16+
Воскресенье, 16 декабря 2018
  • BRENT $ 60.25 / ₽ 4022
  • RTS1116.50
6 октября 2010, 18:22 Право

ДТП на Ленинском: быть ли новому следствию

Лента новостей

В суде рассматривается вопрос о законности прекращения нашумевшего дела о ДТП на Ленинском проспекте столицы с участием автомобиля Mercedes топ-менеджера ЛУКОЙЛа. С жалобой обратился отец погибшей в аварии Ольги Александриной

Сергей Александрин. Фото: РИА Новости
Сергей Александрин. Фото: РИА Новости

Тверской суд Москвы сегодня приступил к рассмотрению вопроса о законности прекращения нашумевшего дела о ДТП на Ленинском проспекте столицы с участием автомобиля Mercedes топ-менеджера ЛУКОЙЛа. С соответствующей жалобой в суд обратился Сергей Александрин — отец погибшей в аварии Ольги Александриной, водителя Citroen. Именно на нее следствие возложило вину за случившееся. Однако дело в связи со смертью женщины прекратили. В среду, 6 октября, адвокаты Сергея Александрина опровергли слова главы столичного ГУВД Владимира Колокольцева о беспрецедентной полноте расследования. Они утверждали, что следствие, напротив, провели недостаточно тщательно, и дали свою оценку происшедшего.

На заседание суда Сергей Александрин — высокий, подтянутый мужчина — приехал лично. Перед началом слушания он признался, что у него уже сложилось определенное мнение по поводу проведенного расследования. «В автомобиле Mercedes находился очень влиятельный человек, который довел ситуацию до маразма. Он даже подставил господина Колокольцева, который уверен, что было проведено очень серьезное расследование», — возмущался Александрин.

Представлявшие его интересы адвокаты Людмила Айвар и Игорь Трунов сразу же перешли в атаку. Они заявили, что следователь Главного следственного управления (ГСУ) при ГУВД Москвы Станислав Лагойко незаконно прекратил дело 27 августа этого года. Прежде всего, потому что не спросил согласия у родственников Ольги Александриной. «Следствие может прекратить дело за смертью виновного только, если с этим согласны родственники, так как по закону они могут настаивать на реабилитации», — считает Трунов. По его словам, в случае несогласия родных погибшей дело должны передать в суд, который и установит виновность либо невиновность водителя Citroen.

Отец погибшей настаивает на реабилитации дочери

Выступая в суде, Игорь Трунов отметил, что его доверитель настаивает на реабилитации дочери. «Из Конституции России следует, что каждый обвиняемый считается невиновным до тех пор, пока его вину не установит суд. Вступившего в силу приговора суда нет. Тем не менее, следствие сделало вывод о виновности Ольги Александриной», — представил свои аргументы Трунов.

По словам адвоката, это было сделано вопреки сложившейся судебной практике, когда дело закрывают без установления вины.

Людмила Айвар, в свою очередь, указала на недостатки проведенного расследования. Так, по ее мнению, автотехническая экспертиза не ответила на ряд вопросов, в частности о том, где именно столкнулись две машины.

Напомним, авария на Ленинском проспекте случилась 25 февраля этого года у дома 30, недалеко от площади Гагарина. В 8 часов утра там столкнулись Мercedes S 500, принадлежащий ЛУКОЙЛу, — в нем находился вице-президент компании Анатолий Барков, и Citroen. Управлявшая Citroen 37-летняя Ольга Александрина и ее свекровь, известный акушер-гинеколог, 72-летняя профессор Вера Сидельникова погибли. Что же касается Анатолия Баркова, то у него были диагностированы сотрясение мозга, перелом носа и лодыжки.

7 сентября глава столичной милиции Владимир Колокольцев сообщил, что результаты проведенных экспертиз показали — водитель автомобиля ЛУКОЙЛа не был виноват в аварии, а ДТП произошло по вине Ольги Александриной.

Неудобные свидетели

Анализируя материалы дела, Людмила Айвар отметила, что следователь Станислав Лагойко незаконно отверг показания очевидцев ДТП, которые утверждали, что Mercedes вице-президента ЛУКОЙЛа выехал на разделительную или на встречную полосу движения. Таких свидетелей было, по меньшей мере, трое. В их числе был водитель автомобиля Audi S8 Богданов. Он ехал из области в сторону Калужской площади по 5-й полосе. Позади него через одну машину стоял Mercedes. В левое зеркало заднего вида он увидел, как Мercedes выехал передними колесами на разделительную полосу движения, и потом сразу же услышал звук столкновения. «Свои показания Богданов подтвердил неоднократно во время допросов и очных ставок, — сказала Айвар. — Тем не менее, следователь признал их недопустимыми, поскольку они якобы основаны на предположениях».

«Следствие верит свидетелям, которые ему удобны, а которые неудобны — не верит», — негодовала адвокат. «С нашей точки зрения причиной наступления общественно-опасных последствий стали действии Владимира Картаева (водителя Mercedes), а не Ольги Александриной», — добавила она.

Людмила Айвар нарисовала картину происшествия, которая, на ее взгляд, имела место. «У меня нет машинок, как у следователя Лагойко», — сказала юрист, используя в качестве наглядного пособия мобильные телефоны и сенсорную мышь.

По мнению юриста, столкновение произошло из-за того, что Александрина не увидела выехавший на встречную полосу Mercedes из-за находившегося перед ней автомобиля Jeep. Последний, пытаясь избежать столкновения с автомобилем ЛУКОЙЛа, стал резко уходить вправо. Ехавшая за ним Ольга Александрина не видела Mercedes. Когда она заметила машину, то попыталась вырулить вправо, но там был другой автомобиль. Тогда она повернула руль влево. Ее машина начала «вилять» и Citroen занесло на разделительную полосу из-за неблагоприятных дорожных условий. «Нахождение Mercedes на разделительной полосе привело к тому, что туда же попадает Александрина и вследствие неконтролируемого заноса они сталкиваются лоб в лоб. Другого быть не могло! Вот картина ДТП», — подытожила Людмила Айвар.

Она полагает, что расследование по делу «было проведено неполно, не выявлены все очевидцы и обстоятельства ДТП». В частности, следствие даже не попыталось установить водителя Jeep, хотя имело для этого все возможности — машину зафиксировала видеосистема ГИБДД «Поток».

По мнению адвоката, еще одним основанием для отмены решения о прекращении дела является то, что следователь не дал никакой оценки действиям водителя ЛУКОЙЛа Владимира Картаева — нарушил он правила дорожного движения или нет.

Очевидцы были готовы пройти детектор лжи

Айвар заметила, что все не устроившие следователя свидетели выразили готовность пройти проверку на детекторе лжи — в отличие от водителя и охранника топ-менеджера ЛУКОЙЛа. «А в отношении Анатолия Баркова следователь просто забыл рассмотреть наше ходатайство. Видимо, эта личность у нас неприкасаемая», — иронизировала юрист.

Она рассказала, что Станислав Лагойко не пожелал допросить очевидца аварии Сергея Макеева, данные которого ему предоставил руководитель московского отделения Федерация автомобилистов России Сергей Канаев. При этом он сослался на то, что местонахождение Макеева якобы неизвестно.

«Я в первый раз вижу такого робкого следователя, который не может оформить принудительный привод свидетеля, запросить его данные в адресном столе — возмутилась адвокат. — Вы ведь даже космические войска умудрились запросить», — обратилась защитница к следователю.

«Этот человек не являлся свидетелем. Поэтому и в адресный стол я обратиться не мог и вызвать его не мог! — подпрыгнул Станислав Лагойко — Человек отказался ко мне являться и сказал, что очевидцем ДТП он не был».

Процесс продолжится завтра. Ожидается, что в ходе слушания свои аргументы озвучит следователь, а также участвующая в деле прокурор. Не исключено, что в тот же день суд примет решение о судьбе громкого дела.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории

BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию