16+
Четверг, 30 мая 2024
  • BRENT $ 83.55 / ₽ 7458
  • RTS1167.72
1 декабря 2022, 16:41 Политика

WSJ: ЕС не может конфисковать замороженные российские активы

Лента новостей

Конфискация на данном этапе невозможна из-за действующего европейского законодательства и международного принципа государственного иммунитета. Однако ЕС пытается найти обходные пути. По мнению политолога Георгия Бовта, он будет пытаться завладеть российскими активами до завершения конфликта на Украине

Фото: Yves Herman/Reuters

Обновлено в 20:33

Представители Евросоюза признали, что не могут конфисковать замороженные активы России. Это мешает сделать международный принцип государственного иммунитета, сообщила газета The Wall Street Journal.

Накануне председатель Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен предложила использовать замороженные российские активы, чтобы создать фонд для выплаты компенсации Украине. Эксперты отмечали, что с юридической точки зрения это невозможно, теперь это подтвердили в ЕС.

Несмотря на это, глава европейской дипломатии Жозеп Боррель сообщил, что на заседании Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе все равно обсудит «все законные возможности, чтобы обеспечить оплату со стороны России причиняемых разрушений на Украине».

В Еврокомиссии же теперь вместо конфискации предлагают создать фонд для управления российскими ликвидными активами, а прибыль от этих активов откладывать на компенсацию Украине.

Все это Business FM обсудила с политологом Георгием Бовтом:

— Есть разница между европейским и американским законодательством, в американском законодательстве, если государство объявляется спонсором международного терроризма, то по американскому праву оно теряет суверенитет перед исками в американских судах, в европейском праве такого закона пока нет. Действительно, есть конвенция ООН о государственном суверенитете, поэтому она препятствует такому механизму, когда можно просто взять, заграбастать и, так сказать, куда-то деть. К тому же создание фонда по эксплуатации захваченного — это юридически проще, будут получать доход, скажем, там 6-7% годовых, это приличная сумма от 300-400 миллиардов долларов, и эту сумму действительно могут пускать в том числе на поддержку Украины. В американской практике они заморозили активы Ирана в свое время, потом часть из них, когда размораживали санкции, они вернули. Но нам, похоже, такое не светит, мне кажется, что вот эти активы уже не вернутся в Россию.

— Сегодня во французских медиа заявили, что начали работу по созданию спецтрибунала для расследования действий России на Украине.

— Отлавливать российских представителей по всему миру, что, в общем, видится каким-то таким пиратством уже полным, полетит куда-нибудь российский министр, его хвать там, арестовали и направили в Гаагу. Ну это будет беспредел, который тоже чреват опять же военным обострением вплоть до ядерного, таких прецедентов история пока не знает.

— Какую позицию займет Москва, сегодня постпред при ООН Небензя заявил, что подобные действия по поводу фонда и конфискации активов являются попыткой придать некую форму легитимности отъему российских активов?

— Она действительно является попыткой придать легитимности, тут с Небензей трудно не согласиться. Позиция будет заключаться в том, что будут продолжать делаться подобные заявления до тех пор, пока украинский конфликт не найдет решения в том или ином виде.

Глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен накануне заявила, что работа спецтрибунала подразумевает максимально широкий консенсус в международном сообществе.

О том, как может выглядеть такой трибунал, и будут ли его решения иметь юридический вес, Business FM поговорила с гендиректором Российского совета по международным делам Андреем Кортуновым:

— Мы не знаем, в каком формате он будет создан, если, допустим, предположить, что такой трибунал может быть создан в рамках Европейского союза, то не исключено, что его решения будут оказывать влияние на какие-то последующие санкционные пакеты. Вместе с тем также понятно, что попытки придать этому трибуналу легитимность, принимая решение о создании в рамках Организации Объединенных Наций или на базе ОБСЕ будут заблокированы Россией, в общем, здесь перспектив такого решения не будет.

— Не получится ли так, что вообще будут отлавливать российских чиновников, если они решат уехать за рубеж?

— Теоретически такое тоже возможно, но тут надо, конечно, смотреть, а кто, собственно говоря, будет предметом разбирательства в этом трибунале, насколько люди, которые могут оказаться обвиненными этим трибуналом, будут ездить по тем странам, где, в общем, их ждет такая участь.

— Ну, то есть получается, если какие-то решения последуют, то это в основном блокировка активов?

— Ну, наверное, да, но при этом опять-таки, если речь идет о людях, которых обвиняют в совершении военных преступлений, едва ли большинство этих людей имеет какие-то активы или счета в зарубежных странах, это люди, которые могут относиться к российским вооруженным силам или к частным военным компаниям.

— К чему может в итоге привести вот такое заигрывание Запада с осуждением действий России на Украине?

— Мне кажется, что это ведет к некоторой эрозии универсальных норм международного права, потому что такие решения какой-то отдельной группы стран в соответствии с их критериями и их представлениями о справедливости, подрывают универсализм международного права, конечно, здесь есть определенные угрозы для миропорядка, их надо, безусловно, учитывать.

Постоянный представитель России при ООН Василий Небензя назвал инициативу о трибунале попыткой придать «легитимность беззаконию в отношении России».

Подобные «трибуналы не будут иметь никакой легитимности и не будут нами приняты, будут нами осуждаться»,— заявил также пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. По его словам, российские следователи ведут работу по фиксации преступлений Киева с 2014 года. Однако Россия не видела «критической реакции со стороны коллективного Запада» на эту работу, добавил Песков.

Рекомендуем:

Фотоистории

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию