16+
Вторник, 24 октября 2017
  • BRENT $ 57.31 / ₽ 3298
  • RTS1131.08
21 апреля 2017, 10:50 Недвижимость

«Мы сами знаем, как вам лучше»: сопротивление сносу бесполезно? Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

В программу реновации жилья, законопроект о которой Госдума приняла в первом чтении, могут войти более 8 тысяч домов. Пока переселение вызывает у жильцов много вопросов и недовольства

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Госдума приняла в первом чтении законопроект о реновации жилья в Москве. Предполагается, что переселяемые жители получат без доплаты равнозначные, но более благоустроенные квартиры. Общая площадь домов устаревшего жилищного фонда в Москве составляет 25 миллионов квадратных метров, на которых проживает около 1,6 миллиона граждан. Сама программа оценивается в 3,5 трлн рублей и может затронуть более 8 тысяч строений. В то же время для жильцов остается много неясного. Как власти собираются их успокоить — в комментарии Георгия Бовта.

Первоначально предполагалось, что первые списки домов на снос появятся в сентябре, и не только пятиэтажек, как думают многие. Теперь обещают уже в мае. Накануне голосования в Думе в московских управах началась массированная разъяснительная кампания. Но поскольку закона еще нет, а прозвучавшая ранее информация по поводу ряда важных вопросов расходится с тем, что написано в его проекте, среди жителей это вызвало настроения, близкие к панике.

На слушаниях в управах чиновники говорили подчас совершенно разные вещи, выполняя команду «успокоить во что бы то ни стало». Прежде всего это касалось районов расселения, а также согласия на реновацию самих жильцов. Обещают все решать большинством голосов, но кто и как будет считать? Жители «хрущоб» подозревают подвох, ведь им будет предложено проголосовать до того, как они узнают, куда их выселят и что конкретно дадут. Наверняка многие еще не понимают разницу между указанными в законе равнозначными квартирами, то есть метр жилой площади на метр, и равноценными, что подразумевает учет других параметров, определяющих рыночную стоимость квартиры, и возможно, потребует доплату.

Чиновников мэрии можно понять. Если учесть, насколько патологически не способны наши люди договориться о чем-либо между собой без начальственного руководящего начала, действительно можно представить только бесконечные суды и уговоры, если пытаться угодить каждому. Так массивную программу на 3,5 трлн не освоишь и вообще ничего не построишь, потому что против иррационального аргумента «я не хочу никуда ехать, мне и тут хорошо» если и попрешь, то разве что бульдозером.

Властям, разумеется, выгоднее предельно ужесточить процесс и укоротить судебную процедуру, а также адаптировать все возможные нормы под благородное дело превращения Москвы в образцовый капиталистический город. С другой стороны, они совершенно не заинтересованы в том, чтобы возбудить против себя миллионные массы недовольных из числа переселяемых и их близких, поэтому их интересы, конечно, постараются учесть — не на основе равноправного, но бесконечного диалога, который все равно выльется в шумный и пустопорожний базар, а на основе главного принципа нашего общества «мы сами знаем, как вам лучше», где «мы» — это начальство.

У московских властей уже есть опыт в том, как проламывать первоначальное недовольство жителей всякими новациями. Ради их удобства, как им пытаются втолковать, реорганизованы городские парковки и уже который год благоустраивают улицы. Сначала жители ворчат и даже кричат на собраниях в управах, а потом, глядишь, свыкаются. Многим даже нравятся полученные результаты, начиная от парковок и кончая огромными прогулочными пространствами, мощенными теперь уже гранитной плиткой. Ворчание по углам еще кое-где продолжается, но бунта же нет, и вроде все неплохо смотрится. Так же и с реновацией.

Пока согласно проекту власти сами могут решать, что сносить и куда кого выселять. Часть поедет добровольно — и отлично. Тех, кто будет упорствовать, постараются уговорить и в чем-то им уступить. Кто будет сопротивляться сильно и даже организованно, что в наших условиях редкость, могут перейти к осадному положению или вовсе отступиться. Объединившихся можно попытаться расколоть, переубедить или, как говорили раньше большевики, «распропагандировать». Единственное серьезное обременение — надо все сделать так, чтобы не спровоцировать массовое недовольство в Москве накануне президентских выборов 2018 года, когда негатив от сноса привычной «хрущобы» уже есть, а счастье жизни в новостройке еще не прочувствовано в полной мере. Так что не исключено, что форсировать это счастье в массовом масштабе начнут уже тогда, когда народ снова проголосует за президента — или если отчаянная агитация по управам раскроет людям глаза на то, как на самом деле им будет хорошо.

Рекомендуем:

  • Фотоистории