16+
Вторник, 23 января 2018
  • BRENT $ 70.01 / ₽ 3948
  • RTS1283.75
12 апреля 2017, 11:18 Политика
Актуальная тема: Кризис в Сирии

Язык ультиматумов для Кремля бесполезен. Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

Чего рассчитывает добиться приехавший в Москву Рекс Тиллерсон, который накануне визита заявил об «ультиматуме» для России?

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Рекс Тиллерсон 12 апреля проведет в Москве переговоры с Сергеем Лавровым. Накануне визита госсекретарь США заявил об ультиматуме для Москвы: либо сотрудничать с Асадом, либо с международным сообществом. В Госдепартаменте заявили, что приглашения в Кремль для приема у Владимира Путина им пока не поступало, но, может быть, оно поступит сегодня. С чем на самом деле Тиллерсон приехал в Москву — в комментарии Георгия Бовта.

Если в западных СМИ ключевым выражением репортажей, предваряющих визит Тиллерсона в Москву, была фраза «он везет русским ультиматум», то Путин встретил гостя шуткой про «девочек», тем самым снова дав понять, что на языке ультиматумов с ним разговаривать бесполезно. Вроде бы еще недавно намечавшаяся встреча российского президента с госсекретарем оказалась подвешенной в неопределенности. Пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков заявил, что ее нет в графике, хотя ее вероятность полностью исключать было нельзя.

Если Москва и Вашингтон накануне первой полноценной встречи на уровне министров после избрания Трампа решили прибегнуть к тактике повышения ставок, так называемому brinkmanship, балансированию на грани, то это вполне удалось. Одновременно флот США направился к берегам Северной Кореи, а Трамп в Twitter написал, что та «нарывается на неприятности» и он может решить проблему ядерного оружия у Пхеньяна как с помощью Пекина, так и без него.

Обстановка неожиданно начала сильно напоминать предвоенную, настолько, что даже до сих пор безоговорочно поддерживавший Трампа правоконсервативный публицист, идеолог правых республиканцев рейгановского типа Патрик Бьюкенен выступил с эмоциональным, можно сказать, призывом к миру и попросил «включить мозги». «Если Трамп прислушается к барабанам войны сенаторов Джона Маккейна, Линдси Грэма и Марко Рубио и прикажет уничтожить авиацию Асада, мы окажемся в состоянии войны не только с ИГИЛ и Аль-Каидой, но и с Сирией, Россией, Ираном и «Хезболлой». Сирийская война проглотит президентство Трампа. Мы готовы к этому? И за что мы там будем воевать — за новый мировой порядок, демократию, отделение мечети от государства, многообразие, свободу слова для исламских еретиков, права ЛГБТ?» — вопрошает Бьюкенен и напоминает тот же 2003 год, что и Путин, начало войны в Ираке и то, что не один Асад виноват в сотнях тысяч жертв гражданской войны, но и все ее остальные участники. В конце концов, Асад защищает страну от джихадистов, которые на днях взорвали христианские церкви в Египте.

Когда первые пиар-восторги в адрес Трампа, наконец-то воспрявшего от бесконечных обвинений в том, что он ставленник Путина, поутихнут, именно такие наивные в простоте вопросы будут звучать все громче и чаще. Никакого плана масштабной войны ни в Сирии, ни тем более в Северной Корее у Белого дома нет. Впрочем, это может не помешать отдельным инцидентам и провокациям перерасти в то, что уже потом трудно будет остановить.

Так что на самом деле Тиллерсон приехал в Москву не с ультиматумом, а с попыткой предотвратить дальнейшую эскалацию слов и дел. Похоже, у него на руках сегодня все же нет стопроцентных доказательств того, что 4 апреля Башар Асад отдал приказ о проведении химической атаки против мирных жителей в провинции Идлиб, а тем более того, что Москва якобы заранее об этом знала. Сейчас, на фоне почти истеричной пропаганды, живописующей ужасные последствия той атаки, включая демонстрацию погибших детей, у многих нет особого желания разбираться в том, что там на самом деле произошло. Однако вряд ли Рекс Тиллерсон захочет уже потом, когда что-либо изменить уже будет поздно, оказаться в позорной роли генерала Колина Пауэлла, который тряс на трибуне ООН пробиркой с белым порошком, утверждая, что это химическое оружие Саддама Хусейна, что спустя несколько месяцев оказалось полным, как теперь говорят, фейком.

Самым лучшим результатом визита Тиллерсона в Москву после того, что уже было произнесено вслух, стала бы договоренность о некой совместной российско-американской инспекции соответствующих объектов в Сирии на предмет обнаружения или необнаружения следов химоружия, вне зависимости от того, случится встреча с Путиным или нет. Впрочем, для того чтобы об этом договориться, надо, чтобы ни одна из сторон в настоящее время по этому вопросу не блефовала.

Рекомендуем:

  • Фотоистории