16+
Пятница, 20 апреля 2018
  • BRENT $ 73.60 / ₽ 4482
  • RTS1153.59
28 марта 2017, 06:02 Общество

Выборы главы РАН — это не главная проблема академии. Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

Как реформа Российской академии наук, начатая три года назад, зашла в тупик и привела к глубочайшему кризису в истории академии?

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Президиум Российской академии наук 28 марта соберется на заседание. Ему предстоит обсудить сложившуюся ситуацию в РАН и начать подготовку к выборам главы академии, перенесенным на осень. Это произошло после того, как все три кандидата отказались от участия в выборах. При этом положение самого президиума остается неопределенным: то ли его полномочия продлены, то ли нет. Премьер-министр Дмитрий Медведев 23 марта освободил от должности президента РАН Владимира Фортова по его просьбе, временно возложив обязанности главы академии на вице-президента Валерия Козлова. О перипетиях научной политики — в комментарии Георгия Бовта.

Реформа Российской академии наук, как она задумывалась более трех лет назад, зашла в тупик. Сама РАН оказалась в самой глубоком кризисе за свою историю. Все три года были ознаменованы тяжелыми позиционными боями между академией, прежде всего в лице ее президиума, и Федеральным агентством научных организаций (ФАНО), которое создали для руководства хозяйством РАН.

Изначально задумывалось превратить академию в некий авторитетный экспертный орган, в идеале — клуб ученых, который, с одной стороны, будет освобожден от тягостных обязанностей по управлению имуществом, с другой — предоставит высококачественную экспертизу, определяя приоритеты научных исследований. ФАНО навело относительный порядок в управлении имуществом, однако двоевластие, установившееся в академии, не могло ни решить проблем российской науки, ни тем более придать ей импульс к развитию даже по самым актуальным направлениям на фоне все большего технологического отставания России. Наивно ожидали, что академики будут писать свои рекомендации, а ФАНО — распределять деньги среди научных институтов в соответствии с ними и собственными представлениями об эффективности траты бюджетных средств.

Однако академики в силу исторических традиций РАН — это прежде всего и есть руководители научных институтов. Оторвать их от них, превратив в независимых экспертов, да еще и альтруистов, не удалось. Например, непонятно, что делать с научными институтами: оставлять в составе РАН или выделять в независимые структуры? А если выделять, что останется от самой РАН, пустышка? И как можно в конкретных общественно-экономических условиях отделить научную экспертизу от материально-технической базы тех же институтов? Наконец, ФАНО — орган бюрократический и не может в полной мере управлять научными процессами, еще и находясь в вялотекущем конфликте с теми, кто должен осуществлять научную экспертизу после того, как у них, как они считают, изъяли имущество.

Сейчас говорят, что с традициями выборности президента академии можно покончить. Такую практику ввело Временное правительство в 1917-м, а до этого президента назначал император. При советской власти формально процедура была сохранена, но на деле все определяла правящая КПСС. Теоретически, если сейчас президента будет назначать правительство, это повысит уровень доверия между руководством академии и властью, но как воспримут это сами академики, привыкшие к широкой автономии? Во времена СССР в академии все равно сохранялась большая по советским меркам автономия, и главное — уровень свободомыслия.

Диктат КПСС во многом компенсировался тем, что исследования академии были полезны советскому обществу, это была востребованная научная элита. А сейчас ученые чувствуют себя на обочине общественных процессов, их финансируют по остаточному принципу. Главная проблема академии — это не кого и как сделать президентом, а невостребованность результатов ее труда и униженное положение науки как таковой. Если нет запроса на результаты как прикладных, так и фундаментальных научных исследований, не будет и самих исследований. А если такой запрос появится, проблема организационных форм для российской науки станет вторничной, а не первичной, как есть сейчас.

Рекомендуем:

  • Фотоистории