16+
Среда, 13 декабря 2017
  • BRENT $ 63.95 / ₽ 3792
  • RTS1149.88
22 июня 2013, 13:09 ОбществоСтиль жизни

Мировые столицы превращаются в цитадели элит

Лента новостей

Крупные международные столицы превращаются в огромные закрытые цитадели элиты. Британская The Financial Times приводит мнение экспертов-урбанистов о роли современных интернациональных мегаполисов

Люди любуются ночным видом центра Сингапура. Фото: Reuters
Люди любуются ночным видом центра Сингапура. Фото: Reuters

Во Франции новая буржуазия, любящая жить дорого и со вкусом — таких французы называют «бобо» (от слов bourgeois-boheme), — когда-то вытеснила из Парижа богему и рядовых работников, а теперь сама по экономическим причинам оказывается на обочине. Если для семьи с детьми нужна просторная жилплощадь, многие перебираются в пригороды и на окраины. «Все уезжают, Париж оказывается не по карману даже верхушке среднего класса», — пишет обозреватель The Financial Times.

И это не единичный пример. Крупные города — в особенности Нью-Йорк, Лондон, Сингапур, Гонконг и Париж — сегодня пользуются большим спросом. Архитектор Даниэль Либескинд на саммите Новых городов говорил: «Мы живем во времена Ренессанса, города оживают после долгого забвения». Но есть железное правило 21 века: «Все ценное сразу прибирает к рукам пресловутый один процент». Крупные города превращаются в цитадели элиты. Для всех остальных это ужасно.

Авторитетный социолог и специалист в области урбанистики Саския Сассен из Колумбийского университета в разговоре с обозревателем The Financial Times пояснила: «В 1970-е Лондон был на мели, как и Нью-Йорк, и Токио. Париж был намного беднее, чем сегодня. И застройка обветшала».

Но с 1980-х началось восстановление. Сложный финансовый сектор потребовал развития целой инфраструктуры юриспруденции и бухгалтерского учета. С ростом активности слияний и поглощений наметилась концентрация международных головных офисов корпораций в нескольких ведущих центрах. Преступность снизилась, города стали более безопасными, выросло благосостояние. Появилась более интересная архитектура. Поднялись цены на недвижимость.

Сначала на обочине оказались представители рабочих специальностей и богема, пишет The Financial Times. В Париже продавцы с рынка зарабатывают на жизнь, но не живут. Если прежде можно было говорить о переходе общества в более высокий класс, теперь это плутократизация, и уже жертвами этого процесса оказываются средние слои и малый бизнес. Мировые мегаполисы превращаются в гетто аристократии. В 2009 году, по словам Сассен, золотой процент — один процент самых обеспеченных жителей — зарабатывал 44% всех выплачиваемых в городе доходов. Рынок недвижимости экстра-класса продолжал расти даже на фоне коллапса экономики. Вслед за Манхеттеном вытеснение среднего класса распространилось на Бруклин, Сассен говорит о постепенном разрушении.

Крупнейшие столицы мира превращаются в огромные закрытые сообщества, где культивируется элитарный «один процент». Представители элиты живут в этих городах не ради работы. Работать они могут практически где угодно. В глобальных мегаполисах элита создает внутреннюю сеть контактов, обучает детей в лучших школах. Разговор всегда идет о «хорошем образовании», хорошем «районе и магазинах», но на самом деле главное — исключительность, обособленность, подчеркивает The Financial Times.

Сегодня география важнейших полюсов определяется уже не по прежним линиям разделения между севером и югом, востоком и западом, демократиями и диктатурами. И высшие корпоративные и профессиональные круги Сан-Паулу оказываются ближе к «себе подобным» в Париже, Гонконге и других городах, чем в рамках своего коренного общества к представителям других его слоев. Треугольный контур перемещения элит в Европе соединяет Лондон, Париж и Брюссель, приводит издание мнение профессора антропологии Майкла Кита из Оксфордского университета.

Элитарный процент в глобальном мегаполисе неизбежно формирует государственный экономический курс. Сассен называет основные ценности «неолиберального проекта»: дерегулирование финансовой отрасли и приоритет борьбы с инфляцией над стимулированием занятости. «Политика вершится на Уолл-стрит, в лондонском Сити», — говорит она. Рупоры элиты заверяют маленького человека, что такая политика во благо для всех.

Проблема в том, что большая часть экономических и социальных благ концентрируется в немногочисленных крупных центрах. В остальном картина не столь привлекательная. Маленькие населенные пункты переживают не самые лучшие времена. Некоторые города второго порядка (Лион, Бристоль, Денвер) можно назвать успешными. Но к большинству это не относится. Даже такие крупные центры, как Сан-Паулу, Москва или Йоханнесбург слишком подвержены проблемам, связанным с преступностью и пробками, что препятствует их процветанию. Есть и попросту вымирающие города, такие как Детройт.

Рекомендуем:

  • Фотоистории