16+
Понедельник, 24 сентября 2018
  • BRENT $ 79.79 / ₽ 5299
  • RTS1149.53
27 декабря 2013, 20:01 ОбществоПравоПерсоны

«Мы больше не Pussy Riot»

Лента новостей

Участницы панк-группы Pussy Riot Мария Алехина и Надежда Толоконникова ответили на вопросы российских и зарубежных репортеров

Участницы панк-группы Pussy Riot Мария Алехина (слева) и Надежда Толоконникова, освобожденные из заключения по амнистии, на пресс-конференции в студии телеканала «Дождь». Фото: РИА Новости
Участницы панк-группы Pussy Riot Мария Алехина (слева) и Надежда Толоконникова, освобожденные из заключения по амнистии, на пресс-конференции в студии телеканала «Дождь». Фото: РИА Новости

Участницы панк-группы Pussy Riot Мария Алехина и Надежда Толоконникова, отсидевшие по 1 году и 9 месяцев за акцию в храме Христа Спасителя и вышедшие на свободу по амнистии, сегодня дали первую после освобождения пресс-конференцию. Они рассказали о своих планах на будущее, об отношении к Владимиру Путину и к церкви, а также заверили, что из России они не уедут.

К журналистам Надежда Толоконникова и Мария Алехина вышли в платьях, с прическами и на каблуках. На вопросы российских и зарубежных репортеров они отвечали целых два часа.

Читайте также: Участницы Pussy Riot вышли на свободу

О Боге и судьбе

«Верите ли вы в Бога и считаете ли вы, что все происходит по его воле?» — начали с каверзных вопросов представители СМИ, которых набралось около сотни человек.

«Я верю в Бога и считаю, что все происходит по нашей воле», — сказала Алехина. Надежда Толоконникова дала более туманный ответ: «Я верю в судьбу».

Вопрос о том, почему обе девушки сразу же после своего освобождения 23 декабря не отправились в Москву к маленьким детям, а предпочли несколько дней пообщаться с правозащитниками и друг с другом в Красноярске (там досиживала последние дни Толоконникова — BFM.ru), также не смог выбить активисток из колеи: «Лично мы никогда не упирали на наличие у нас детей, нам казалось нечестным прикрываться маленькими детьми, — возмутилась Толоконникова. — Мы отвечаем сами за то, что делали, и наши дети тут совершенно ни при чем». Она рассказала, что в Красноярске девушки встретились, чтобы обсудить их новый правозащитный проект, который они решили создать, еще сидя в колониях.

«Другие» люди

Но всех больше интересовало, пересмотрели ли девушки свое отношении к акции в храме Христа Спасителя, за которую они получили по 2 года лишения свободы. Ведь в недавнем интервью Ксении Собчак феминистки по-разному ответили на вопрос, считают ли они панк-молебен в церкви ошибкой. Так, Толоконникова признала, что это «выступление в храме было ошибкой», а Алехина с ней не согласилась.

«Может быть между подругами случился раскол?» — гадали репортеры.

Но те заверили, что никакого «раскола» между ними нет и быть не может. И упрекнули Ксению за взятое у них интервью: «Мы полтора часа пребывали в каком-то в недоумении».

«Для нас уже не важен панк-молебен, — уверяла Толоконникова. — Мы уже другие люди, мы прожили другую долгую жизнь в заключении. Она отличается от вашей современной реальности. Мы не Pussy Riot», — сделала она неожиданное заявление.

Позже девушка сообщила, что у участниц панк-группы «никогда не было цели достигнуть известности любой ценой». «Мы надевали маску, но с нас ее сдернули и поместили в зал суда. Мы не хотели этой известности и популярности», — настаивала Толоконникова.

Наполеоновские планы

Она и Мария Алехина, казалось, пока не пришли в себя от тюрьмы. Девушки рассказали, что создаваемый ими правозащитный проект «Зона права» будет посвящен продвижению жалоб заключенных на условия содержания, на случаи морального, психологического и сексуального насилия.

Бывшие участницы Pussy Riot собираются развернуть деятельность не только в Москве, «но и в тех регионах, где возникнут проблемы». Причем третья осужденная вместе с ними участница панк-группы Екатерина Самуцевич (она отсидела всего семь месяцев, а потом срок был заменен ей на условный — BFM.ru) может к ним присоединиться, если захочет. С ней девушки планируют встретиться в ближайшее время.

Алехина и Толоконникова планируют тесно сотрудничать с представителями общественных наблюдательных комиссий, которые имеют доступ в СИЗО, привлечь к делу юристов и правозащитников. Следить за прозрачностью финансовых потоков создаваемой организации они хотят позвать Алексея Навального.

«Основная проблема исправительных учреждений — это их тотальная закрытость. Люди не представляют, что творится в колониях, и большинству это неинтересно. Наша задача — объяснить, почему нужно заниматься тюрьмами, если мы хотим снижения уровня преступности: чтобы тысячи людей освобождались не с мыслями о рецидиве, а с созидательными мыслями», — говорила Толоконникова.

Судя по сказанному, планы у недавних заключенных поистине «наполеоновские»: они горячо говорили о необходимости трудоустройства бывших зеков, об организации культурной жизни в исправительных учреждениях и даже «культурной революции» на зонах. Для этого бывшие участницы Pussy Riot готовы были использовать их собственное «умение в искусстве».

Надежда Толоконникова похвасталась, что уже кое-чего добилась на правозащитной ниве. Ведь после ее голодовки, скандальных заявлений и жалоб на действия администрации мордовской женской колонии №14, 16-часовой рабочий день там «ушел в прошлое». «Система должна быть в тонусе. Мы заставим ее быть в тонусе!» — была решительно настроена она.

Алехина и Толоконникова говорят, что будут заниматься не только правозащитной, но и политической деятельностью. «Правозащитная деятельность в РФ — это и есть политическая деятельность», — считает Алехина.

О Путине и Ходорковском

Не обошлось без вопроса о Путине. Ведь 21 февраля 2012 года пятеро девушек из панк-группы Pussy Riot попытались исполнить в главном храме страны песню, направленную против него. Президент не скрывал негативного отношения к поступку девиц. А те не считали нужным скрывать своего отношения к президенту.

Так, Надежда Толоконникова призналась, что имя главы государства у нее ассоциируется с выстроенной им политической системой, а также «бюрократической машиной». «Самое страшное в путинской России — это говорить и не быть услышанным», — сказала она, посетовав, что «многие вещи» которые президент говорил про Pussy Riot, «далеки от действительности».

«А кто бы, на ваш взгляд, мог бы его заменить?» — спросили журналисты.

И тогда Толоконникова назвала осужденного за многомиллиардные хищения и помилованного на днях президентом Михаила Ходорковского.

«Солидарна», — поддержала подругу Алехина.

Впрочем активистки оговорились, что ни в коем случае не будут обращаться к экс-главе ЮКОСа с просьбой о финансовой помощи, «так как это некрасиво». «Надеемся на идейное и концептуальное сотрудничество», — сказала Толоконникова.

Высшие ценности для нее — это «справедливость, человечность, солидарность и неравнодушие», а моральный ориентир, так же как и для Алехиной, — Владимир Буковский. «Это идеал отважного правозащитника. Он выходил, садился вновь и жалел лишь о том, что успел сделать немного, до того как сел», — сказала она. Для Алехиной высшая ценность — свобода, под которой она прежде всего подразумевает «ответственность». Впрочем она заверила, что даже в тюрьме была свободна. «Для меня забор был лишь каменным сооружением», — сказала амнистированная.

Неудобные вопросы

Одним из наиболее щекотливых вопросов прессы стал вопрос о том, какова роль РПЦ в деле Pussy Riot. Однако девушки сообщили, что «готовы к диалогу с церковью» и говорили об этом еще на процессе в Хамовническом суде. «Почему нас тогда не услышали, является загадкой. Роль РПЦ в том, что мы оказались за решеткой, есть. Степень может оценить общество. Мы не склонны осуждать кого-то за то, что произошло», — осторожно заметила Мария Алехина.

Читайте также: Участницы Pussy Riot «готовы к этапу»

А журналисты удивились тому, что в жизни девушки выглядят не такими бойкими, как на процессе.

«То, что вы сделали, является ли это объектом такого большого внимания?» — прозвучал очередной «неудобный» вопрос.

И прежде чем ответить, Надежда Толоконникова поинтересовалась именем его автора. «В суде нам затыкали рот, не давали высказаться, поэтому приходилось кричать, — объяснила она. — Что касается интереса, это не нам решать, а обществу и людям».

Уезжать за границу девушки не собираются, так же как и давать гастроли в составе панк-группы. «Мы однозначно не уедем. Этот вопрос решен, и решен окончательно», — сказала Мария Алехина.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

  • Фотоистории

    BFM.ru на вашем мобильном
    Посмотреть инструкцию