16+
Понедельник, 24 сентября 2018
  • BRENT $ 81.19 / ₽ 5338
  • RTS1162.98
8 ноября 2010, 10:57
Дмитрий Потапенко

Дмитрий Потапенко

Меры мэр-а

Уничтожить палатки несложно. Дальше-то чего? Скоро также примут закон о пиве. Я не против всех этих мер псевдоборьбы с одурманиванием нашей нации, но мы каждый раз не с того конца рубим. Сейчас убираем все палатки, но физически ничего не поменяется, просто без работы останется большее количество людей. И будут квасить.

Собянин решил, что торговые уличные палатки портят облик столицы.
Несмотря на то, что постановление московского правительства о сносе ларьков еще не появилось, управы тут же бросились на зачистки. Такое рвение легко объяснимо, если вспомнить, что недавно своих мест лишились руководители двух управ, Таганской и Пресненской.

В СМИ появился комментарий Олега Митволя на этот счет, который считает, что избавить город от ларьков будет непросто, так как у многих владельцев есть право на собственность и соответствующие документы. Не буду спорить, может быть, на саму палатку документы и есть. Но на ее размещение документов, скорее всего, нет. Кроме того, например, к тому же электричеству, я вас уверяю, практически все они подключены нелегально.

Ситуация достаточно банальна. Понятно, что нет ни одной палатки, которая имела бы полный комплект необходимых документов. Во-первых, он сложен, а во-вторых, неисполняем физически и в принципе. Даже сеть Стардогс, очень крупная и белая структура, лишится 60-80% своих палаток.

Поэтому Собянин еще и подумать не успел, а палатки уже сносят. Это несложно, потому что распределение этих мест всегда отдавалось на откуп именно управам. Никто лучше них не знает, каких конкретно бумаг не хватает у конкретного предпринимателя. Это сотни тысяч палаток различного уровня. Конечно, все пытаются как-то выкручиваться, потому что затронуты интересы не только предпринимателей, но и самих чиновников. Ведь какой для них был доходный бизнес — каждая палатка всегда что-то нарушала, и потому в любой момент могла быть торжественно подоена в честь очередного праздника.

Новый мэр счел, что палатки не только портят внешний вид, но и мешают движению. Но дело в том, что торговые площади должны располагаться именно там, где ходит народ, а не где-то на отшибах. Надо строить торговые улицы. Конечно, можно в очередной раз объявить, что торговля — это плохо. Но чем больше мы гнобим торговлю, тем сильнее бьем по производителю. На каждый завод должны работать сотни тысяч торговых площадей. Но понимания, что торговли должно быть в кратные разы больше производства, в нашем информационном пространстве и обществе не существует. Считается, что торговля — это сплошь барыги и спекулянты, а вот производить что-то и есть настоящая работа. Ну, хорошо, произвел ты товар, а дальше что с ним делать будешь — солить? Ведь торговля — это услуга, когда человеку предлагают альтернативные варианты решения того или иного вопроса. По логике ура-патриотов получается, что надо делать продуктовые наборы и заставлять людей их покупать.

Что касается мелкой торговли и общепита, то они не просто должны — они обязаны быть. Ведь это основное поле деятельности для малого предпринимательства. Не у всех же есть деньги на открытие в стационарном пункте точки питания или магазина. А инвестиция в палатку — это 200-300 тысяч рублей, плюс товара на сотню, и человек уже может как-то работать. Но только пакет необходимых документов неисполним, подключение к электричеству и коммуникациям — вообще unreal. Поэтому уничтожить палатки несложно. Дальше-то чего?

Скоро также примут закон о пиве. Нет, я не против всех этих мер псевдоборьбы с одурманиванием нашей нации. Только у нашей нации не пиво отбирать, а работу давать надо. Квасят от безысходности, но мы каждый раз не с того конца рубим. Сейчас убираем все палатки, но физически ничего не поменяется, просто без работы останется большее количество людей, только и всего. И будут квасить.

Это популизм чистой воды. Что до ретивости управ, так московские чиновники сегодня вообще ведут себя настолько безобразно, показывая свою истинную суть. Заглядывая в рот новому начальству, соревнуются, кто быстрее повторит последнюю мысль вождя. Правда, о новом вожде пока не могу сказать ничего плохого. Что мне нравится — а такую фразу в адрес российского чиновника редко услышишь из моих уст, — он почти не пиарится. В тех редких репортажах, где удается его увидеть, он постоянно что-то требует с подчиненных: «Ну, а по делу-то что скажешь?» Ничего не хочу сказать, пока это всего лишь робкие наметки.

С другой стороны, не скрою этого, — меня очень смущает его супруга и одновременное выделение денег на строительную отрасль. Ирина Собянина — владелица дорожно-строительной компании «Ира бордюр». Они известны тем, что делали аморально дорогие бордюры в Тюмени. Хотелось бы верить, что из нее не получится Елены Николаевны No.2, но кто ж его знает. Конфигурация больно знакомая, и вызывает, так сказать, привычное напряжение в области задницы. А задница вполне возможна — на дорожное строительство выделено 100 миллиардов московского бюджета. Я нисколько не сомневаюсь, что они за мое же благо борются, и по формальным признакам ничего не могу сказать против, но... неприятная такая, знаете ли, аналогия.
 

Рекомендуем:

  • Фотоистории

    BFM.ru на вашем мобильном
    Посмотреть инструкцию