16+
Суббота, 21 октября 2017
  • BRENT $ 57.94 / ₽ 3330
  • RTS1134.45
23 июля 2010, 16:45 ОбществоПраво

Заключенные отдыхают от жары только в суде

Лента новостей

Из-за небывалой жары содержание заключенных в московских СИЗО напоминает нахождение в сауне. Это приводит к обострению хронических заболеваний и к угрозе возникновения вирусных инфекций. Однако официального подтверждения этому нет

Из-за небывалой жары содержание заключенных в московских СИЗО напоминает нахождение в сауне. Фото: РИА Новости
Из-за небывалой жары содержание заключенных в московских СИЗО напоминает нахождение в сауне. Фото: РИА Новости

Из-за небывалой жары содержание заключенных в московских СИЗО напоминает нахождение в сауне. Это приводит к обострению хронических заболеваний и к угрозе возникновения вирусных инфекций, говорят адвокаты подследственных. Они не исключают и случаев массовых смертей. Однако официального подтверждения этому нет. Правозащитники тоже скрывают имеющиеся проблемы — уже давно международные организации приравняли условия содержания в наших СИЗО к пыткам. Однако они констатируют, что ни одной жалобы на жару и духоту к ним не поступало.

По словам адвоката Владимира Жеребенкова, защищавшего скончавшуюся этой весной в «Матросской Тишине» главу «КитЭлитНедвижимость» Веру Трифонову, аномально высокая температурой воздуха этим летом буквально сводит с ума заключенных. «Ни в одном из московских изоляторов, некоторые из которых были построены 100 лет назад, нет системы кондиционирования, — говорит он. — В западных странах это закладывается в проекте. Наших же заключенных за людей не считают».

Адвокат, среди клиентов которого Имран Ильясов (он считается одним из лидеров так называемой кингисеппской группировки, — BFM.ru) так описывает нынешнюю обстановку в «Матросской Тишине»: «В камерах они сидят в одних трусах, обливаясь потом, а отдыхают только в Мосгорсуде, где есть кондиционеры и куда их доставляют на судебный процесс».

Доставка из изолятора также становится настоящим испытанием. Арестованных, помещенных в железные стаканы автозака (для того, чтобы они не смогли ничего передать друг другу, — BFM.ru), по несколько часов везут в суд, собирая их по всем изоляторам. «На жаре стаканы раскаляются, и находящиеся в них люди оказываются как в духовке», — описывает будни своих подзащитных Жеребенков.

Условия же в СИЗО, мягко говоря, не сахар. Даже если сидеть не в общей камере. «В большинстве камер на окнах имеются так называемые «реснички» — своеобразные металлические жалюзи, приваренные к окну, чтобы заключенные не «гоняли дороги», то есть не общались между собой, пуская вдоль камер веревки с привязанными к ним записками», — говорит адвокат. Раскаляясь под солнцем, эти «реснички» нагревают воздух, который идет внутрь камеры.

Вентиляция — это такой предмет: то она есть, а то ее нет

Система вентиляции — отдельный вопрос. «Во многих столичных изоляторах окон просто нет, вместо них под потолком небольшая дыра, размером 30 на 40 сантиметров, — рассказывает адвокат Екатерина Романова. — Плюс, она всегда закрыта в целях безопасности». Конечно, системы вытяжки воздуха существуют. «Однако они довольно старые и включаются крайне редко. А когда заключенные спрашивают, почему вентиляцию выключают, им объясняют, что система старая, может сломаться, и кроме того, нужно экономить электроэнергию», — поведала защитница.

Даже в элитном СИЗО № 1 «Лефортово», где условия не в пример лучше других изоляторов (это учреждение находится в федеральном ведении), сейчас, по словам его сидельцев, вздохнуть можно с трудом. «Когда к ним приходят правозащитники, вытяжку включают и температура воздуха опускается до 27–28%, — рассказала Романова, у которой в «Лефортово» содержится подзащитная — вице-президент наблюдательного совета ювелирного холдинга «Алтын» Антонина Бабосюк. — Такую показательную экскурсию провели буквально на той неделе, а когда правозащитники ушли, системы вытяжки сразу же выключили».

Она рассказала про быт своей клиентки, которой позволили принести в изолятор вентилятор диаметром всего 10 см. При этом в 36-градусную жару Бабосюк запретили носить одежду без рукавов. «Сотрудники изолятора из числа начальника смены Валерия Харченко пригрозили, что если Антонина не будет носить одежду с длинным рукавом, как того требует форма установленного образца для СИЗО, то ее водворят в карцер, — сообщила Романова. — Сам же Харченко запретил выпускать Бабосюк на прогулку в майке».

По словам адвоката, не лучше себя чувствует и соседка арестантки: «Из-за жары она теряла сознание, однако вызванная врач вместо того, чтобы назначить лечение, вообще лишила женщину свежего воздуха, отменив единственную в день прогулку», — утверждает посетившая сегодня свою клиентку защитница.

ФСИН: арестантов спасают толстые стены

Во ФСИН России BFM.ru попросили прислать письменный запрос для того, чтобы прокомментировать сложившуюся ситуацию в СИЗО. Бумага была отправлена в понедельник, 19 июля, однако до сих пор ответа не поступило.

Между тем, 13 июля в интервью порталу GZT.ru заместитель руководителя Федеральной службы исполнения наказаний Николай Криволапов заявил, что жара в СИЗО и тюрьмах «не запредельная». При этом он сослался на то, что в старых зданиях, где обычно располагаются исправительные учреждения, толстые стены. Отсутствие же в СИЗО кондиционеров руководитель ФСИН объяснил недостатком финансирования.

По утверждению Косолапова, медицинское сопровождение в местах заключения стало приоритетным направлением работы ФСИН. По приказу директора службы «руководителю медчасти вменено совершать ежедневный обход 100% осужденных и подследственных». Такое усиление меднадзора было активизировано чрезвычайными событиями — смертью в московском СИЗО «Матросская Тишина» юриста Hermitage Сергея Магнитского и главы «КитЭлитНедвижимость» Веры Трифоновой, вызвавших широкий общественный резонанс.

Арестанты: толстые стены превращают камеру в духовку

«Толстые стены столичных СИЗО, на которые ссылается руководство ФСИН, это и спасение, и беда», — говорит сын бывшего министра печати Бориса Миронова, Иван. Он провел под стражей больше двух лет по обвинению в покушении на Анатолия Чубайса. Причем сидел не где-нибудь, а в федеральном специзоляторе № 99/1.

«Толстые стены долго нагреваются, но и долго остывают. Двух недель такой жары достаточно, чтобы камера превратилась в духовку», — говорит Миронов. По его словам, даже в таком элитном учреждении как изолятор № 99/1, никакой вентиляции нет. «В камере, где я сидел, вентиляция работала почему-то в обратную сторону и грязный, прогорклый воздух гонялся по кругу, — рассказал обвиняемый. — В условиях такой жары любая жидкость превращалась в пот, а в камере — на стенах и потолке заводились гусеницы».

В объявленные ФСИНом меры по меднадзору Миронов не верит: «Обход, о которых говорят во ФСИН, заключается в том, что врач заглядывает в окно-кормушку и спрашивает, все ли здоровы. Лекарств же у них как не было, так и нет».

Известный адвокат Игорь Трунов знаком с условиями содержания в СИЗО не по наслышке. Он сам отсидел 3,5 года (в том числе, в знаменитой «Бутырке»), прежде чем Верховный суд снял с него все обвинения в экономическом преступлении, а государство выплатило компенсацию. «Когда человек теряет сознание, его просто за руки, за ноги выволакивают в коридор отлежаться, там попрохладнее. Если ему становится хуже — уносят в медсанчасть», — рассказал он BFM.ru.

«Медицинская помощь» с натяжкой

По словам Трунова, лечение в изоляторах, в тюремном лазарете «Матроской Тишины» и 20-й горбольнице (только там арестованные могут получать лечение) — это лишь название. «20-я горбольница считается самодостаточной структурой, у которой, по идее, есть все, но на самом деле, нет ничего», — отмечает защитник.

Эксперты уверены, что жара, приводящая к обострению заболеваний у находящихся в СИЗО, и отсутствие надлежащего лечения не могут не приводить к смертям. Однако такую причинно-следственную связь официально никто никогда не признает.«В такую жару смертей не может не быть. Когда я сидел, не было ни дня, чтобы кто-нибудь не «отъехал», — признается Иван Миронов. — Причин же смерти никто не сообщал. То ли у человека случился приступ, то ли он умер от передозировки наркотиков, которые, как известно, доступны в изоляторах».

Примечательно, что в нескольких правозащитных организациях, который обзвонил корреспондент BFM.ru, никто толком не смог прокомментировать вопрос возможных смертей в СИЗО из-за жары. Такое ощущение, что никого это просто не интересовало.

Лишь в Фонде защиты прав заключенных порталу сообщили, что в их организацию не поступало жалоб от заключенных на повышенную температуру воздуха в камерах. «Такая проблема существует, — не отрицает член правления этой организации Надежда Раднаева. — Условия содержания в наших СИЗО международные организации приравняли к пыткам. Однако чаще к нам поступают жалобы на физическое и моральное насилие». Отсутствие жалоб на невыносимую температуру в камерах правозащитница объясняет просто: «Видимо, люди больше озабочены тем, что их незаконно держат под стражей и фабрикацией уголовных дел, нежели жарой».

Между тем, по данным портала GZT.ru, почти 40% содержащихся в исправительных учреждениях России страдают от какой-нибудь болезни. Портал цитирует все того же Николая Криволапова. По его сведениям, хотя роста заболеваемости по сравнению с прошлым годом нет, все равно картина остается «ужасающей». Из 846 тысяч заключенных больны 340 тысяч. 15 тысяч — сифилисом, 40 тысяч— активной формой туберкулеза, 67 тысяч имеют психические расстройства, 55 тысяч — ВИЧ-инфицированы.

Рекомендуем:

  • Фотоистории