16+
Вторник, 17 октября 2017
  • BRENT $ 57.97 / ₽ 3329
  • RTS1150.31
8 апреля 2010, 20:38 ПроисшествияПравоКриминал

Суд проверяет подследственную на выживаемость в СИЗО

Лента новостей

Президент компании «КитЭлитНедвижимость» Вера Трифонова, арестованная по делу о попытке продажи места в Совете Федерации РФ, может повторить судьбу юриста Hermitage Capital Сергея Магнитского

Предприниматель Вера Трифонова может повторить судьбу юриста Hermitage Capital Сергея Магнитского. Фото: ИТАР-ТАСС
Предприниматель Вера Трифонова может повторить судьбу юриста Hermitage Capital Сергея Магнитского. Фото: ИТАР-ТАСС

Президент компании «КитЭлитНедвижимость» Вера Трифонова, арестованная по делу о попытке продажи председателю правления АКБ «МФТ-Банк» Павлу Разумову места в Совете Федерации РФ за 1,5 млн долларов, может повторить судьбу юриста Hermitage Capital Сергея Магнитского. На этой неделе Одинцовский суд Подмосковья отклонил ходатайство следствия об освобождении обвиняемой, у которой отказывают почки, под залог в 300 тысяч рублей.

В этой связи адвокат Трифоновой Владимир Жеребенков сегодня направил обращение главе Следственного комитета при прокуратуре России Александру Бастрыкину, в котором просит вмешаться в сложившуюся ситуацию, и не дать обвиняемой в экономическом преступлении умереть «из-за бездушия органа расследования и суда».

53-летняя Вара Трифонова была задержана 16 декабря прошлого года, а спустя два дня Одинцовский городской суд Московской области санкционировал ее арест. По версии следствия, бизнес-вумен и ее знакомый — депутат Магаданской областной думы Георгий Шамирян пытались «развести» председателя правления АКБ «МФТ-Банк» Павла Разумова на крупную сумму денег.

1,5 млн долларов за кресло сенатора

Как следует из материалов дела, в 2009 году советник председателя правления АКБ «Русо-Банк» Сергей Гридасов сообщил Трифоновой, что его приятелю — председателю правления МФТ-Банка Павлу Разумову — нужна помощь во властных структурах для «решения коммерческих вопросов». Та познакомила банкира с Георгием Шамиряном, который предложил Разумову спонсировать его назначение на должность губернатора области. Шамирян заявил, что уже якобы согласовал свою кандидатуру в Кремле и для назначения на должность необходимо доплатить «кому надо» 1, 5 млн долларов. Депутат пообещал, что после того, как займет губернаторского кресло, назначит Разумова представителем Магаданской областной думы в Совете Федерации. С октября по декабрь 2009 года предпринимательница и Шимирян неоднократно встречались с Гридасовым и Разумовым в доме у Трифонова в деревне Жуковка. На этих встречах было решено, что сумма должна быть выплачена в рублях.

Георгия Шамиряна взяли в ночь на 16 декабря 2009 года во время получении «куклы» в 45 млн рублей от Сергея Гридасова. Встреча проходила под контролем оперативников — к тому времени банкиры заподозрили неладное и обратились в правоохранительные органы. Чуть позже задержали Веру Трифонову, а не следующий день — ее водителя Юрия Шубина. Всем фигурантам было предъявлено обвинение в покушении на мошенничество (часть 3-я статьи 30-1, часть 4-я статьи 159 УК), поскольку следователи решили, что они давали заранее невыполнимые обещания.

Тюремные мытарства

Попав в СИЗО, Вера Трифонова сразу же оказалась в тюремной больнице. По словам ее адвоката Владимира Жеребенкова, несмотря на ряд тяжелых хронических заболеваний, в «Матросской тишине» его подзащитной не была оказана необходимая медицинская помощь. В результате, прогрессирующая тяжелая форма диабета привела к тому, что у Трифоновой отказали почки, а зрение упало до десяти процентов.

«Из-за скопившейся в легкости жидкости Вера Трифонова жаловалась, что не может спать. В ответ на это врачи СИЗО предложили ей спать стоя», — поведал о «тюремном юморе» врачей защитник.

В минувшем месяце Жеребенкову удалось добиться, чтобы Трифонову перевели из «Матросской тишины» на лечение в спецблок 20-й горбольницы. Там медики диагностировали состояние больной как тяжелое, и пришли к выводу, что женщине требуется проходить лечение в специализированном учреждении. «Учитывая наличие у Трифоновой отечного синдрома, и, как следствие, сердечной и почечной недостаточности, ей показано периодическое проведение (2-3 раза в неделю) сеансов гемодиализа», — констатировали врачи. Доктора пришли к выводу, что в настоящее время «проведение следственных действий с участием Трифоновой невозможно».

Под давлением медиков следователь Следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Московской области Сергей Пысин был вынужден обратиться в суд с ходатайством об изменении Вере Трифоновой меры пресечения с содержания под стражей на залог. Обвиняемая готова была внести 300 тысяч рублей.

Судью не впечатлил диагноз

Однако судья Ольга Макарова приняла, мягко говоря, странное решение. Перечислив диагнозы врачей, она указала, что состояние здоровья Трифоновой суд учитывал и при избрании обвиняемой меры пресечения, и при продлении срока содержания под стражей.

Оставив женщину под стражей, судья сослалась на старые медицинские справки, в которых не говорилось том, что Трифонова не может содержаться в СИЗО. Новый же документ из 20-й горбольницы служительница Фемиды попросту проигнорировала. Под конец судья указала, что «органы предварительного следствия, при необходимости, могут самостоятельно» освободить Трифонову под подписку о невыезде.

«Постановление судьи нас шокировало, но не удивило, — признался BFM.ru Владимир Жеребенков. — Поскольку и решение об аресте и о продлении его срока принимала та же судья Макарова. Поэтому она не хочет ставить под сомнение свои предыдущие решения».

«Профессиональные игры»

Не представляют секрета для защитника и профессиональные «игры» следователей и судей. Дело в том, что освободить под подписку о невыезде органы следствия могут самостоятельно, а под залог — только по решению суда. Вот и «страхуют» себя представители СКП в случае, если отпущенный под залог человек сбежит. Тогда всегда можно будет сказать, что в этом нет вины следствия — суд изменил фигуранту меру пресечения. Судьи тоже боятся подобного развития событий и не хотят брать на себя ответственность.

Примечательно, что все эти «маневры» представителей судебной системы и следствия происходят на фоне недавней инициативы главы российского государства. Дмитрий Медведев — в начале марта он внес на рассмотрение в Госдуму поправки в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы. Они устанавливают сумму залога в размере от 100 до 500 тысяч рублей для обвиняемых в экономических преступлениях. «Однако такое впечатление, что все действия президента интересуют наших судей и следователей только в теории», — отмечает Владимир Жеребенков.

Защитник опасается, что состояние здоровья «больной, практически слепой женщины, передвигающейся на инвалидной коляске» может стать предметом торга. «Вся вина Трифоновой в том, что она воспользовалась конституционным правом на молчание и не дает нужные следователю показания. Поэтому он не хочет менять ей меру пресечения на подписку о невыезде», — указал Жеребенков в своем обращении к Александру Бастрыкину. Адвокат отмечает, что «следственные изоляторы существуют только для осуществления процессуальной деятельности, а не для пыток» и выражает надежду, что глава СКП вмешается в ситуацию, поскольку его подзащитной «сейчас важен каждый час».

Пока непонятно будет ли решение суда обжаловано прокуратурой Московской области. Его уже оспорила защита, подав кассационную жалобу в Мособлсуд. Также неясно, пойдет ли следствие на то, чтобы освободить Трофимову под подписку о невыезде. «Этот вопрос сейчас обсуждается», — сообщила BFM.ru пресс-секретарь Подмосковного управления СКП Юлия Жукова.

Впрочем, примеры того, что следствие идет на такой шаг после отказа суда, есть. Так, в сентябре минувшего года судья Басманного суда Наталья Мушникова, несмотря на согласие следствия, отказалась выпустить под залог в 12 млн рублей соучредителя компании «АГ Марин» Андрея Бойко, обвиняемого в контрабанде яхт. Однако через несколько дней после этого СКП по Центральному федеральному отпустил коммерсанта под подписку о невыезде.

Рекомендуем:

  • Фотоистории