16+
Пятница, 20 октября 2017
  • BRENT $ 57.55 / ₽ 3310
  • RTS1135.05
27 июля 2010, 21:28 ОбществоКомпанииПраво

Экс-глава «Томскнефти» рассказал суду о курах и яйцах

Лента новостей

В суде по делу Ходорковского-Лебедева показания дал очередной свидетель — Леонид Филимонов, экс-гендиректор «Томскнефти», у которой подсудимые якобы украли нефть. И вновь доводы обвинения не нашли подтверждения

Леонид Филимонов. Фото: tomsk.gov.ru
Леонид Филимонов. Фото: tomsk.gov.ru

В Хамовническом суде Москвы на процессе по второму дела Михаила Ходорковского сегодня выступил очередной свидетель — бывший министр нефтяной промышленности СССР, экс-гендиректор «Томскнефти» и экс-президент «Восточной нефтяной компании» Леонид Филимонов. Он заявил, что ему ничего не известно о хищениях нефти дочерних предприятий ЮКОСа, и этим фактически опроверг предъявленное подсудимым обвинение. При этом свидетель одобрительно высказался о действиях менеджмента ЮКОСа, купившего «Томскнефть». По словам Филимонова, тогда будущая «дочка» нефтяной компании находилась на грани банкротства. Помимо добычи нефти, ей приходилось заниматься выращиванием кур, коров и овощей.

Леонида Филимонова допрашивали четыре часа. Все это время 75-летний свидетель давал показания стоя, несмотря на то, что судья Виктор Данилкин не раз предлагал ему присесть.

Допрос начал Михаил Ходорковский, который сначала извинился за то, что будет задавать очень простые вопросы, а потом попросил свидетеля рассказать, где тот работал.

Биография Филимонова, всю жизнь проработавшего в нефтегазовой отрасли, потрясала находившихся в зале суда. Так, пожилой свидетель рассказал, что в советские годы являлся заместителем министра газовой, а затем нефтяной промышленности. Позже возглавил министерство нефтяной промышленности. Дважды (в 1980–1985 и в 1992–1995 годы) являлся гендиректором «Томскнефти», в течение трех лет (с 1995 по 1998) был президентом Восточной нефтяной компании (ВНК), а в 1998 году занял пост вице-президента компании ЮКОС ЭП (Ехрlоrаtiоn & Рrоduсtiоn), которая занималась добычей, подготовкой и транспортировкой нефти. «В 2001 году в ЮКОС ЭП я стал курировать вопросы экологической и пожарной безопасности», — завершил рассказ свидетель.

Он сообщил, что «Томскнефть» находилась в составе ВНК, когда в 1998 году компанию купило ЗАО «Роспором» (управляющая компания НК ЮКОС, — BFM.ru).

«Это была реальная компания, она занималась реальной деятельностью?», — спросил Ходорковский, и получил утвердительный ответ. «Было ли вам известно, что я являлся руководителем ЮКОСа? Скрывал ли я это когда-либо?», — задал необычный вопрос Ходорковский, которого следствие называет организатором преступной группы, совершившей хищение 350 млн тонн нефти.

«Другого я и не представлял», — ответил Филимонов и рассказал, что в 1998–2003 годах (период, когда якобы была похищена нефть дочерних компаний ЮКОСА) компания инвестировала немалые деньги в свои добывающие предприятия — «Самаранефтезаг», «Юганскнефтенгаз» и «Томскнефть ВНК», в частности, вкладывая средства в разработку новых нефтяных месторождений.

Филимонов поведал о строгом учете нефти, добываемой «дочками» ЮКОСа. Он отметил, что такой учет велся не только в «Транснефти», через которую шла транспортировка, но и при поступлении нефти на НПЗ.

Свидетель: «О хищениях нефти я ничего не слышал»

Свидетель опроверг изложенные в обвинительном заключении утверждения о том, что в 1998–1999 годах подсудимые якобы присвоили 62 млн тонн нефти, из которых 29,2 млн тонн были добыты «Томскнефтью».

«В 1999 году «Томскнефть» могла добыть 30 млн тонн нефти?» — спросил свидетеля Платон Лебедев. «Конечно, нет. Даже если бы мы перевернули ось земную. Для этого надо было бурить в три раза больше, а это было невозможно», — сказал Филимонов. По его данным, в конце 1990-х «Томскнефть» добывала не более 15 млн тонн, а потом объем добычи и вовсе стал снижаться.

Он подтвердил, что в 1999–2003 годах не раз участвовал в заседаниях расширенного правления ЮКОСа. «А на этих заседаниях когда-нибудь обсуждались вопросы, связанные с изъятием и хищением нефти?» — продолжил вопросы Лебедев. «Я не слышал такого ни разу», — заверил Филимонов. Он добавил, что ему было известно лишь о случаях воровства с НПЗ, когда злоумышленники сделали так называемую врезку.

Домашняя компания «Томскнефть»

Рассказывая о покупке ЮКОСом в 1998 году «Томскнефти», Филимонов признался, что в то время компания находилась на грани банкротства. «Это была домашняя нефтяная компания, которая делала все, невзирая на затраты», — сказал Филимонов. Так, «Томскнефть», по признанию свидетеля, содержала 120 тысяч кур, которые давали 12 млн яиц, занималась выращиванием огурцов и помидоров. Еще у компании было дойное стадо в 2,5 тысячи голов. Причем Филимонова, как руководителя, довольно строго спрашивали по вопросам, не связанным с добычей нефти. «Нефть нефтью, а огурчики и помидорчики тоже надо было выращивать», — вздыхал бывший директор «Томскнефти. Компания также вкладывала денежные средства в больницы и школы региона.

Филимонов рассказал также, что после прихода в «Томскнефть» нового владельца, ЮКОС помог закрыть компании долги по налогам.

После этого к допросу подключилась сторона обвинения. Гособвинителя Валерия Лахтина интересовало, не встречался ли свидетель с адвокатами подсудимых и не согласовывал ли с ними свою позицию. Свидетель заверил, что этого не делал. После чего прокурор попросил описать финансово-хозяйственную деятельность «Томскнефти» после прихода менеджмента ЮКОСа, когда компанию приобрел на аукционе «Роспром».

Ничего трагического Филимонов в этом не нашел. «Мы переживали, ждали, кто будет новым хозяином. Однако «караул!» не кричали», — признался свидетель. Он сообщил, что на момент прихода ЮКОСа «Томскнефть» владела 600 млн запасов нети, «Ачинским НПЗ», заправками в Томской, Новосибирской областях, республике Хакасия и других регионах. Реструктуризация компании расставила все по своим местам. «Томскнефти» уже не нужно было заниматься выращиванием кур. А когда ЮКОС взял на себя функцию сбыта нефти, Филимонов и вовсе вздохнул с облегчением.

«Случайный человек» Ходорковский

«Но Ходорковский никогда не работал в нефтегазовой промышленности, практически был случайным человеком», — попытался «уколоть» подсудимого прокурор. «Я тоже не нефтяник, а буровик, — вступился за Ходорковского Филимонов. — Но я 10 лет бурил, а потом 40 лет качал. И вообще, говорить, что ЮКОС пришел и ни черта не понимал, нельзя! Грамотных специалистов, собранных в руководстве ЮКОСа было достаточно».

По словам Филимонова, он с пониманием отнесся к тому, что вскоре после прихода нового хозяина его перевели работать в ЮКОС ЭП. Оставаться без работы он не хотел, к тому же поджимал возраст. «Если хозяин посчитал, что Иванов или Петров лучше Филимонова, что делать?» — рассуждал Филимонов.

«А вы что-то о предыдущей деятельности Ходорковского знали? Вы что же, на веру приняли его как легитимного и стоящего хозяина?» — продолжал нападать на экс-главу «Томскнефти» прокурор. «Я исходил из того, что его компания выиграла аукцион», — ответил свидетель. «Но вы ведь не знаете, как проходил аукцион. А мы знаем!» — с уверенностью заявил Лахтин. «Контрольный пакет акций был у представителя государства. Где же тогда оно было?» — не мог поверить в незаконность сделки бывший руководитель приобретенной компании.

«Хватит издеваться над судом! — пресек дискуссию судья Данилкин. — Валерий Алексеевич, переходите к конкретным вопросам». Однако прокурор остановиться не мог. «Вот, приходят члены команды Ходорковского. Тогда еще не обвиняемого, не подсудимого, к сожалению», — начал он, и вновь заработал от судьи предупреждение.

Довольно долго Лахтин пытался узнать у свидетеля хоть что-нибудь об обстоятельствах предъявленного Ходорковском у Лебедеву обвинения в хищении в 1998 году акций ВНК стоимостью свыше 3 млрд рублей.

Примечательно, что аналогичный эпизод вменялся и бывшему исполнительному президенту ЮКОСа Василию Алексаняну. Однако 10-летний срок давности по этому и другим эпизодам дела уже истек. Поэтому 24 июня Симоновский суд Москвы прекратил уголовное преследование Алексаняна. Понятно, что дело в этой части суд будет обязан прекратить и в отношении Ходорковского с Лебедевым. Однако перед этим прокуроры намерены доказать их виновность.

Впрочем, как ни старался гособвинитель получить показания в пользу обвинения, Леонид Филимонов ничего не смог сказать об обмене акций ВНК на акции ЮКОСа — он об этом ничего не знал. Свидетель пояснил, что к тому времени уже не работал ни в «Томскнефти», ни в ВНК, а в ЮКОС ЭП курировал вопросы пожарной безопасности.

Криков «обобрали» Филимонов не слышал

Свидетель дал высокую оценку деятельности менеджмента ЮКОСа. «Как человек, посвятивший всю жизнь нефти, могу сказать, что с точки зрения использования новых технологий и выхода на новые месторождения ЮКОС был молодец, — сказал Филимонов. — Экономику и финансовую политику ЮКОСа я не знаю, это было тайной за семью печатями».

«А вас устраивали цены, по которым «Томскнефть» в 1998–2003 годах продавала нефть?» — поинтересовался прокурор. «Я много ездил по месторождениям. И криков «обобрали» я не слышал», — ответил Филимонов. Он высказал сомнения по поводу того, могла бы «Томскнефть» заработать больше без участия ЮКОСа. «Хочешь быть крутым, иди в большую компанию», — подытожил свидетель.

Стоит отметить, что на заседании суда стало известно: к бывшему руководителю «Томскнефти» следствие проявляет определенный интерес. Так, по признанию самого Леонида Филимонова, полтора месяца назад его вызывали на допрос в СКП РФ по одному из дел ЮКОСа. При этом свидетель категорически отказался пояснить суду, по каким обстоятельствам его допрашивали. «Не знаю, не помню», — сказал свидетель. Перед этим Валерий Лахтин сделал заявление о том, что вопрос не относится к сути рассматриваемого дела и намекнул, что у свидетеля брали подписку о неразглашении данных предварительного следствия.

Рекомендуем:

  • Фотоистории