16+
Четверг, 19 июля 2018
  • BRENT $ 73.06 / ₽ 4600
  • RTS1144.72
11 декабря 2014, 18:21 ФинансыБанки, вклады и кредиты

Алексей Симановский: банки — не кролики, и сокращение их количества — не самоцель

Лента новостей

О том, что нужно делать для укрепления доверия к отечественной банковской системе, в интервью Business FM рассказал первый зампред ЦБ РФ Алексей Симановский

Фото: Митя Алешковский/BFM.ru
На ваш взгляд, какие факторы должны влиять на доверие населения и бизнеса к банковской системе в целом и к отдельным банкам, в частности?
Алексей Симановский: Традиционные факторы. Если банк стабильно работает, выполняет все свои обязательства, грамотно оказывает банковские услуги, а грамотно — это значит профессионально, оперативно, вежливо, то это, собственно, определяет его репутацию. Помимо этого имеет значение, конечно, если говорить специально о теме вкладов, какой доход получают вкладчики по вкладам, это тоже как-то на репутацию влияет. Вот, что бы я в связи с этим хотел сказать — это, то, что иногда, как говорят, добрая слава лежит, худая бежит. Если слишком крикливая рекламная кампания, если слишком высокие процентные ставки по вкладам — вот это должно, скорее, не привлекать, а настораживать. Проявлять дополнительное внимание к такого рода обстоятельствам, на мой взгляд, нужно примерно так, когда на базаре кто-то продает, а кто-то кричит: подходите, торопитесь, хватайте. У меня, например, это вызвало бы определенную реакцию, и я бы поосторожничал, присмотрелся бы.
Если разговаривать о так называемом оздоровлении банковской системы, то у большинства населения оно ассоциируется с закрытием размножившихся банков в последнее время. Справедливо ли такое отождествление?
Алексей Симановский: Нет, конечно, несправедливо. Банки — это же не кролики, они не размножаются и не съедают всю капусту, которая растет на огородах. Нет, абсолютно такой задачи оздоровления банковского сектора не стоит, не стояло, никогда стоять не будет, чтобы просто сократить количество банков. Вопрос не в этом. Когда Банк России начал эту работу, было определенное количество банков в стране, у которых были довольно серьезные накопившиеся проблемы. Эти проблемы касались качества активов. И второе, определенный контингент банков был достаточно активно вовлечен в проведение так называемых сомнительных операций, то есть то, что связано с отмыванием доходов, полученных преступным путем, с финансированием терроризма. Есть определенная группа операций, которые непосредственно не являются таковыми, то есть это не непосредственно отмывание, это не непосредственно финансирование терроризма, потому что те операции просто запрещены, и проведение таких операций ведет к очень жестким санкциям. А вот есть операции, которые могут быть связаны с теми операциями, запрещенными, и поэтому они называются сомнительными, либо подозрительными. Таких банков тоже было определенное количество. Это количество измерялось десятками на тот момент. Я говорю о второй половине прошлого года. Если говорить о ситуации на сегодняшний день, то по тем оценкам, которые у нас сейчас имеются, количество таких банков, активно проводящих сомнительные операции, очень резко сократилось. Нельзя констатировать, что работа полностью завершена, она должна продолжаться, будет продолжаться. Тем не менее, здесь почищена банковская система довольно существенно. И надо сказать, что и банки, собственно говоря, стали более осторожно подходить к такого рода деятельности. Существует отдельная ситуация, когда у банков не может быть другого бизнеса, в этом смысле можно считать, что, действительно, их качество не соответствует их назначению и названию банка, это просто контора по сопровождению незаконных операций или сомнительных операций. Но их немного. Что касается банков с финансовыми проблемами — да, такие тоже были. Надо сказать, что на сегодняшний день количество таких банков сокращено, у нескольких десятков банков отозваны лицензии. Какие-то банки переданы в процедуру санирования. То есть, в этом смысле клиенты банков не испытывают каких-то проблем, а у каких-то банков мы вынуждены были отозвать лицензии в силу того, что санирование этих банков было бы экономически просто нецелесообразным, и масштабы деятельности этих банков не позволяли нам рассматривать тему санирования. Соответственно, теми возможностями, которыми мы располагаем по законодательству, мы пользовались, пользуемся, будем пользоваться для того, чтобы минимизировать потери кредиторов, вкладчиков и обеспечивать здоровье банковского сектора.
Отзыв лицензий — это выражение недоверия по итогам деятельности, можно так назвать. А как ведется профилактика, и какие меры принимаются, чтобы избежать этого в будущем?
Алексей Симановский: Отзыв лицензий — это не столько выражение недоверия, сколько констатация того печального факта, что банк не может функционировать. Что касается того, какие профилактические меры применяются, готов сказать, что во всем мире и у нас в стране есть так называемые нормативы, у нас они называются обязательные нормативы деятельности кредитных организаций. Это достаточно распространенные и известные нормативы. Прежде всего, упомяну требования или норматив по достаточности капитала, соотношение капитала и активов в разных интерпретациях. Это требования к минимальным нормам ликвидности и требования по ограничению концентрации рисков. Это риски, то, что называется «кредит в одни руки» или кредит, предоставленный группе связанных компаний или лиц, неважно. Я должен сказать, что, несмотря на то, что, конечно, эти нормативы определены, в данном случае даже это не наше определение. Определены они мировой практикой регулятивной, надзорной, до некоторой степени экспертны. Это не точные какие-то формулы банковского счастья, это некая интерпретация того опыта, который существует, и который свидетельствует о том, что при определенном соотношении капиталов и активов, капитала и рисков, банки устойчивы. При других соотношениях банки рискуют гораздо больше. Так вот, если банки на самом деле соблюдают вот эти элементарные нормы по ограничению рисков, 99,9 в периоде процентов, они будут спокойно и счастливо жить, они будут устойчивые. Я не знаю ни одного случая, когда банк становился бы банкротом при соблюдении этих требований, элементарных, грубых, можно даже сказать, требований, связанных с устойчивостью банка. Поэтому, в действительности, все в руках у владельцев и менеджеров банка. Если они придерживаются установленных норм, то, практически, можно дать гарантию, что все будет в порядке. В данном случае я говорю именно про финансовую устойчивость. Мы говорили в первой части о так называемых сомнительных операциях, можно быть финансово устойчивым и заниматься, извиняюсь, не тем, чем надо, тогда тоже есть риск потерять лицензию. Но сейчас я говорю именно о финансовой стороне дела. Стало быть, со стороны регулятора даются вот эти вводные: не переходить улицу на красный свет, особенно, когда движение интенсивное. Соответственно, действия со стороны владельцев и менеджеров. Что толкает владельцев и менеджеров на то, чтобы эти нормы обходить?
Да, здесь хотелось бы узнать, сами они заботятся все-таки о своей репутации?
Алексей Симановский: Большая часть заботится и о репутации и о здоровье банка, и о том, чтобы выполнять свои обязанности и обязательства выполнять перед кредиторами, вкладчиками и клиентами. Это все так. Есть, естественно, те, кто хочет на кривой козе объехать нормы, они им мешают. Даже вот такая интерпретация со стороны одного из банков, лицензия у которого была отозвана несколько лет назад. Он вызывался в соответствующие органы, и ему там задавались не очень приятные вопросы. Речь шла о том, что очень высокая была концентрация риска по кредитам, предоставляемым компаниям самого владельца банка. И понятно, что он, наверное, не хотел расстраивать органы надзора, и он информацию давал заведомо ложную о том, какая на самом деле концентрация, в отчетности все было в порядке. И когда его спросили, а почему же вы давали недостоверную отчетность, он говорит: а как я мог дать достоверную отчетность? Это регулятор установил такие нормы, которые жить не дают кредитным организациям. Мне надо бизнес свой кредитовать, а тут эти нормы. Ну, я был вынужден говорить не то, что на самом деле было. На этом примере можно сразу увидеть несколько элементов этой самой морали. Мораль первая — все-таки, если соблюдать, то все будет в порядке, а если не соблюдать, то будет не в порядке. У лжи короткие ноги, можно какое-то время обманывать, но даже если окажется, что ты обманул регулятора, жизнь и рынок ты не обманешь, риски тебя догонят, поймают, свяжут, скрутят. Я говорю о банке в данном случае, а не о владельце. А что касается владельца и менеджмента, это, действительно, потеря деловой репутации.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

  • Фотоистории

    BFM.ru на вашем мобильном
    Посмотреть инструкцию