16+
Вторник, 6 декабря 2016
  • BRENT $ 54.01 / ₽ 3445
  • RTS1059.97
10 мая 2016, 19:15 ФинансыБанки, вклады и кредиты

Михаил Сухов: «Все вкладчики равны независимо от того, работают в банке честные люди, либо жулики»

ЦБ сообщил, что тысячи вкладчиков не могут получить страховку по депозитам. Как понять и проверить, окажутся ли деньги в реестре, не становится ли таких случаев больше? Об этом в эксклюзивном интервью Business FM рассказал зампред Банка России Михаил Сухов

Заместитель председателя Банка России Михаил Сухов.
Заместитель председателя Банка России Михаил Сухов. Фото: Юрий Белинский/ТАСС

Тысячи вкладчиков не могут получить страховку по своим депозитам. «Кроссинвестбанк» не учел на балансе вклады на 3,5 млрд рублей, сообщает Банк России. Только в этом банке руководство фальсифицировало данные в отношении порядка 4 тысяч клиентов. Такие данные Агентства по страхованию вкладов (АСВ) приводит газета «Коммерсантъ».

Вкладчики «Мико-банка» подсчитали, что 2,5 тысячи депозитов оказались за балансом. Как не попасть в руки банкиров-мошенников, на что вкладчикам стоит обратить внимание, в эксклюзивном интервью Business FM рассказал зампред ЦБ Михаил Сухов. С ним беседовала Надя Грошева.

Тема у нас сегодня касается так называемых подпольных вкладчиков или тетрадного учета в банках. Если банк лишается лицензии, их вклады не отображены в реестре. Может ли Центробанк как регулятор выявить наличие таких вкладчиков в банке, какой-то скрытый учет, пока банк полноценно работает?
Михаил Сухов: Давайте по порядку. У нас все вкладчики равны, вне зависимости от того, работают в банке честные люди, либо жулики. Поэтому, когда вы их называете подпольными вкладчиками, то они подпольные только с точки зрения правил учета, а так это такие же наши граждане, которые имеют такие же права на получение страхового возмещения, если у банка отозвана лицензия на осуществление банковских операций. И потом в последующем возмещение из конкурсной массы, если сумма превышает величину страхового возмещения. Это раз. Два: действительно, есть ряд таких досадных случаев, но они не носят массового характера. Мы с середины 2013 года отозвали уже свыше 240 лицензий на осуществление банковских операций, в 11 случаях стали заметны подобного рода мошеннические схемы, которые применяли банкиры. При этом половина денег приходится на один из банков. Поэтому в целом, даже в проблемных банках — это достаточно локальная, хотя и крайне неприятная для тысяч людей ситуация. С нашей стороны, действительно, если кто-то принес деньги в кассу, а банкир не отразил их в учете, найти по документам банка эту ситуацию достаточно сложно. В тех случаях, когда мы видим признаки подобного рода деятельности в небольших банках, мы стараемся их пресекать. В нескольких случаях буквально на следующий день после того, как по косвенным признакам наши проверяющие увидели подобного рода операции. Хотя, действительно, обратиться вкладчик может в банк в любой момент, и в силу закона, на самом деле, в любой момент банк обязан исполнить обязательства перед ним.
Как вкладчику можно понять, действительно ли его вклад окажется потом в реестре? Есть ли какая-то инстанция, куда он может обратиться и проверить, отображен ли его вклад в учете банка полноценно, как должно быть с точки зрения закона?
Михаил Сухов: Во-первых, я уже говорил, что это крайне локальные проблемы. Если вкладчик беспокоится, то он, во-первых, может обратиться в сам банк, получить дополнительные документы, во-вторых, самому вкладчику необходимо хранить до истечения срока вклада все эти документы, которые он получает в банке. Иногда вкладчики выбрасывают маленькие бумажки — называются они «приходный ордер» — о том, что банк получил от него наличные деньги, оставляют только договор. Вот этот второй документ также необходимо хранить, это сильно важно в последующем, если дело дойдет до судебных разбирательств. Поэтому вкладчикам необходимо хранить всю документацию. Если они сомневаются в чем-то, у них есть право обратиться в отношении любого действующего банка в ЦБ, тогда ЦБ путем запроса в банк сможет получить дополнительное подтверждение. Если речь идет на самом деле не о системном воровстве в банке, а о том, что где-то в небольшом подразделении руководитель отделения что-то там приворовывает, то сам банк заинтересован в пресечении подобного рода деятельности и возбуждении уголовных дел. И были, конечно, случаи, к большому сожалению, когда в крупных банках проходили подобного рода мошенничества. Но я еще раз подчеркну: эта ситуация крайне неприятная, но она не носит массовый и системный характер.

За последние два месяца уже произошло несколько случаев, когда вкладчики при наличии полного комплекта документов не находили себя, как, например, в «Мико-банке», где шесть отделений полностью не попали в реестр — все вкладчики отсутствуют. Или как, например, в «Стелла-банке», где они присутствуют в реестре, но отличаются суммы, которые были указаны в документах. То есть не считаете ли Вы, что в последнее время таких случаев становится больше?

Михаил Сухов: Действительно, их было несколько в этом году, но на фоне вот этой зачистки банков, неправильной банковской деятельности, это не самая крупная финансовая проблема. Поверьте, что у нас есть злоупотребления на гораздо большие суммы. Противодействовать нужно всем. Поэтому те вкладчики, которые попали в эту ситуацию, добросовестные вкладчики, должны знать, что они получат свои деньги — через установление их требования в судебном порядке, есть практика работы с правоохранительными органами, когда они помогают АСВ в рамках возбужденных уголовных дел, получаются доказательства того, что эти вкладчики деньги банку приносили, и тогда не нужны судебные разбирательства, все происходит немного быстрее. Как это было в прошлом году. АСВ тогда выплачивает. Но надо понимать, что ни АСВ, ни Банк России не могут подменить собой функции правоохранительных органов, и при отсутствии в банке документов требуются дополнительные иногда следственные действия, иногда судебные разбирательства, чтобы подтвердить права вкладчиков. Но добросовестно внесенные в банк деньги потеряны не будут. Агентство вынуждено рассматривать внимательно всю документацию банков, потому что наряду с вкладчиками, действительно обманутыми, или, как вы их называете, подпольными, есть группа лиц, которая помогает недобросовестным банкирам неправомерно получить страховое возмещение. Именно поэтому существуют судебные процедуры, именно поэтому мы во всех случаях направляем эту информацию в правоохранительные органы, очень часто возбуждаются уголовные дела. И не всегда те лица, которые беспокоятся относительно того, что они не могут получить деньги у АСВ, действительно по-честному вносили эти деньги в банки. Я еще раз могу сказать, что это свыше 80 банков, у которых отозваны лицензии, в то время как в 11 банках обманывали добросовестных вкладчиков.
Один из банков, в данном случае это был «Мико-банк», но такая практика существует и в других банках. При открытии счета предлагали бонус клиентам. То есть это было открытое предложение, например, в данном случае это было 3% от суммы. Эти 3% сразу же начислялись на счет. Законно ли предложение по поводу таких бонусов от банка клиенту?
Михаил Сухов: Что касается строго законности — законно, но все эти бонусы банк должен включить в расчет полной стоимости депозита. И, как правило, банки так делают, чтобы попытаться уйти от так называемых повышенных взносов в Фонд страхования вкладов. Поэтому это должно вызывать просто-напросто беспокойство того, что если банк что-то хочет скрыть от регулятора, то скорее всего, он хочет скрыть не только это, не только повышенные взносы.
Это должно насторожить вкладчика?
Михаил Сухов: Да, это должно насторожить вкладчика, но в итоге решение, в какой банк вносить деньги, принимает он сам.

Рекомендуем:

Актуальные темы:

Фотоистории