16+
Вторник, 1 декабря 2020
  • BRENT $ 47.56 / ₽ 3617
  • RTS1303.00
27 декабря 2010, 17:16 СМИКомпанииПраво
Актуальная тема: Дело Ходорковского

Ходорковский и Лебедев будут сидеть и дальше

Лента новостей

«Свободу!», «Позор!», «Беспредел!» Под такие крики скандирующей у здания Хамовнического суда толпы судья Виктор Данилкин в понедельник приступил к оглашению приговора по второму делу Михаила Ходорковского и Платона Лебедева

Михаил Ходорковский выглядел предельно сосредоточенным и улыбнулся лишь однажды — увидев в суде своих родителей. Фото: РИА Новости
Михаил Ходорковский выглядел предельно сосредоточенным и улыбнулся лишь однажды — увидев в суде своих родителей. Фото: РИА Новости

Они были признаны виновными в хищении вверенного имущества в особо крупном размере (ч.4 ст.160 УК РФ) и отмывании денежных средств, приобретенных в результате преступления (ч.4 ст.174.1 УК РФ). При этом суд прекратил дело по одному из эпизодов обвинения за истечением сроков давности. Адвокаты назвали приговор «переписанным обвинительным заключением».

В зал суда журналистам пришлось прорываться буквально с боем. Многие приехали в суд к семи утра. Среди известных людей были замечены актеры Наталья Фатеева и Игорь Ясулович, карикатурист Андрей Бильжо, главный редактор «Новой газеты» Дмитрий Муратов и сопредседатель партии «Правое дело» Леонид Гозман. Связанный с началом чтения приговора ажиотаж был не только у здания Хамовнического суда, но и в Рунете. В понедельник эта тема стала одним из самых популярных новостных запросов в поисковой системе Google.

За час до начала заседания (начало слушаний было запланировано на 10 утра) у входа в здание собралась большая толпа: около трех сотен журналистов российских и зарубежных СМИ и просто сочувствующие. Последние держали в руках фотографии с портретом экс-главы «ЮКОСа» и самодельные плакаты с надписями: «Свобода каждого под угрозой», «Мы все немножко Ходорковские».

Собравшиеся жаждали попасть внутрь, приставы стояли насмерть. Они даже выпихнули наружу уже вошедшего в предбанник лидера старейшей в России правозащитной организации «За права человека» Льва Пономарева. Его дочь Елена Липцер является одним из адвокатов Платона Лебедева. Ни предъявление служебного удостоверения, ни увещевания убедить приставов не могли. Правозащитника пустили лишь после того, как адвокаты передали свою просьбу секретарю.

Вначале внутрь пропустили съемочные группы, затем фотографов и только в самом конце пишущую прессу. В результате у входа образовалась чудовищная давка. В зал смогли попасть не более 40 человек. В их числе были родители Михаила Ходорковского, а также дочь и сын Платона Лебедева. Ходорковский, одетый в темные джинсы и черную рубашку, выглядел предельно сосредоточенным. В ожидании судьи все больше мрачнел и Платон Лебедев, на котором был уже ставший привычным спортивный костюм.

За сроком давности

Из-за возникших накладок оглашение приговора началось с опозданием на 45 минут. Открыв пухлую бордовую папку, судья Виктор Данилкин первым делом объявил, что вынес постановление о прекращении дела по эпизоду, связанному с хищением акций дочерних предприятий «Восточной нефтяной компании».

Это было предсказуемо. Дело в том, что 10-летний срок давности по данному эпизоду истек еще два года назад. По версии обвинения, преступление имело место в 1998 году. Экс-глава ЮКОСа Михаил Ходорковский, бывший руководитель МФО «Менатеп» Лебедев и другие участники их преступной группы (в их числе якобы были бывшие акционеры ЮКОСа Леонид Невзлин, Михаил Брудно, Владимир Дубов и другие — BFM.ru ) завладели акциями шести фирм: ОАО «Ачинский НПЗ»,ОАО «Новосибирское предприятие по обеспечению нефтепродуктами», ОАО «Томскнефтепродукт», ОАО «Хакаснефтепродукт», ОАО «Томскнефтегеофизика» и ОАО «Томскнефть – ВНК», внесенных РФ в уставный капитал ВНК. Таким образом ЮКОС получил контроль над 38% акций ВНК стоимостью свыше 3,6 млрд рублей. Как утверждалось в обвинительном заключении, акции ВНК были обменяны на 37 млн акций ЮКОСа. При этом были составлены заведомо ложные акты оценок стоимости ценных бумаг. Стоимость акций ВНК была явно занижена, а стоимость акций ЮКОСа явно завышена. Впоследствии ценные бумаги были переоформлены на ряд зарубежных оффшорных компаний и таким образом легализованы.

В ходе прений сторон прокуроры просили признать подсудимых виновными, однако освободить от уголовной ответственности по данному эпизоду.

«Фиктивные сделки»

Почти сразу судья заявил, что считает доказанным предъявленное подсудимым основное обвинение, связанное с завладением нефтью и отмыванием преступных доходов.

Первоначально и Ходорковскому, и Лебедеву вменялось в вину хищение в 1998–2003 годах 350 млн тонн нефти, добытых дочерними предприятиями ЮКОСа: «Самаранефтегазом», «Юганскнефтегазом» и «Томскнефтью». Однако к концу процесса прокуратура уменьшила объем примерно на треть — до 218,7 млн тонн. При этом стоимость якобы похищенного подсудимыми почему-то сократилась незначительно: с 892,4 до 824,1 млрд рублей. Сумма же отмытых, по версии обвинения, денег и вовсе осталась прежней — 487 млрд 402 млн рублей и 7,5 млрд долларов.

В качестве доказательства противоправности действий подсудимых судья, в частности, процитировал договоры дочерних компаний ЮКОСа с покупателями и пришел к выводу, что сделки «носили фиктивный характер». Так, в соглашениях указывалось, что покупателем нефти является ОАО «НК «ЮКОС». Однако это не соответствовало действительности — на самом же деле нефтедобывающие предприятия отгружали товар непосредственно российским и зарубежным производителям, сказал судья. Цена, по которой, согласно договорам, якобы приобреталась нефть, составляла только затраты на добычу данного сырья, и в среднем в 2-4 раза была ниже рыночной, отмечалось в приговоре. То есть, по логике суда, ЮКОС фактически обирал своих «дочек».

Приговор гласил, что в компании пытались создать «видимость рыночного формирования цен закупки нефти». Для этого были организованы мнимые аукционы, в которых участвовали подставные фирмы — им ЮКОС, по версии судьи, «обеспечивал статус победителя торгов».

Приговор судья Данилкин читал скороговоркой. Его слова утопали в криках скандирующей снизу толпы: «Свобода!», «Россия без Путина», «Беспредел!», «Позор!». «Раз-два-три. Путин уходи!».

Вскоре за проведение несанкционированной акции в милицию забрали 12 митингующих.

Примечательно, что узнав об обвинительном приговоре, прокуроры совсем «расслабились». С обеда команда из четырех гособвинителей вернулась спустя 40 минут. Судью этот факт не смутил — он продолжил чтение вердикта приговора без них.

Решение суда подсудимые восприняли с внешним безразличием. Платон Лебедев читал книгу. Михаил Ходорковский погрузился в изучение каких-то документов. Бизнесмены отрицают свою вину. Они считают дело политическим, утверждая, что их фактически обвинили в хищении почти всей добытой ЮКОСом нефти.

Не обошлось без скандала — в середине дня приставы вывели из зала супругу Михаила Ходорковского Инну с дочерью Настей за то, что женщины переговаривались.

Виктор Данилкин прервался около семь часов вечера, объявив перерыв до 10 утра следующего дня.

По оценкам участников процесса, оглашение приговора может занять несколько дней и завершиться, скорее всего, уже после новогодних праздников. Напомним, что прокуроры настаивали на сроке в 14 лет.

Такое наказание обвинители просили назначить бизнесменам с учетом уже имеющегося у них 8-летнего срока. Оба были осуждены в 2005 году Мещанским судом за хищения и уже отбыли из них семь.

Два вопроса защиты

У защитников подсудимых осталось очень странное впечатление от услышанного. «Все это очень сильно напоминает обвинительное заключение», — сказал адвокат Платона Лебедева Константин Ривкин. Его поддержал адвокат Михаила Ходорковского Юрий Шмидт. Он высказал удивление тем, что судья, который, как казалось защитникам, достаточно внимательно вел процесс, «не учел не только того, что говорила защита, но и не внес коррективы, о которых говорило обвинение». Шмидт уверен, что на судью было оказано беспрецедентное давление. Причем это произошло после того, как суд 15 декабря отложил оглашение приговора без объяснения причин. Именно поэтому судья «решил переписать обвинительное заключение», тем самым показав, что он не самостоятелен, считает Шмидт.

С ним полностью согласен другой адвокат Ходорковского, Вадим Клювгант. По его мнению, в противном случае суд не стал бы использовать в приговоре такие фразы как «фиктивное право собственности на нефть». Адвокат заявил, что существуют десятки судебных решений, где ЮКОС признан собственником нефти. Клювгант уверен, что к вынесению приговора Ходорковскому и Лебедеву суд подошел избирательно, несмотря на недавнее заявление главы государства.

Адвокат привел ситуацию с компанией «Газпром», председателем совета директоров которой являлся Дмитрий Медведев. Газовая компания так же, как ЮКОС, закупала сырье на промыслах по цене в 10 раз ниже ее стоимости на бирже в Роттердаме. Однако суд почему-то посчитал аналогичные действия ЮКОСа преступными. «В этой связи у меня возникает два вопроса, — сказал Клювгант. — Первый — как же у нас насчет избирательности правосудия? И второй — не стыдно ли?»

Родственники подсудимых покинули суд в расстроенных чувствах. «Я надеялся на Медведева, но теперь ничего хорошего не жду», — сказал BFM.ru отец экс-главы ЮКОСа Борис Ходорковский.

Защитники пообещали обжаловать выносимое судом решение.

«Циничная система безнаказанного устранения политических соперников»

Между тем, обвинительный приговор Ходорковскому и Лебедеву побудил Верховного представителя Евросоюза по иностранным делам и политике безопасности Кэтрин Эштон призвать российские власти уважать права человека. Эштон, слова которой передала ее пресс-секретарь, напомнила, что на недавнем саммите РФ-ЕС 7 декабря в Брюсселе Евросоюз выразил надежду на то, что Россия будет придерживаться норм правового государства и уважать свои международные обязательства в области соблюдения прав человека. ЕС намерен внимательно следить за делом Ходорковского, сказано в заявлении пресс-секретаря.

Со своей стороны, глава МИД Германии Гидо Вестервелле заявил, что обстоятельства процесса дают основания для чрезвычайной обеспокоенности и отбрасывают Россию назад на ее пути к модернизации, сообщает агентство dpa.

Газета The New York Times написала в понедельник, что дело Ходорковского рассматривается как индикатор толерантности Кремля к политическому инакомыслию. Издание, называющее Ходорковского «самым известным заключенным» России, указывает: по мнению оппонентов правительства, происходящее с ним свидетельствует о манипулировании властью судебной системой.

Хотя обвинительный приговор был весьма ожидаем, конкретный срок, который судья определит Ходорковскому, позволит судить о том, намерен ли Кремль ослабить или, напротив, ужесточить контроль за политической системой. Менее жесткий приговор может расцениваться как победа протеже Путина, Дмитрия Медведева, которого считают «меньшим ястребом», пишет NYT.

Британская The Guardian в день начала вынесения приговора Ходорковскому и Лебедеву проанализировала утечки WikiLeaks на эту тему. Издание обращает внимание на откровенность лексики секретных депеш посольства США в Москве, которую называет «поразительной». Год назад сотрудник политического отдела дипмиссии сообщал в Вашингтон, что процесс носит «откровенно политический» характер, несмотря на усилия правительства придать ему видимость законности. Дипломат называет происходящее «циничной системой, в которой безнаказанно устраняют политических соперников». Автор депеши напоминает, что проблемы Ходорковского начались с известной встречи Владимира Путина с олигархами в 2000 году, на которой бизнесменам якобы было заявлено, чтобы они держались подальше от политики. «Широко распространено толкование, что Ходорковский нарушил эти неписанные правила: если ты не лезешь в политику, можешь набивать себе карманы, сколько захочешь», — говорится в послании в Госдепартамент.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию