16+
Понедельник, 20 мая 2024
  • BRENT $ 83.52 / ₽ 7571
  • RTS1207.27
14 октября 2022, 21:32 Право

Ограбившему вдову Градского запросили десять лет. На следствии он рассказал, как певца уже обворовывали

Лента новостей

Прокуратура запросила срок для 27-летнего Умеджона Жабборова. Ранее уроженец Таджикистана предлагал суду поверить в версию о том, что его самого «развели, как лоха». Приговор ему огласят 17 октября

Умеджон Жабборов.
Умеджон Жабборов. Фото: Владимир Ващенко/ТАСС

В Наро-Фоминском суде Подмосковья прошли прения сторон по уголовному делу Умеджона Жабборова, единственного задержанного участника ограбления вдовы певца Александра Градского Марины Градской (в девичестве Коташенко), в результате которого было похищено почти 100 млн рублей. Фигуранта, который ранее уже был судим, прокуратура потребовала отправить в колонию на десять лет за разбой. Сам подсудимый просил назначить ему более мягкое наказание и уверял, что согласился поучаствовать только в «автоподставе».

Впрочем, в эту версию слабо верится с учетом показаний, которые подсудимый дал на следствии. Тогда он рассказал, что пару лет назад один из его подельников уже участвовал в ограблении Градского. Певца жестоко избили в его московской квартире и заставили отдать деньги из сейфа. Тогда писать заявление в полицию певец не стал. По данным источника Business FM, он испугался за жизнь жены и маленьких детей.

Заключительное заседание по делу 27-летнего Умеджона Жабборова уложилось в 30 минут. Из них наименее короткой выдалась речь прокурора. Она сочла доказанной вину подсудимого в разбое, совершенном организованной группой в особо крупном размере (п. «а» и «б» ч. 4 ст. 162 УК РФ).

Не сделавший «должных выводов»

По данным следствия, в нем приняли участие трое земляков Жабборова, а также «неустановленные лица». Инсценировав 16 января в районе 255-го километра ЦКАД ДТП, участники нападения затолкали Марину Градскую на заднее сиденье ее Lexus и, угрожая «предметом, похожим на пистолет», заставили отвезти домой — в дачное некоммерческое товарищество «Мишуткино-7». Там их улов составил 104 млн 170 тысяч рублей (57 млн рублей, 290 тысяч долларов США и 290 тысяч евро), которые хранились в доме под кроватью. Из этой суммы бандиты вернули потерпевшей 5 млн рублей. Таким образом, у нее украли 99 млн 170 тысяч рублей. Следствию удалось установить четверых участников нападения. Это были земляки Умеджона Жабборова: ранее судимый Ибрагим Халилов, Карматулло Салихов и Аминждон Гафоров. Еще один, неустановленный участник нападения по имени Махмуд, когда-то занимался ремонтом дома Градского.

Из всех участников ограбления поймать удалось лишь одного: Умеджон Жабборов сбежал из города, но затем вернулся в Москву. Его задержали 25 января в метро благодаря системе распознавания лиц и арестовали. Выяснилось, что в 2017 году у него уже была судимость — за дачу взятки в 15 тысяч рублей сотруднику полиции.

Наличие судимости прокурор отнесла к отягчающим его вину обстоятельствам, отметив, что фигурант «должных выводов для себя не сделал». Смягчающими вину обстоятельствами прокурор посчитала наличие у Жабборова малолетнего ребенка, а также то, что он «активно способствовал раскрытию преступления», дав показания на других соучастников. Гособвинитель сообщила, что доля Жабборова за участие в нападении составила 5 млн рублей (такую сумму сам подсудимый назвал следствию. — BFM). На эти деньги он приобрел автомобиль Toyota Camry, отдал долг и «иным образом распорядился похищенными средствами».

Интересно, что Жабборов, который в суде отказался давать показания, воспользовавшись 51-й статьей конституции (она дает право не свидетельствовать против себя и близких родственников. — BFM), на следствии рассказал версию о том, что оставшиеся деньги он якобы спрятал под стоявшей у него во дворе машиной, а на следующий день они исчезли.

Прокурор потребовала приговорить подсудимого к десяти годам лишения свободы в колонии строгого режима. При этом она просила оставить под арестом его имущество в обеспечение иска потерпевшей, который просила удовлетворить. Жабборов оказался собственником четырех машин: Mercedes, Toyota Camry и двух автомобилей Kia Rio.

Попытка уйти от ответственности

В свою очередь, его адвокат Игорь Чевычалов просил переквалифицировать действия подзащитного с части 4 статьи 162 УК РФ («разбой» — от восьми до 15 лет колонии) на часть 3 статьи 161 УК РФ («грабеж» — от шести до 12 лет заключения).

Адвокат отметил, что в присутствии Жабборова никто Градскую не бил и угроз не высказывал, а наличие организованной группы, на его взгляд, не доказано. «Жабборов должен был своим автомобилем Merсedes задеть задний бампер Lexus Градской, что он и сделал», — сказал Чевычалов. По его словам, когда соучастники затолкали женщину на заднее сиденье ее же автомобиля и уехали с ней домой, Жабборов перегнал Merсedes и машину подельников, Skoda Octavia, в другое место. «Он с другими участниками не ездил [домой к Градской] и, что там проходило, не знает», — уверял защитник.

Сама Марина Градская, которая присутствовала на первом слушании 23 августа, на прения сторон не пришла. Представляющий ее интересы адвокат Андрей Егоров сказал, что, несмотря на то, что сейчас Жабборов пытается свести свое участие в нападении к минимуму, его роль «была одной из самых значительных». «Его слова о том, что он всего лишь совершил ДТП и не знал о преступных планах соучастников, являются не чем иным, как попыткой уйти от ответственности и ввести в суд в заблуждение» — такое мнение высказал он.

Представитель потерпевшей просил суд удовлетворить заявленный его доверительницей в рамках уголовного дела иск на 104 млн 170 тысяч рублей. В эту сумму Градская включила похищенные у нее деньги (99 млн 170 тысяч рублей) и моральный вред, который оценила в 5 млн рублей. В озвученном на процессе иске Градская указала, что «длительное время находится в состоянии нервного стресса и депрессии и продолжает опасаться за свою жизнь и за жизнь детей и близких». Ее адвокат заметил, что подсудимый «фактически вину не признал», извинений не принес и мер к возмещению вреда не принял.

«В жизни все могут ошибаться»

На это Жабборов ответил довольно уверенно, что возможности извиниться перед потерпевшей не было. Хотя он признал иск, однако предупредил судью, что «таких сумм» у него не имеется. «Во-первых, я суд не вводил в заблуждение, — начал он. — Все как было, так я и сказал. Во-вторых, как и утверждала ваша потерпевшая, я ей не угрожал. И она сама это подтвердила». Жабборов продолжал утверждать: он согласился участвовать только в «автоподставе» и был не в курсе того, что готовится ограбление. В противном случае, сказал фигурант, он не стал бы в тот день пользоваться своим телефоном и подстраивать аварию на Mercedes, который хоть и был оформлен на другого человека, но фактически принадлежал ему (Жабборов приобрел автомобиль, но не успел оформить его на себя. — BFM). «Я доверился и попал. Как последнего лоха развели…» — сказал подсудимый. Он настаивал, что не опасен для общества: «В жизни все могут ошибаться. А то, что в бумажке написано, что я опасный для общества человек, нет, поверьте, я не опасный».

Также он заверил, что не скрывался от следствия. «Если бы у меня была цель уехать, поверьте, любую границу возможно пройти, заплатить деньги и пройти», — заявил подсудимый, рассказав, в частности, как это можно сделать через Белоруссию. «У меня здесь семья, сын растет, поэтому я сам вернулся и сдался», — утверждал он (на самом деле никакой явки с повинной Жаборов не писал — прим. ред.). В последнем слове он заявил, что «очень сожалеет». Фигурант просил суд назначить ему наказание ниже низшего предела, предусмотренного статьей, которая ему вменяется.

Градского уже грабили те же бандиты

Стоит отметить, что на следствии Умеджон Жабборов дал весьма интересные показания, которые ранее огласили в суде. Он сообщил, что один из его подельников по имени Махмуд (его фамилию следствию выяснить не удалось. — BFM) хвастался, как ранее «уже грабил Градского». Он рассказал, что на артиста они напали в его московской квартире. Певца связали скотчем и узнали пароль от сейфа. Оттуда бандиты забрали 8 млн рублей. Тогда артист сказал, что не будет писать заявление, но обещал найти ответчика «по своим каналам». После этого инцидента Махмуд улетел в Турцию, а затем домой в Таджикистан. Прилетать обратно в Россию он не собирался, пока не умер Градский.

Как, у кого и почему возникла идея нового налета? Возможно, злоумышленники рассчитывали, что вдова побоится писать заявление в полицию, опасаясь за свою жизнь и своих маленьких детей. «Не стал в свое время делать этого именно из этих соображений и ее муж», — сказал источник Business FM. На следствии Марина Градская подтвердила факт первого нападения и предъявила фотографию сильно избитого супруга.

Приговор Умеджону Жабборову суд огласит 17 октября.

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию