16+
Вторник, 25 сентября 2018
  • BRENT $ 81.53 / ₽ 5370
  • RTS1169.04
31 января 2016, 19:32 Общество

Валютные ипотечники: сами не виноваты

Лента новостей

В российском обществе активно дискутируют на тему, нужно ли помогать валютным ипотечникам. Поводом стали пикеты валютных заемщиков у московских банков. Есть два противоположных мнения. Первое — заемщики должны были просчитывать риски. Второе — сделать это было в принципе невозможно, и лишающимся единственного жилья стоит помочь

Акция протеста валютных заемщиков в Москве.
Акция протеста валютных заемщиков в Москве. Фото: Михаил Джапаридзе/ТАСС

Мы приведем традиционные тезисы тех, кто считают, что валютным ипотечникам помогать не надо. И попробуем возразить. Аргумент первый и один из главных. Есть финансовая заповедь: бери кредит в той валюте, в которой получаешь доход. Но значительная часть тех, кто сейчас пикетируют банки, соблюдало это правило неукоснительно. В начале и в середине нулевых зарплаты все еще считали и платили в долларах. Хотя это было и не такое массовое явление, как в 90-х. Цены на жилье тоже выставляли в американской валюте. Позже некоторые заемщики пытались рефинансироваться. Получалось не всегда. Вот типичная история клиентки одного из столичных банков.

- У меня была зарплата в долларах. Это все было логично, в 2007 году я поменяла место работы, где я работаю до сих пор, там уже в рублях была зарплата.
- А не было желания перейти в рублевую ...?
- Ну, тогда мы платили, в 2009 это желание появилось, но так как нас мало, но то, о чем я говорила, у банка не было никогда программы перевода нас в рубли.
- То есть вы обращались, но получали отказ?
- Да, да, нам говорили, что у нас такой программы нет, ни сократить сроки, ни уйти в другой банк.

Аргумент второй. Заемщики получили кредиты по низким ставкам, но с валютными рисками. Риски сработали. Значит, либо не просчитали, либо знали, на что шли. Контраргумент. Ипотечный рынок только начинал складываться, страдающие ныне заемщики были его пионерами. Предположить, что рубль упадет больше, чем в два раза, мало кто мог. Тогда получить рублевую ипотеку было сложно, ставки фактически запретительные. И давали жилищные кредиты в нацвалюте на короткие сроки. Продолжает гендиректор инвесткомпании Volga-Capital Станислав Машагин.

Станислав МашагинСтанислав Машагингенеральный директор инвесткомпании VOLGA-Capital«Говорить, что люди умели считать — это крайне безответственно, поскольку никто не умел считать, профессионалы тоже. Ни один брокер, ни один банкир в 2009 году не сказал бы, что доллар может пытаться стоить 100 рублей. Это было бы смешно. Рублевая ипотека часто была на 5 или 10 лет и все. Не было очень долгое время 30-летней ипотеки, и появилась она в 2006 году только. И соответственно платеж по пяти- или десятилетней ипотеке был в три раза больше чем по 30-летней».

Сразу россыпь тезисов. Если вводить для ипотечников льготный курс, то почему бы не снизить курс валюты для вкладчиков, банки только обрадуются? Почему банки вообще должны помогать таким заемщикам? Мы живем в рыночной экономике, всегда кто-то проигрывает. Действительно, всегда, но только не банки. ЦБ в конце 2014-го разрешил им пересчитывать обязательства по льготному курсу. Кстати, регулятор тогда заявил, что после этого банки, если захотят, смогут помочь валютным заемщикам. Банки, разумеется, не захотели, какой коммерсант в здравом уме откажется от прибыли. А валютная ипотека всегда была очень прибыльным делом — рубли дорогие, доллары и евро дешевые. Не помочь кредитным организациям было нельзя, важнейший сектор под угрозой, а там у вкладчиков триллионы рублей. Но чем хуже те, кто инвестировали средства не в банки, а в недвижимость, часто новую, стимулируя строительство, сделали вклад в демографию, в человеческий капитал, наконец? Впрочем, это уже ближе к философии, а есть бизнес и ответственность за поступки. Комментарий советника по макроэкономике генерального директора брокерского дома «Открытие-брокер» Сергея Хестанова.

Сергей ХестановСергей Хестановсоветник по макроэкономике генерального директора брокерского дома «Открытие-брокер»«Если человек принял определенное решение, причем, взрослый, дееспособный, то так уж устроена жизнь, что человек должен нести за это решение ответственность. В 2000-2008 годы наблюдалось обратное явление, когда рубль устойчиво укреплялся. Именно поэтому те, кто выдавал кредит в валютной ипотеке, тоже несли определенные риски. Сейчас перекладывать ответственность с тех, кто воспользовался валютным кредитом, на банкиров и налогоплательщиков явно не справедливо. Каждому по делам его».

Аргументы в защиту валютных заемщиков. Вряд ли можно считать форс-мажором падение нефтяных цен или переход на плавающий курс рубля (хотя московский суд признал, что можно). Но присоединение Крыма и особенно сбитый «Боинг» очень похожи на форс-мажорные обстоятельства. После этих событий ЕС и США ввели секторальные, в том числе, финансовые санкции. И это стало одной из главных причин кризиса и девальвации. И тогда чем отличаются валютные ипотечники от пострадавших от пожаров или, к примеру, наводнения. И те, и другие потеряли или скоро потеряют единственное жилье. Одни не страховали свои дома, другие — валютные риски, а зачастую им отказывали. Но одним власти регулярно строят новое жилье, а другие виноваты сами. Виноватые не каются и не просят государство оплатить им недвижимость, а лишь предлагают банкам разделить с ними риски. Напрашиваются два вывода. Либо валютные заемщики в корне неправы, либо они — россияне второго сорта.

Добавим, что споры обычно идут лишь о тех валютных заемщиках, которые брали ипотечные кредиты до мирового финансового кризиса. То есть, до того, как рубль впервые после благополучных нулевых годов резко упал. Также дискуссии не касаются тех, для кого валютная ипотека была инвестицией в недвижимость.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

  • Фотоистории

    BFM.ru на вашем мобильном
    Посмотреть инструкцию