16+
Суббота, 3 декабря 2016
  • BRENT $ 54.19 / ₽ 3462
  • RTS1050.21
12 августа 2016, 10:34 ПолитикаКонфликты

«Минский процесс» похоронят в Крыму? Комментарий Георгия Бовта

МИД России предупредил, что гибель российских военнослужащих в Крыму в ходе столкновения с украинскими диверсантами будет иметь последствия. Ранее о том же самом заявил и президент Владимир Путин

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Митя Алешковский/ТАСС

Украинский президент, поначалу назвавший бредом обвинения ФСБ России в том, что Украина пыталась организовать теракты в Крыму, на следующий день уже пытался организовать телефонный разговор с Путиным. Сам названивать не стал — поручил МИД. Получил, разумеется, предсказуемый отказ. С Эрдоганом примерно за такое же семь месяцев не разговаривали, хотя он вроде как ранее был практически другом, а Порошенко еще совсем недавно многие политики в Москве называли не иначе как главой «киевской хунты».

Ситуация во многом запутанная и не очень предсказуемая. Обвинение украинских вооруженных сил в терроризме — это серьезное дело. Так просто им не бросаются. Говорят о запланированных масштабных терактах. В ходе боестолкновений погибли двое российских военнослужащих. Президент России тут же объявил о бессмысленности встречи в «нормандском формате», которая планировалась еще только на начало сентября в ходе саммита «Большой двадцатки» в Китае. Значит, в Москве есть твердое понимание, что до сентября ситуация не рассосется.

В Донбассе уже не первую неделю идет нарастание напряженности с обеих сторон, увеличилось число обстрелов и провокаций. Украина и Россия предпринимают демонстративные шаги по повышению уровня боеготовности близ границы. Распространяется тревожная информация о неких передвижениях военной техники и стягивании живой силы к месту конфликта. Что дальше? Неужели возобновление масштабных боевых действий? В Киеве некоторые так и вовсе кричат о готовящемся российском «вторжении». Впрочем, такая заполошная риторика — вполне в стилистике украинского политического бурлеска. Но все же, чем ответит Россия?


Конкретные действия в конкретном месте и в конкретное время предсказать трудно. Однако в целом ясно, что так называемый минский процесс сейчас под ударом. Он и так уже зашел в тупик. Киев по-прежнему не выполняет свою часть работы, и даже перенос на осень местных выборов в ДНР и ЛНР, состоявшийся, кстати, всего несколько дней назад, этот процесс с места не сдвинул. Никакая конституционная реформа и предоставление широких полномочий Юго-Востоку Украины, как то и прописано в минских соглашениях, через нынешнюю Раду не пройдут. С другой стороны, Запад все время кивает на Москву: мол, только после выполнения минских соглашений могут быть сняты антироссийские санкции. Но на Киев нужного давления, чтобы сдвинуть этот процесс с мертвой точки, не оказывается. Объективно рассуждая, «минский процесс» надо было бы как-то раскачать, чтобы он все же перешел в новое качество. Или похоронить его вовсе. Возможно, сейчас и произойдет такая «раскачка».

Пока ни в Европе, озабоченной лишь беженцами, ни в США, завороженных избирательной кампанией, судя по вялой реакции прессы и ведущих политиков, не прониклись потенциальным драматизмом назревающих событий. Если они действительно назревают. При этом никакой готовой замены «минскому процессу» ни в Вашингтоне, ни в Берлине, ни в Париже с Брюсселем нет. А вот усталость от Украины, над которой так и не занялась заря демократии европейского образца, победившей коррупцию и проводящей прописанные «доктором МВФ» реформы, в Европе нарастает.

Если теперь и «нормандский формат», и «минский процесс» будут похоронены, то в большей степени, конечно, в этом обвинят Москву. Но и она теперь, в свою очередь, имеет шанс дать четко понять, что бесконечная пролонгация неработающего «минского процесса», от успеха которого ставят в зависимость снятие санкций, ее не устраивает. И от этой развилки, теоретически, может быть три пути. Первый: еще более глубокое вовлечение России в конфликт на Украине, уже как непосредственного и официального военного гаранта автономии ЛНР и ДНР. Второй: возобновление масштабной «гибридной войны», потенциал которой на Юго-Востоке вновь накоплен с обеих сторон. Третий. Если все же Запад испугается перспективы эскалации войны на Украине, он может усилить давление на Порошенко с тем, чтобы выполнить условия Минска так, как они прописаны, где именно последним пунктом идет передача контроля за российско-украинской границей в зоне конфликта украинским пограничникам.

В любом случае время, когда все делали вид, что некие соглашения как бы есть, но не выполняются, заканчивается. А вот чем именно оно заканчивается, станет ясно уже в августе.

Рекомендуем:

Актуальные темы:

Фотоистории