16+
Понедельник, 25 сентября 2017
  • BRENT $ 56.81 / ₽ 3267
  • RTS1123.24
20 сентября 2010, 20:12 ПроисшествияПраво

Владелец «Хромой лошади» боится заснуть в СИЗО

Лента новостей

В Перми началось предварительное слушание по делу о пожаре в клубе «Хромая Лошадь», в результате которого погибли 156 человек и пострадали более 80-ти

Сторона потерпевших в Ленинском районном суде Перми. Фото: РИА Новости
Сторона потерпевших в Ленинском районном суде Перми. Фото: РИА Новости

В Ленинском районном суде Перми в понедельник началось предварительное слушание по делу о пожаре в клубе «Хромая Лошадь», в результате которого погибли 156 человек и пострадали более 80-ти. В ходе заседания гособвинение ходатайствовало о продлении срока ареста для пяти из восьми подсудимых. Адвокаты же настаивали на освобождении своих подзащитных из-под стражи. Главный же обвиняемый — фактический владелец заведения Анатолий Зак — признался суду, что может умереть во сне, если останется в СИЗО. Он страдает заболеванием, которое в условиях изолятора не лечится.

Приехавшие на заседание многочисленные потерпевшие заняли практически весь зал. К их приходу подготовились заранее — в суде дежурили врачи скорой помощи, которые предлагали родственникам и друзьям погибших лекарства.

Напомним, что трагедия в пермском клубе «Хромая лошадь» произошла в ночь на 5 декабря 2009 года, когда отмечали 8-летие заведения. Тогда погибли 156 человек. Еще 83 были ранены. Причем большинство тяжело.

Следствие пришло к выводу, что причина случившегося в нарушении правил пожарной безопасности, строительных норм и правил. В качестве звукоизолирующего материала для стен был использован пенополистирол, который при горении выделяет ядовитые вещества. В результате, большинство находившихся в клубе людей погибли не от ожогов, а от отравления продуктами горения. Потерпевшими по делу следствие признало 400 человек. Это те, кто выжил, а также родственников погибших.

Анатолию Заку, исполнительному директору «Хромой Лошади» Светлане Ефремовой и арт-директору клуба Олегу Феткулову предъявили обвинение в оказании услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлекшем по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью и гибель людей (часть 3-я статьи. 238 УК РФ). Выдавшему липовое заключение о соблюдении клубом правил пожарной безопасности главному инспектору Пермского края по пожарному надзору Владимиру Мухутдинову вменяется злоупотребление должностными полномочиями (части 1-я и 3-я статьи 285 УК РФ). А его подчиненным — инспекторам Дмитрию Рослякову и Наталье Прокопьевой инкриминировали халатность (часть 3-я статьи 293 УК РФ). Устроителям же файер-шоу Игорю и Сергею Дербеневым предстоит защищаться от обвинения в нарушении правил использования пиротехнических изделий, повлекших по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью и гибель людей (статья. 218 УК РФ).

Главным на судебном заседании стал вопрос о мере пресечения. Госбвинитель Сергей Казаринов высказался за то, чтобы оставить пятерых подсудимых под стражей, продлив их пребывание в СИЗО еще на полгода. Для находящихся под подпиской о невыезде Светланы Ефремовой, Сергея Дербенева и Наталии Прокопьевой он просил оставить все как есть.

Арестованные попросились на волю, залечивать раны

Арестованные были не согласны с предложенным вариантом. Так, Анатолий Зак сказал, что не может содержаться в СИЗО из-за имеющихся у него хронических заболеваний, одно из которых «связано с возможностью летального исхода». «Дело против меня сфабриковано», — заявил он.

Как сообщил позже BFM.ru его адвокат Сергей Дубинский, речь идет о довольно серьезных врожденных недугах — болезни сердца и синдроме сонного апноэ, когда спящий человек может задохнуться, если вовремя не примет лекарство. Однако за 9 месяцев нахождения в СИЗО «никакого лечения Зак не проходил», сказал защитник.

Стоит отметить, что в понедельник в суде была зачитана справка из изолятора, гласившая, что 15 сентября всех арестованных обследовали врачи. Никаких противопоказаний для нахождения обвиняемых в СИЗО они не нашли. Этот факт сильно удивил Олега Феткулова. «Я на здоровье, конечно, не жалуюсь, но 15 сентября меня никто не обследовал», — сказал он, оставив решение вопроса о мере пресечения на усмотрение суда.

Пиротехник Игорь Дербенев, получивший во время пожара 45% ожогов тела, храбриться не стал. Подсудимый просил отпустить его под подписку о невыезде, чтобы он смог долечиться, поскольку из-за сильных ожогов у него до сих пор продолжает гноиться спина, а врачи рекомендовали ему прооперировать руку, на которой срослись два пальца. «Моя жена должна скоро родить. Угрозы для общества я не представляю», — заверил обвиняемый. На изменении меры пресечения настаивали также другие подсудимые и их защитники
Часть потерпевших предоставила суду самому решить данный вопрос, а некоторые потребовали арестовать остальных обвиняемых.

Главный обвиняемый отрицает вину

Решение суда будет оглашено во вторник. Затем он определит дату рассмотрения дела по существу. После того, как прокуроры озвучат фабулу обвинения, станет ясно, признает ли кто-то из подсудимых хоть часть вины.

Пока же известно, что главный обвиняемый отрицает свою причастность к преступлению. По мнению адвоката Анатолия Зака, его подзащитный не должен сидеть на скамье подсудимых. «Зак вообще не является субъектом преступления, а его вина не доказана», — заявил BFM.ru Сергей Дубинский.

Это, по его мнению, подтверждают имеющиеся в деле документы о ранее проводимых в клубе проверках. По их результатам штрафовалась исполнительный директор клуба Светлана Ефремова, а вовсе не Анатолий Зак. «Следователи спрашивали пожарных инспекторов, почему они не налагали административную ответственность на Зака, те отвечали, что не могли это сделать, так как у них не было для этого оснований», — рассказал защитник. Дубинский считает, что «это абсурд, когда человек не может являться субъектом административного правонарушения, но при этом может быть субъектом уголовного правонарушения» по тому же вопросу. «Я убежден, что Зака привлекли к ответственности из-за слов большого политического деятеля, который заявил, что виновные в пожаре должны быть наказаны, — сказал защитник. — Вот только все забыли про вторую часть его фразы: «но только, чтобы все было по закону».
 

Рекомендуем:

  • Фотоистории