ФБР и обрушило всю свою мощь на «стукача» по целому вороху обвинений, включая разглашение гостайны, раскрытие личностей секретных агентов и прочее. Информатору пришлось заплатить более миллиона долларов штрафов и отсидеть два года в тюрьме. Никуда на госслужбу его больше не брали. Потому что силовые структуры ни в одной стране мира не любят, когда за чистоту их собственных рядов начинают бороться люди со стороны.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию