16+
Среда, 19 июня 2019
  • BRENT $ 62.30 / ₽ 3988
  • RTS1359.23
23 сентября 2013, 19:20 Общество

Голодовка за «рабский труд» и угрозу убийством

Лента новостей

Участница Pussy Riot Надежда Толоконникова, отбывающая срок в исправительной колонии, начала голодовку. Она протестует против «рабского труда» на швейном производстве и угроз со стороны руководства колонии и других осужденных

Участница панк-группы Pussy Riot Надежда Толоконникова перед началом заседания Верховного суда Республики Мордовии 26 июля 2013 года. Фото: РИА Новости
Участница панк-группы Pussy Riot Надежда Толоконникова перед началом заседания Верховного суда Республики Мордовии 26 июля 2013 года. Фото: РИА Новости

Участница панк-группы Pussy Riot Надежда Толоконникова, осужденная на два года лишения свободы за «панк-молебен» в храме Христа Спасителя, сегодня начала голодовку в исправительной колонии № 14 Мордовии. Она протестует против «рабского труда» на швейном производстве, а также заявляет об угрозах со стороны руководства колонии и других осужденных.

В связи с этим адвокаты осуждённой направили в Следственный комитет по Мордовской области заявление об угрозе убийством. Они требуют возбудить дело на заместителя начальника ИК-14 по безопасности и оперативной работе Юрия Куприянова. Ответ должен быть получен в конце этой недели.

В открытом письме осужденной, которое сегодня появилось в Интернете, Надежда Толоконникова подробно рассказывает о причинах, побудивших ее начать голодовку. По словам заключенной, о мордовских зонах ей стало известно еще в московском СИЗО. Про них сокамерницы говорили, что там «самый жесткий режим, самый длинный рабочий день, самое вопиющее бесправие». «На этап в Мордовию провожают как на казнь», — пишет Толоконникова. Пробыв в ИК-14 в мордовском поселке Парца почти год, заключенная пришла к выводу, что для подобных утверждений есть все основания.

«Вся моя бригада в швейном цехе работает по 16-17 часов в день. С 7.30 до 0.30. Сон — в лучшем случае часа четыре в день. Выходной случается раз в полтора месяца, — рассказывает осужденная. — Почти все воскресенья — рабочие. Осужденные пишут заявления на выход на работу в выходной с формулировкой «по собственному желанию». На деле, конечно, никакого желания нет. Но эти заявления пишутся в приказном порядке по требованию начальства и зэчек, транслирующих волю начальства», — описывает она условия труда.

«Система неформальных наказаний»

Толоконникова утверждает, что «режим в колонии действительно устроен так, что подавление воли человека, запугивание его, превращение в бессловесного раба осуществляется руками осужденных, занимающих посты мастеров бригад и старшин отрядов, получающих указания от начальников». По ее словам, «для поддержания дисциплины и послушания широко используется система неформальных наказаний».

Так, осужденную могут заставить «сидеть в локалке до отбоя», что означает запрет на вход в барак, ей могут «закрыть гигиену», «закрыть пищевую каптерку и чайхану».

«Мечтающая только о сне и глотке чая, измученная, задерганная, грязная, осужденная становится послушным материалом в руках администрации, рассматривающей нас исключительно в качестве бесплатной рабсилы», — указывает Толоконникова.

По ее словам, в июне 2013 года ее зарплата составила всего 29 рублей. «При этом в день бригада отшивает 150 полицейских костюмов. Куда идут деньги, полученные за них?», — задается вопросом осужденная.

Толоконникова пишет, что на полную замену оборудования лагерю несколько раз выделяли деньги, однако «начальство лишь перекрашивало швейные машины руками осужденных». «Мы шьем на морально и физически устаревшем оборудовании. Согласно Трудовому кодексу, в случае несоответствия уровня оборудования современным промышленным стандартам нормы выработки должны быть снижены по сравнению с типовыми отраслевыми нормами. Но нормы лишь увеличиваются. Скачкообразно и внезапно», — рассказывает Толоконникова. «Покажешь им, что можешь дать 100 костюмов, так они повысят базу до 120!» — цитирует она «бывалых мотористок».

Толоконникова утверждает, что в случае невыработки норм одной из осужденных наказывают весь отряд, всю бригаду, например, многочасовым коллективным стоянием на плацу без права посещения туалета и без права сделать глоток воды.

Она приводит случаи, когда одна из заключенных пыталась покончить с собой из-за невыносимых условий жизни, а другая — была забита до смерти зэчками, однако факт убийства администрации исправительного учреждения удалось скрыть.

«Плохо тебе уже точно никогда не будет, потому что на том свете плохо не бывает»

Условия прекращения Толоконниковой голодовки таковы: она просит перевести ее в другую колонию, а также требует перевода из швейного цеха на другую производственную деятельность. Кроме того, осужденная просит устранить в цехе условия работы, нарушающие Трудовой кодекс и иные нормативно-правовые акты.

Толоконникова сообщает, что 30 августа она обратилась к заместителю начальника колонии подполковнику Юрию Куприянову, которого попросила обеспечить всем осужденным в ее бригаде восьмичасовой сон. «Речь шла о том, чтобы сократить рабочий день с 16 часов до 12 часов», — поясняет Толоконникова. «Хорошо, с понедельника бригада будет работать даже восемь часов», — приводит она слова Куприянова . Сама Толоконникова расценила их как очередную ловушку, поскольку, по ее мнению, «за восемь часов завышенную норму отшить физически невозможно. Следовательно, бригада будет не успевать и будет наказана». «И если они узнают, что это произошло из-за тебя, — продолжил подполковник, — то плохо тебе уже точно никогда не будет, потому что на том свете плохо не бывает», — цитирует Толоконикова замначальника колонии.

Эти слова Толоконникова расценила как угрозу убийством. В связи с этим она обратилась в Следственный комитет с заявлением, в котором требует возбудить уголовное дело в отношении замначальника ИК-14 Юрия Куприянова по статье 119 УК («угроза убийством»).

«Заявление было подано адвокатами в минувшую пятницу, 20 сентября в СКР по республике Мордовия, — рассказала BFM.ru защитница Толоконниковой Ирина Хрунова. — В нем Толоконникова просит провести проверку изложенных ею фактов, возбудить уголовное дело в отношении Куприянова и применить к ней меры защиты, поскольку она опасается за свою жизнь».

По словам адвоката, по закону органы следствия должны провести проверку в течение трех — максимум 10 дней. Ответа защитники Толоконниковой ждут уже в эту пятницу.

Адвокат: «Каждый раз создаются какие-то проблемы»

Адвокат утверждает, что защитники каждый раз сталкивается с большими трудностями, чтобы попасть к своей клиентке. «Каждый раз создаются какие-то проблемы. Это означает, что обязательно будет скандал, звонок в управление ФСИН, звонок на горячую линию, обязательно будет стычка с каким-то инспектором, который захочет посидеть и послушать беседу защитников, либо, как было в последний раз у меня, будет стычка с начальником колонии, который куда-то уехал с рабочего места и кроме него подписать пропуск никто не может. А потом он врывался в комнату и говорил: «рабочий день закончен, давайте расходитесь», несмотря на то, что по закону мне положено не меньше четырех часов общаться со своей клиенткой. Каждый раз создаются какие-то препятствия», — сетует Ирина Хрунова.

Муж Надежды Толоконниковой Петр Верзилов, в отличие от адвокатов, не испытывает проблем с тем, чтобы попасть на свидание к жене. Он рассказал BFM.ru, что, как правозащитник от движения «За права человека», попадает в колонию беспрепятственно.

Верзилов надеется, что голодовка привлечет внимание российских и зарубежных СМИ и повлияет на то, чтобы Следственный комитет и ФСИН России проявили максимальное внимание к тому, что происходит в ИК-14.

«Надя не стала бы начинать всю эту кампанию, если бы это была пустая трата времени. Единственная причина, почему она объявила голодовку, это потому, что она считает, что все другие средства против действий администрации колонии в данной ситуации уже исчерпаны и неэффективны», — заявил Верзилов BFM.ru.

Он планирует увидеться с женой завтра, 24 сентября.

В УФСИН заявили о шантаже

В мордовском управлении ФСИН уже отреагировали на объявление Надеждой Толоконниковой голодовки. Правда, не совсем так, как надеется супруг осужденной. Там адвоката и мужа осужденной фактически обвинили в шантаже.

Как рассказала BFM.ru начальник пресс-службы УФСИН по республике Мордовия Марина Ханиева, на прошлой неделе, 17 сентября, у Ирины Хруновой и Петра Верзилова состоялся разговор с заместителем начальника колонии Юрием Куприяновым.

«Во время беседы Верзилов и Хрунова предложили перевести Толоконникову в другой отряд и трудоустроить ее в художественную мастерскую. Они заявили, что в случае невыполнения этих условий, в Следственный комитет РФ, Генпрокуратуру РФ, ФСИН и СМИ будут направлены заявления о том, что Куприянов угрожает Толоконниковой физической расправой и убийством», — продолжила Ханиева. Она добавила, что при этом муж и адвокат осужденной демонстрировали Куприянову подготовленные заранее заявления.

По словам руководителя пресс-службы, заместитель начальника ИК-14 в ответ заявил, что не занимается трудоустройством осужденных — этот вопрос находится в компетенции специально созданной комиссии.

Он отказался выполнить требования Верзилова и Хруновой, после чего обратился с заявлениями о склонении к совершению должностного правонарушения — созданию льготных условий для Толоконниковой — в Дубравную прокуратуру и начальнику УФСИН России по Республике Мордовия. В связи со сложившейся ситуацией планируется провести и служебную проверку.

Ханиева затруднилась ответить на вопрос о том, сколько времени может занять проверка со стороны прокуратуры. При этом она подчеркнула, что никаких особых требований на швейном производстве к осужденной не предъявляется, а о начале голодовки Надежда сообщила после того, как побывала на завтраке. Впрочем, о том принимала ли на нем Толоконникова пищу, ей неизвестно.

Алехина тоже голодала

Ранее 11-дневную голодовку в колонии провела другая участница группы Pussy Riot Мария Алехина. Это было в конце мая в колонии №28 города Березники Пермского края, где тогда содержалась осужденная.
Алехина перестала принимать пищу в знак протеста против отказа суда обеспечить ее личное присутствие на заседании по ходатайству об УДО. Она также требовала прекратить оказывать не нее давление посредством других осужденных. Требования заключенной были выполнены.

А в начале августа Алехину перевели в одну из колоний Нижегородской области.

17 августа прошлого года Хамовнический суд Москвы признал Марию Алехину, Надежду Толоконникову и Екатерину Самуцевич виновными в хулиганстве, совершенном по мотивам религиозной ненависти (ч. ч. 2 ст. 213 УК). Именно так суд расценил попытку девушек провести 21 февраля 2012 года панк-молебен и исполнить на алтаре песню «Богородица, Путина прогони». Каждая из них получила по два года лишения свободы. Смягчения приговора удалось добиться лишь Екатерине Самуцевич — 10 октября Мосгорсуд заменил ей наказание на условное и освободил в зале суда. В отношении других участниц приговор остался в силе.

Толоконникова и Алехина обращались в суды по месту отбытия срока с просьбой об условно-досрочном освобождении, но им было в этом отказано.

И Алехиной, и Толоконниковой осталось сидеть без малого полгода — они должны освободиться в начале марта 2014 года.

В конце августа защитники участниц панк-группы направили в суды ходатайства о замене осужденным оставшейся части срока на более мягкое наказание. Рассмотрение обращения Алехиной назначено на 26 сентября, сообщила BFM.ru Ирина Хрунова.

Что же касается Надежды Толоконниковой, то по информации ее адвоката, на этой в ИК-14 будет собираться комиссия, которая по запросу суда предоставит информацию о том, как Толоконникова отбывает наказание в колонии. Уже можно предположить, что в колонии вряд ли дадут «добро» на замену наказания.

Читайте также: Участницы Pussy Riot «готовы к этапу»

Читайте также: Трио Pussy Riot распалось: Самуцевич вышла на свободу

Читайте также: Суд отказал участнице Pussy Riot Алехиной в досрочном освобождении

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию