16+
Понедельник, 21 августа 2017
  • BRENT $ 52.67 / ₽ 3108
  • RTS1027.85
14 марта 2014, 21:35 ОбществоПолитика
Александр Аничкин

Александр Аничкин

Каких санкций нужно бояться?

Санкции, санкции, все говорят о санкциях. В России одни отмахиваются — не страшно, переживем, другие хмыкают — все равно ничего серьезного не будет, не посмеют, слишком велика взаимозависимость. На Западе так чешут в затылках, что чубы трещат.

Обстановка неустойчивая, тревожная. Сегодняшнюю встречу Лаврова и Керри в Лондоне характеризуют как последний шанс. Последний, с точки зрения дипломатии.

Я бы вот хотел на что обратить внимание. Санкции уже действуют, только не те, что вводятся правительствами ad hoc — по случаю, как непосредственная реакция на кризис. Другие — вызванные, во-первых, еще «газовым шоком» середины нулевых, когда стало ясно, что Москва готова использовать углеводородное оружие в Европе (события 2006 и 2009 годов). А во-вторых, что еще важнее, объективными обстоятельствами. Такими, например, как стремление снизить энергетическую зависимость от углеводородов, избежать катастрофических изменений климата.

Эти санкции России не пережить. Не пережить, пока остается сидение на нефтяной игле. Более половины федеральных налогов России имеют источником нефтегаз, 75% экспорта — тоже. Три четверти природного газа экспортируется в Европу. Это исключительный фактор жизнеспособности экономики. Не только сам по себе, еще и потому, что цены на газ привязаны к ценам на нефть, в результате чего Европе газ обходится чуть ли не в два-три раза дороже, чем Америке.

Однако увязка эта в последнее время быстро разрушается. Прежде всего благодаря все более широкому использованию в энергетике LNG — сжиженного природного газа (русская аббревиатура СПГ). Здесь возможна переориентация на новых поставщиков, в частности, на Катар, и на старых, более надежных. Норвежский Statoil в 2012 году уже поставил европейским странам больше газа, чем Газпром. Экспорт СПГ из США регулируется на федеральном уровне. Процесс получения экспортной лицензии растягивается на месяцы. А если США решат облегчить экспорт сжиженного газа в Европу?

Следующее обстоятельство — сланцевая революция. Помните, сколько в прошлом году пепла высыпали себе на головы российские аналитики из-за сланцев? Сейчас пока не вспоминают, но скоро придется. Пока новая газовая революция коснулась в основном США. Но украинский кризис может заставить европейские страны снять ограничения на разработку сланцевого газа, месторождения которого имеются и в Западной, и в Восточной Европе. Янукович, кстати, успел подписать сделки по сланцевому газу с Chevron и Royal Dutch Shell. Повлияло ли это и как, на его политическую судьбу, это отдельный разговор.

У США есть возможность еще больше расширить разработку сланцевого газа. Пока этим занимались на землях, находящихся в частной собственности. Сейчас могут быть открыты федеральные владения.

Далее, США, одна из крупнейших нефтедобывающих стран мира, со времени нефтяных шоков 70-х годов не экспортируют свою нефть по соображениям национальной безопасности. Сейчас в этом экономической необходимости нет, наоборот, запрет вредит американским нефтяным компаниям. Экспорт американской нефти быстро и больно ударил бы по интересам России.

Потом, помимо сланцевой назревает еще одна нефтегазовая революция — песчаная. Речь идет о производстве нефти из битуминозных песков. Запасы этой нефти, в основном в канадской Альберте и в Венесуэле оцениваются в 1,7-2,0 триллиона баррелей. Общий объем мировых запасов обычной нефти на 2006 год оценивался в 1,1 трлн баррелей. Канадско-американский проект песчаной нефти уже в завершающей стадии.

Наконец, есть еще серьезная «оффшорная уязвимость» российских компаний. Речь не идет об оффшорах, где прячут наворованное, а о вполне оправданном для экономического роста оффшорном финансировании долга, то есть о размещении ценных бумаг на иностранных финансовых рынках. Корпорации emerging markets — развивающихся рынков, в первую очередь стран BRIC, с 2010 года выпустили оффшорных долговых обязательств на 400 млрд.долларов, то есть около 40% всего своего долга (по расчетам Nomura).

А на первом месте среди стран с высокой оффшорной зависимостью Россия и Украина. Эта зависимость часто не учитывается в расчетах национального долга, ее называют скрытой или спрятанной задолженностью. Между тем, для России она составляет 12% от ВВП, для Украины — 9%. Говорят, Украине грозит дефолт. Тревожиться нужно и за Россию.

Рекомендуем:

  • Фотоистории