16+
Воскресенье, 19 ноября 2017
  • BRENT $ 62.72 / ₽ 3705
  • RTS1132.45
31 июля 2009, 13:21

«Бизнес не может развиваться в таких условиях»

Лента новостей

В деле о контрабанде на Черкизовском рынке могут появиться новые фигуранты. Но главное для прокуратуры сейчас — пресечь внеплановые проверки бизнеса, заявил в интервью Business FM первый заместитель генпрокурора Александр Буксман

Александр Буксман. Фото: ИТАР-ТАСС
Александр Буксман. Фото: ИТАР-ТАСС

В деле о контрабанде на Черкизовском рынке могут появиться новые фигуранты. Но главное для прокуратуры сейчас — пресечь внеплановые проверки бизнеса, заявил в интервью Business FM первый заместитель генпрокурора Александр Буксман.

— Кто может проводить внеплановые проверки и по каким основаниям?

— Внеплановые проверки, как и плановые могут проводить те органы и структурные подразделения, которые наделены правом контроля. Это налоговые службы, Роспотребнадзор, многие органы, которые занимаются контролем в области финансов, в области потребительского рынка. Их в общей сложности почти 50. Включая еще до недавнего времени органы милиции. Эти проверяющие структуры, их просто туча! И вся соль этой реформы в том, чтобы весь этот хаос минимизировать и организовать какое-то нормальное поступательное движение в области контроля. Потому что оно было избыточно, коррупционно. И необходимо было государству поставить серьезный барьер на пути этого. Потому что бизнес не может развиваться в таких условиях. Это очевидно.

— А какие основания для проверок прокуратура считает необоснованными?

— Прокуратура по многим причинам считает такие проверки необоснованными. Практика у нас еще только складывается. Но бросается в глаза то, что сейчас на этой стадии — за два прошедших месяца, пока действует закон — многие контролирующие органы даже не могут придумать причину, по которой они решили во внеплановом выездном порядке проверить того или иного субъекта предпринимательской деятельности из области малого и среднего бизнеса. Порой приводят надуманные причины. Естественно, прокурор в таких случаях отказывает в согласовании таких проверок. Прокуроры почти в половине случаев, когда обращаются за согласованием таких проверок, отказывают. В некоторых субъектах, в частности в Амурской области, почти 95% случаев, когда прокуроры не находят никаких оснований для проведения внеплановых проверок. Это просто из воздуха придуманные основания.

— Правильно я поняла, что в связи с теми поправками, которые были приняты в закон, сейчас милиция не может самостоятельно прийти и проверить?

— Органы милиции не в праве проверять хозяйственную деятельность тех или иных субъектов предпринимательства. Они могут проверять заявления о преступлениях, которые совершены тем или иным субъектом, должностным лицом. А проверять хозяйственную деятельность они не в праве. Прежде это было сплошь и рядом. Мы обладали таким количеством примеров, от которых волосы дыбом становятся! Просто тотальные, бесконечные проверки, ничем не мотивированные. Это означает, что тормозится вся деятельность предприятия, изымаются документы, база данных. Просто парализуется работа.

— Если сейчас милиция приходит в компанию, они могут отказать милиции в допуске?

— Совершенно верно. Если милиция приходит не в связи с уголовно-процессуальной деятельностью, то такие проверки она проводить не в праве.

— Предприниматель может обратиться в органы прокуратуры с жалобой?

— Абсолютно верно. Может обратиться к прокурору. Нарушители будут привлечены к ответственности.

— Какие еще ведомства, помимо милиции, чаще всего пытаются провести внеплановую проверку? На что они ссылаются? И какие компании они пытаются проверить, из каких отраслей?

— У каждого свое направление деятельности. Роспотребнадзор — прежде всего общепит. И надо понимать, что у них, наверное, больше всего будет оснований для того, чтобы такие внеплановые проверки проводить. Понимаете, летняя пора, дети находятся в лагерях. В прежние годы мы констатировали массовые отравления детей некачественной пищей, неправильное хранение пищи. И такие внеплановые проверки этим органам прокуроры будут согласовывать. Потому что мы знаем, что эта проблема себя не изжила. Технологический режим нарушается сплошь и рядом. И если таких проверок не будет, мы будем подвергаться опасности. А что касается других органов контроля, там, наверное, меньше будет оснований для того, чтобы такие проверки проводить вне плана.

— Очень часто предприниматели жалуются на необоснованные проверки со стороны налоговых органов. Действительно такие жалобы подтверждались?

— Конечно! Внеплановые проверки должны мотивироваться. Тут точно будет сниматься основная масса таких запросов, поскольку сложно мотивировать такую проверку, когда нет никакой информации о явных нарушениях налогового законодательства. Этот пласт серьезно снимется. Ведь эти проверки прежде всего несут с собой коррупционную опасность. Приходят, ставят условия и уходят тогда, когда условия выполнены. Об этом говорили бизнесмены на встрече с президентом, что невозможно работать, замучили проверками. Причем, они же не идут в предприятие, которое является убыточным. Они идут в те, где есть прибыль, с которой они предлагают с ними поделиться. И налоговые органы в том числе.

— На встрече Юрия Чайки с президентом последний сказал, что надо предпринимать к должностным лицам различные меры воздействия, вплоть до увольнения. Какие еще санкции прокуратура будет применять против нарушителей?

— Прокурор пользуется теми инструментами, которые представлены законом. А это внесение представления с постановкой вопроса о дисциплинарной ответственности, применение мер административной ответственности, составление соответствующего документа и обращение в суд за этим. Если причинен ущерб физическому лицу, которое не может самостоятельно защитить свои интересы в суде, он вправе обратиться с таким иском в суд. Но вопрос установления административной ответственности за нарушение режима проверок пока еще не решен. Но мы такие предложения уже внесли в правительство с тем, чтобы оно инициировало как субъект законодательной инициативы этот вопрос. Понимание есть. Думаю, это будет правильно, логично. Раз есть порядок и будут нарушения, за эти нарушения должностные лица должны нести ответственность.

— Прокуратура не собирается останавливаться на этой работе в отношении малого и среднего бизнеса. И большой бизнес тоже вправе в будущем рассчитывать на то, что прокуратура будет отсекать ненужные внеплановые проверки?

— Речь идет не только о внеплановых проверках. Закон вступает в действие поэтапно. Со следующего года вступает в действие та его часть, которая предусматривает введение реестра проверок. Планы проверок тоже будут формироваться заранее на следующий год. Они будут размещаться в Интернете с тем, чтобы любой субъект проверки посмотрел, есть ли в плане он.

Не только малый и средний, проверяют и крупный бизнес. Проверяют учреждения, организации. И тоже мешают нормальной деятельности. Чрезмерный контрольный диктат. А следующий год — это введение реестра, сводный план проверок по всей России, от федеральных органов до муниципальных. У нас создано специальное подразделение, разработан программный продукт. И мы готовимся к тому, чтобы эту работу осуществлять в полной мере. Это, правда, пока касается субъектов малого и среднего предпринимательства.

— В последнее время суды стали чаще выносить решения, которые освобождают бизнесменов под залоги или просто меняют им меру пресечения. Это начало тенденции или это случайное совпадение?

— Прокуратура давно и принципиально отстаивала ту позицию, что к избранию меры пресечения в виде заключения под стражу по экономическим преступлениям нужно относиться чрезвычайно осторожно. Масса таких случаев, когда следователи ставили перед судом вопрос об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, либо о продлении сроков содержания под стражей. А прокуроры занимали иную позицию, но несмотря на это суд удовлетворял постановление следователя. А то, что в последнее время по ряду дел были приняты судебные решения об отказе о дальнейшем продлении срока содержания под стражей, прежде всего по экономическим преступлениям, это нормально, это позитивная тенденция. Потому что нельзя расследовать такие дела по многу лет, при этом содержа людей под стражей.

Как правило, мера пресечения такого рода избирается для того, чтобы обвиняемый не помешал следствию. Это на первом этапе оправданно. Но когда следствие практически завершается или по нескольку месяцев вообще не выполняются какие-то следственные действия с обвиняемым такого рода, конечно необходимости содержания под стражей такого субъекта нет. И судьи правильно сейчас ориентируются на изменение меры пресечения, на избрание иной меры, в частности залог. Это нормально. Это шаг в позитивном направлении. Я надеюсь, такая практика будет расширяться. Потому что немало ошибок в этом направлении сделано.

— Генпрокурор ранее призывал судей использовать и иные, альтернативные виды и меры пресечения. Об этом говорит и глава Верховного суда Вячеслав Лебедев. Залог уже используется, а домашний арест никогда не применяется.

— Да, действительно, такая мера пресечения предусмотрена УПК, но она не применяется в силу отсутствия к тому технических возможностей. Если ориентироваться на страны Запада, США, то там есть специальный механизм. Это дорогостоящая программа, когда на такого обвиняемого надевается браслет, фиксируется местонахождение по спутниковой системе. У нас все технические возможности для этого есть, но финансовые затруднения не позволяют реально это осуществить.

— Последнее громкое дело — Черкизовский рынок. Последняя информация: торговцы жаловались на сотрудников милиции, которые требовали с них за вывоз товара от 50 до 150 тысяч рублей.

— Очень много слухов вокруг так называемого «Черкизона». То там кого-то обманывают, то там кого-то обдирают, с кого-то снимают большие деньги за доступ к контейнерам, за вывоз товаров. Но пока нет таких официальных обращений в правоохранительные органы. Может, это связано с тем, что люди, чьи права таким образом нарушаются, не имеют легального положения здесь в России. Может быть, те товары, о которых идет речь, сами несут в себе контрабандную основу.

На этой теме слишком много спекуляций. Там обследовали 8 тысяч человек, это примерно из 50 тысяч, которые там находились. Там не единичные случаи заболевания разными болезнями, в том числе и ВИЧ-инфицированные, и туберкулез. Я не понимаю тех защитников, которые говорят, а что же, куда им теперь деваться этим людям. Если люди работали здесь «вчерную», нелегально, то они понимали, на что шли. Так можно сказать, слушайте, что такое, почему вы мешаете сбыту наркотиков, люди же там работают! Или на продаже краденых автомашин тоже люди работают.

— Есть ли какие то признаки, указыввающие на Тельмана Исмаилова в делах, которые расследуются по контрабанде?

— В этом деле предъявлены обвинения целому ряду лиц, я думаю, что следствие разберется объективно. И если найдет доказательства, а оно, наверное, все сделает для того, чтобы собрать, то, я думаю, что все лица, причастные к этой проблеме, к этому преступлению понесут свою долю ответственности. В том числе и руководители.

Рекомендуем:

  • Фотоистории