16+
Четверг, 18 октября 2018
  • BRENT $ 80.01 / ₽ 5241
  • RTS1162.79
17 февраля 2013, 15:25 ОбществоКомпанииСМИПолитикаПерсоны

Алексей Волин: «Журналист живет не в безвоздушном пространстве»

Лента новостей

Замминистра связи и массовых коммуникаций Алексей Волин в интервью Business FM разъяснил свои резонансные высказывания о журналистах

Фото: minsvyaz.ru
Фото: minsvyaz.ru

Неделю назад, выступая перед студентами журфака МГУ, замминистра связи и массовых коммуникаций Алексей Волин заявил, что «журналист работает на дядю», который ему платит. Выступление чиновника сразу же стало хитом Интернета. Причем многие представители данной профессии согласились с замминистра.

Читайте также: «Работать на дядю»

В интервью Business FM Алексей Волин разъяснил свои резонансные высказывания о журналистах:

— Хотелось бы вернуться к тому, в чем заключалась квинтэссенция моего выступления на журфаке. Она сводилась к ряду простых тезисов.

Тезис первый — журналистика в нашем мире является бизнесом. И бизнесом достаточно немаленьким, потому, что только в прошлом году рекламный рынок принес 10 млрд долларов. Тезис второй — если журналистика является бизнесом, то она должна жить по законам рыночного производства и стремиться к получению прибыли. Тезис третий — прибыль можно получить только за счет поддержки того, что ты делаешь со стороны читательской аудитории. Потому, что самый лучший журналистский бизнес — это тот, который приносит читателей, зрителей, слушателей. Чем качественней твои материалы тем больше к ним уровень доверия, тем больше твоя аудитория, а, следовательно — тем ты более коммерчески успешен. И наоборот.

Следующий тезис заключался в том, что если вы хотите сделать некое сообщение, то лучше всего это делать по пользующимся спросом и интересом каналам. Потому, что если люди готовы заплатить за то, что вы говорите, пишете или показываете, то это реально нужный и полезный продукт.

Я даже привел такой исторический пример о том, что газета «Колокол», которую издавал Герцен в 19-м веке, была запрещена к ввозу в Российскую империю. Тем не менее, она продавалась в стране за деньги. И Герцен особо отмечал, что тот факт, что люди готовы за это платить, показывает то, что это действительно полезное издание.

И последнее — пассаж про «дядю», который вызвал, наверно, самое широкое обсуждение. Я говорил о том, что преподаватель, который учит студентов, должен объяснить им, что, после того, как они выйдут из института, они придут работать. И они будут жить не в безвоздушном пространстве, потому, что там, где они окажутся, обязательно окажутся люди, которые будут определять редакционную политику. Это то, о чем издание пишет и о чем оно не пишет. Поэтому у журналиста всегда есть «дядя». Этот «дядя» может быть выпускающим редактором, ответственным редактором, главным редактором. Иногда, это владелец, который определяет, куда двигается издание.

При этом, молодой человек, зная, что у него в жизни обязательно появится «дядя», также должен знать следующую вещь, которая делает его жизнь лучше: если ему не нравится редакционная политика того издания, где он оказался, он может пойти в другое. И найти себе другого «дядю». Еще вариант — стать индивидуальным блогером. Или, если у него есть средства и возможности, организовать собственное издание и самому стать дядей.

— А почему вы с этими тезисами выступили на журфаке? Вы считаете, что нужно корректировать программу?

— Я выступил потому, что в последнее время вижу серьезный разрыв между академической наукой и индустриальной реальностью. Поэтому я обратился к преподавателям с просьбой — больше внимания уделять в подготовке молодых журналистов тем реалиям, с которыми им предстоит столкнуться в жизни.

— Какие недоработки вы видите в законопроекте о запрете использования нецензурных слов в СМИ?

— Там есть одно слабое место: формулировка «нецензурная брань» — крайне широка. В этом отношении у нас есть определенная позиция: лексическая неопределенность является корупциогенным фактором. Поэтому мы считаем, что данный законопроект должен быть четче доработан, чтобы не возникало возможных трактовок и расширенных подходов.

Кроме того, в нашей стране использование матерной ругани в публичных местах в принципе уже запрещено. И поэтому нужно смотреть за тем, чтобы не пришли в противоречие два закона — ныне действующий и тот, который сейчас рассматривается.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории

BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию