16+
Суббота, 3 декабря 2016
  • BRENT $ 54.19 / ₽ 3462
  • RTS1050.21
16 сентября 2016, 14:21 Право

Деньги по «делу Захарченко» предназначались нефтяникам?

Следователи полагают, что миллионы долларов также могли стать откатами для газовиков. Предполагается, что изъятые доллары приобретались в российском банке за наличные рубли

Фото: BFM.ru

Миллионы долларов, найденных у семьи полковника Захарченко, могли предназначаться как откат российским газовикам и нефтяникам, пишет «Коммерсантъ». Как полагает следствие, изъятые по делу доллары были приобретены в российском банке за наличные рубли, которые являлись не чем иным, как откатами, предназначенными топ-менеджерам крупнейших российских нефтяных и газовых компаний, за расходованием средств в которых по долгу службы следил врио начальника управления «Т» Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции (ГУЭБиПК) МВД Захарченко.

Оперативники управления «Т» якобы традиционно интересовались в первую очередь подрядами на монтаж нефте- и газопроводов, замену и ремонт перекачивающего оборудования, строительство поселков и дорог, которые компании заключали с подрядчиками. Поскольку подобные расходы для любой крупной компании исчисляются в миллиардах или в десятках миллиардов рублей, желающих получить доступ к освоению этих денег всегда было в избытке.

«Соответственно, участие в тендерах превращалось в жестокую борьбу с конкурентами, в которой побеждали не всегда лучшие,— нередко их выигрывали претенденты, готовые отдать порядка 30% стоимости заказа наличными порекомендовавшим их топ-менеджерам корпораций»,— пояснил источник газеты «Коммерсантъ». По его словам, это был так называемый налог на башню — центральный офис компании-заказчика. Для получения «налогового» кэша подрядчик, как полагают оперативники, был вынужден брать на фиктивный субподряд аффилированную с ним фирму-однодневку.

При этом все работы строители выполняли сами, а «помойке» по договору перечисляли сумму, необходимую для уплаты отката. Затем однодневка обналичивала эти деньги опять же через аффилированный с участниками схемы банк и самоликвидировалась.

Эти схемы и отслеживал полковник Захарченко со своими подчиненными. При этом из всех задействованных в финансовых махинациях структур полицейского, как полагают участники расследования, интересовало лишь последнее звено — банки. Проверив по долгу службы финансовую документацию той или иной корпорации и выявив подозрительные контракты, глава управления «Т» Захарченко детально изучал всю схему, привлекая к работе и другие подразделения ГУЭБиПК. Такая возможность у него была.

Сам полковник, по оперативным данным, ограничивался сбором информации от подчиненных, а вмешивался в схему уже на финальной стадии, когда откат был сформирован, обналичен и готов к передаче. Посредник от Дмитрия Захарченко просто выходил на руководство кредитного учреждения и аргументированно — с подробным описанием всей схемы совершенной финансовой махинации — объяснял банкиру, какие статьи УК тот нарушил и какой срок ему за это грозит.

За неиспользование собранного компромата, по данным источника «Ъ», полицейский и его люди не предлагали банкиру заплатить определенной процент от суммы отката, а забирали его целиком. Отсюда и поражающее воображение количество денег, изъятых по делу полковника Захарченко.

По данным «Ъ», сейчас следствие изучает все проведенные управлением «Т» под руководством полковника Захарченко проверки и оперативные разработки. Уже допрашиваются фигуранты этих мероприятий, в число которых попали банкиры и руководители крупных строительных фирм. Все они могут стать как соучастниками предполагаемых хищений, так и потерпевшими по делу — статус этих людей во многом будет зависеть от показаний, которые они дадут.

Михаил КрутихинМихаил Крутихин партнер консалтинговой компании Rusenergy «Спекуляции для гипотез и вообще для пустой болтовни. Самое интересное, откуда они произошли, а вот откуда произошли, там ничего не объясняется. Схема очень правдоподобная, но есть схемы намного проще. Уж очень она усложнена, а усложнена она для того, чтобы там все-таки списывались куда-то эти ребята-силовики и Захарченко, как их представитель. Есть большая компания, строит где-нибудь в Восточной Сибири трубу или что-то еще, очень много побочных контрактов каких-то, которые распределяются на более мелкие суммы, то есть не руководством самой нашей крупной компании, а руководством ее подразделения, которое отвечает за производство этих работ. Чтобы не силовикам, а чиновникам компаний сделать откат, то откат примерно равно 30% стоимости этого контракта. Причем тут силовики, не понятно. Чтобы силовики здесь были в доле — Захарченко и так далее — нужны контракты очень и очень большие. И вот здесь уже я ничего не могу сказать, потому что, возможно, даже и такие схемы бывают. Слышал я про них, но доказать же это невозможно. Подобные схемы распространены не только в последнее время, это всегда так было. Я могу назвать такую вещь: вы — компания, я — челочек, который хочет получить серьезный заказ на контракт по тендеру какому-то. И вам нужно узнать, как себя поведет конкурент, то есть вам надо будет получить информацию, которая заключается в том, какая стоимость вида вот этого от конкурента, чтобы вы смогли в этой обстановке решить, сколько вам нужно назначить за свой контракт. Вот такая информация обычно, средняя цена составляет примерно 3% от стоимости контракта. Это тоже без участия силовиков делается обычно. Верится ли в то, что таким образом обогащались — такая версия реалистична, но я смотрю на те контракты, которые уходили в последние годы, но она немножко по размерам не проходит там никак, она более фантастична в этом плане».

Сам Дмитрий Захарченко обещает рассказать об обстоятельствах своего дела на заседании Мосгорсуда. Он утверждает, что ему угрожает опасность, и он знает, кто его подставил. «Комсомольская правда» взяла через адвокатов интервью у Дмитрия Захарченко.

«Деньги эти не мои, и были обнаружены не в моей квартире, и не в моей машине. Меня всегда больше интересовала карьера. Эти деньги никак не соотносятся с выдвинутыми обвинениями. Надо выяснить у сводной сестры, чьи это средства. С ней я виделся довольно редко: может, раз в полтора года. Думаю, что собственник этих денег скоро найдется. Отец работает в финансовой сфере, занимает пост в банке. Но общего бизнеса у меня с ним нет. Мне взятку никто не давал. В материалах обвинения нет лица которое «давало» взятку. Но боюсь, что его могут найти, сфабриковать. Утверждают, что это произошло 25 декабря 2015 года. Но я прекрасно помню события того дня. Никаких денег или предметов я в тот день не брал. А если они утверждают, что брал, то почему меня не задержали раньше? Якобы я предупредил сотрудницу «Нота-Банка», что у нее пройдут обыски. Но я этого не предпринимал. Считаю, что мне угрожает опасность. Меня еще обвиняют в том, что я якобы предупредил должностное лицо «Нота-Банка»: в ее квартире будет проводиться обыск. Но я этого не делал. И в обвинении нет каких-то подробностей: когда предупредил и кого. Я знаю, кто за этим стоит. Все эти обвинения были против меня сфабрикованы, чтобы меня подставить, сместить с должности. Это случилось именно в тот момент, когда я стал временно исполняющим обязанности руководителя ГУЭБиПК МВД России. Взяли меня под должность».

Дмитрий Захарченко начал свою карьеру в структуре правоохранительных органах в начале 2000-х. Продвигаться по службе он стал с налоговой полиции, постепенно дослужился до звания полковника. На момент ареста Захарченко был временно исполняющим обязанности начальника управления «Т» аникоррупционного главка МВД России. Его вышестоящий начальник — руководитель главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции генерал-майор полиции Андрей Курносенко. Никакой информации ни о Захарченко, ни об управлении «Т» на сайте МВД нет, нет даже упоминания об управлении.

Рекомендуем:

Актуальные темы:

Фотоистории