16+
Четверг, 21 сентября 2017
  • BRENT $ 56.24 / ₽ 3272
  • RTS1114.25
22 мая 2010, 16:55 ФинансыМакроэкономика

Пол Кругман: экономике угрожает потерянное десятилетие

Лента новостей

США не Греция, сколько бы ни твердили обратное. Между тем, мы все больше и больше становимся похожи на Японию

Пол Кругман. Фото: AP
Пол Кругман. Фото: AP

США - не Греция, сколько бы ни твердили обратное. Между тем, мы все больше и больше становимся похожи на Японию.

Вот уже несколько месяцев экономические комментарии посвящены одной центральной теме: чиновники и регуляторы предпринимают слишком масштабные меры. Правительства должны прекратить расходы, говорят нам. Пример Греции предъявляется как предупреждение, и каждое повышение доходности американских гособлигаций рассматривается как сигнал, что рынки ополчились на Америку за ее дефициты. На этом фоне звучат постоянные предостережения о близкой угрозе инфляции и о том, что ФРС необходимо свернуть меры по поддержке экономики и начать «стратегию выхода» с ужесточением денежно-кредитной политики за счет продажи активов и повышения ставок.

А как же рекордная безработица, если долгосрочная безработица достигает максимальных значений с 1930-х годов? Как насчет того, что даже с ростом занятости в последние несколько месяцев, пусть это и благоприятная тенденция, восстановлено пока менее 500 тысяч рабочих мест из более чем 8 миллионов, потерянных во время кризиса? Да что там, опасения по поводу безработицы — это прошлый год.

Нет, на самом деле чиновники и регуляторы не слишком много сделали, они делают слишком мало. Последние данные указывают не на то, что Америка движется к греческому сценарию краха доверия среди инвесторов. Скорее, они свидетельствуют, что США может ждать потерянное десятилетие по японскому сценарию, продолжительный период высокой безработицы и вялого роста.

Для начала стоит упомянуть о ставках облигаций. Несколько раз в прошлом году — после умеренного повышения доходности — начинали говорить, что на рынок пришли bond vigilantes, что Америке необходимо сократить дефицит. Но впоследствии ставки снижались. Последний пример: в марте было много шума по поводу роста доходности 10-летних казначейских бумаг США, повысившейся с 3,6% до почти 4%.

С тех пор, однако, рынок отступил. В четверг доходность 10-летних облигаций опустилась ниже 3,3%. Но не сказать, что это снижение сигнализирует об укреплении уверенности в отношении госфинансов США. На самом деле оно отражает рост пессимизма по поводу экономических перспектив: инвесторы бегут от любых рисковых активов (отсюда падение на рынке акций) в надежный, как считается, сегмент госдолга США.

Что стоит за этой очередной волной пессимизма? Отчасти кризис в Европе, который связан с проблемой госдолгов меньше, чем нам говорят; реальная проблема в том, что европейские лидеры внедрили механизм единой валюты в экономических системах, которые не были к этому готовы. Есть также тревожные внутренние сигналы в США, самый последний пример — опубликованный в среду отчет о потребительских ценах, показавший, что основной индикатор инфляции составил менее 1%, снизившись до минимального за 44 года значения.

На самом деле, ничего удивительного: на фоне массовой безработицы и избыточных мощностей можно ожидать снижения инфляции. Но это очень плохо. Низкая инфляция или, что еще хуже, дефляция, затягивает экономический спад, поскольку в этой ситуации люди склонны сберегать, а не тратить, из-за чего экономика пребывает в депрессии и дефляция все более усиливается. Этот замкнутый круг не гипотетический: спросите у японцев, которые попались в дефляционную ловушку в 1990-ые годы и, несмотря на отдельные периоды роста, до сих пор не могут из нее выбраться. И так же может получиться здесь, в США.

Поэтому нам сейчас надо думать не о том, может ли повториться греческий сценарий. Мы должны задаваться вопросом, что мы делаем для того, чтобы не допустить поворота к японскому сценарию. Ответ — «ничего».

Дело не в том, что никто не понимает этого риска. Я подозреваю, что некоторые чиновники ФРС видят параллели с Японией совершенно четко и хотели бы в большей степени поддержать экономику. Но на практике это все, что они могут сделать, на фоне стремления к ужесточению денежно-кредитной политики их коллег, которые (как и руководители центробанков в 1930-ые годы) по-прежнему очень боятся инфляции, несмотря на отсутствие каких-либо признаков роста цен. Я также полагаю, что экономисты администрации Обамы очень хотели бы провести дополнительные стимулирующие меры. Но они понимают, что нет никаких шансов провести этот план через конгресс, запуганный бюджетными ястребами, которые требуют сокращения дефицита.

В общем, страхи по поводу воображаемых угроз блокируют какие бы то ни было эффективные меры в ответ на реальные опасности, с которыми сталкивается экономика.

Случится ли самое худшее? Необязательно. Может быть, уже предпринятые меры в конечном итоге достигнут своей цели и удастся «запустить» самодостаточный экономический подъем. Разумеется, на это мы все надеемся. Но надежда еще не план действий.

Колонка Пола Кругмана (Paul Krugman) в New York Times

Рекомендуем:

  • Фотоистории