16+
Воскресенье, 23 января 2022
  • BRENT $ 87.90 / ₽ 6806
  • RTS1401.88
22 декабря 2021, 23:56 Политика

Обмен озабоченностями между Россией и Западом продолжается. Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

Было бы странно, если бы американцы согласились обсуждать безальтернативный российский вариант каких-либо соглашений. Между тем такой список может оказаться весьма внушительным и по-своему тоже весьма ультимативным, отмечает политолог

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Россия намерена обсудить предложенные ею США и НАТО гарантии безопасности еще и с Организацией по безопасности и сотрудничеству в Европе, заявил глава МИД Сергей Лавров в интервью RT. Он также выразил сожаление, что альянс часто обманывает.

Тот факт, что уже примерно обозначено время начала переговоров между Россией, с одной стороны, и США и НАТО в целом, с другой, — уже хороший знак. Значит, по крайней мере до начала этих переговоров стороны постараются воздержаться от резких действий, и войны на Украине до Нового года не случится. В то же время по поводу содержания самих переговоров и, главное, относительно перспектив их результативности по-прежнему остаются большие сомнения.

В определенной мере можно говорить, что выдвинутые в ультимативной форме Москвой 17 декабря предложения по части гарантий безопасности, называемые еще «озабоченностями», возымели результатом по крайней мере то, что на эти темы Запад согласился разговаривать. Хотя неприемлемость большинства выдвинутых принципиальных российских требований уже подтверждена на разных уровнях. Как пишет газета Financial Times со ссылкой на дипломатические источники, вопреки непримиримо настроенным странам Восточной Европы и Балтии, в целом в НАТО не захотели с порога отвергать предложения Москвы во избежание дальнейшего обострения кризиса вокруг Украины.

Согласие поговорить в данном случае означает тактический прием по разрядке конкретной ситуации. Однако из этого пока не просматривается стратегического общего компромиссного решения. Поскольку Запад отвергает требования Москвы и по разделу сфер влияния в Европе, как это там называют, и по определению будущей внешнеполитической ориентации Украины, а также требования по ограничению подавляющего большинства действий самого альянса, включая расширение его военной инфраструктуры. В идеале в НАТО хотели бы, чтобы Россия отвела свое 100-тысячное войско от границ с Украиной и на этом закончить пока. Однако так не получится.

В то же время список пунктов, по которым США и НАТО в принципе могут о чем-то начать разговаривать с Москвой, весьма ограничен. Даже для «разминки», так сказать. Чисто теоретически, например, речь могла бы пойти о неразмещении ракет средней и меньшей дальности в Европе и о частичном возврате к соответствующему Договору СССР и США 1987 года, уже денонсированному. Однако в этом случае сразу бы встал вопрос о размещенных в Калининградской области ракетах «Искандер» модификации 9М729, которые Америка считает как раз ракетами средней дальности, а мы — нет. И этот спор в том числе привел к разрыву договора 1987 года. Да и вообще,США вряд ли вернутся даже частично в Договор о ракетах средней дальности.

В свою очередь НАТО могло бы начать обсуждать какие-то условия по ограничению — на взаимной основе — военной активности в Восточной Европе, Закавказье и на Украине. Такие переговоры по мерам доверия идут в Вене. Однако для Москвы все эти договоренности без гарантий внеблокового статуса Украины не имеют особого смысла. Или еще Вашингтон мог бы ухватиться за недавнее высказывание Путина о сокращении подлетного времени ракет, если они будут размещены на Украине, до 7-10 минут. И взять в ответ даже на себя обязательство не размещать их так близко. Но только в обмен на отказ от гарантий невступления Украины в НАТО. Зато теоретически и даже практически возможен продуктивный разговор о том, чтобы ядерное оружие не размещалось за пределами как США, так и России.

США, как отметил Лавров, пока не представили Москве свой список «озабоченностей». Он наверняка появится. Было бы странно, если бы американцы согласились обсуждать безальтернативный российский вариант каких-либо соглашений. Между тем такой список может оказаться весьма внушительным и по-своему тоже весьма ультимативным.

Свой вариант, например, предложил бывший посол США в России Майкл Макфол, ныне работающий в Гарварде, опубликовав его в газете The Washington Post. Он, как известно, человек, близкий к Демократической партии США. Так вот к числу «озабоченностей» Вашингтона Макфол причисляет вывод российских войск из Приднестровья, отказ от признания независимости Южной Осетии и Абхазии, возвращение Крыма Украине и прекращение поддержки самопровозглашенных республик Донбасса. Помимо этого там еще упомянуты типичные американские требования в области кибербезопасности в плане прекращения хакерских атак, сворачивания, как пишет Макфол, операций по дезинформации, направленных на подрыв демократических институтов, отказ от поддержки диктаторских режимов (намек на Белоруссию). Публикуя ссылку на свою статью в газете, Макфол предварил ее записью: «Путин хочет Ялту 2.0, надо этому противопоставить Хельсинки 2.0». Намекая на то положение Заключительного акта совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 года, где сказано, что все страны имеют право сами определять свою внешнюю политику.

Хотя в этой части Макфол как раз сам себе противоречит, считая возможным диктовать Москве, кого ей поддерживать в ее внешней политике. Подобные публикации между тем дают хорошее представление о том, в какой тональности могут проходить российско-американские консультации, и обозначить примерные границы того, о чем там в принципе могут договориться.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию