16+
Пятница, 26 мая 2017
  • BRENT $ 51.30 / ₽ 2922
  • RTS1083.52
19 мая 2017, 15:24 Право

Суд обязал родных Фриске вернуть 21,6 млн «Русфонду»

Лента новостей

Деньги были собраны телезрителями Первого канала на лечение страдавшей от рака артистки. Однако родственники не смогли отчитаться о расходовании большей части благотворительной помощи

Сестра Жанны Фриске Наталья и отец Владимир.
Сестра Жанны Фриске Наталья и отец Владимир. Фото: Вячеслав Прокофьев/ТАСС

Родные скончавшейся в 2015 году от рака певицы Жанны Фриске вернут 21, 6 млн рублей, собранных зрителями Первого канала, благотворительной организации «Русфонд». Такое решение принял Перовский суд Москвы.

В своем иске «Русфонд» утверждал, что осенью 2014 года перечислил на счет Жанны Фриске 25,1 млн рублей. В июне 2015 года страдавшая от рака головного мозга певица скончалась. После смерти артистки ее родственники предоставили отчет лишь о расходовании 3,5 млн рублей на оплату медицинских услуг. Благотворительная организация просила взыскать оставшуюся сумму — 21, 6 млн рублей — с наследников: родителей певицы Владимира и Ольги Фриске, а также ее малолетнего сына Платона в лице его законного представителя, гражданского мужа артистки, журналиста Дмитрия Шепелева.

Судебное разбирательство началось в конце 2016 года и заняло шесть месяцев. В ходе него выяснилось, что за две недели до смерти певицы ее мать Ольга Фриске пришла в отделение «Росбанка», где обналичила 22 млн 934 тысячи рублей по доверенности от дочери. Ольгу Фриске, а также бухгалтера Жанны Ирину Журину вызвали на процесс. Однако ни одна не явилась на заседание 19 мая. Юристы ответчиков заявили, что мать певицы «неважно себя чувствует», бухгалтер же уехала за рубеж.

Затем они потребовали прекратить производство по делу. Представители Владимира и Ольги Фриске заявили: им не понятно, почему «Русфонд» требует взыскать деньги с ответчиков в солидарном порядке. Они утверждали, что у «Русфонда» вообще нет права требовать деньги назад.

Отчет только перед зрителями

Адвокаты настаивали, что Жанна Фриске не может считаться должником по договору пожертвования, который 19 октября 2014 года с ней заключил «Русфонд». Дело в том, что данный договор является безвозмездным, сказали они. Кроме того, со смертью артистки он прекратил свое действие. По словам юристов, деньги для заболевшей певицы собирала не благотворительная организация, а зрители Первого канала. «Русфонд» выполнял чисто техническую функцию, размещая объявления в СМИ и у себя на сайте.

«Когда мы оказываемся в сложной жизненной ситуации, наши родные перечисляют нам денежную помощь в банк. Говоря «спасибо», мы не отчитываемся перед банком о том, куда мы потратили деньги», — привел пример один из юристов ответчика. «Мы не понимаем, почему родные Жанны Фриске должны отчитываться перед фондом. Ответчики готовы отчитаться, но лишь перед теми, кто собирал деньги — перед зрителями Первого канала. Только они могут требовать отчета», — добавил он.

Адвокат и его коллеги (всего интересы родителей певицы представляли трое юристов) сообщили, что на лечение артистки были собраны не 25 млн рублей, которые ей перечислили, а гораздо большая сумма — от 67 млн до 400 млн рублей. В этой связи они назвали иск «Русфонда» попыткой «уйти от ответственности в незаконной растрате собранных средств». Юристы также обвиняли работников организации в том, что те фактически «принудили» артистку подписать заявление, в котором была прописана обязанность отчитываться о расходовании пожертвованных денег. Они усомнились в том, что подпись на этом документе принадлежит Жанне Фриске, и ходатайствовали о назначении почерковедческой экспертизы.

Эти ходатайства вызвали недоумение у представителей «Русфонда». «Целью нашей деятельности не является обогащение благополучателя и его родственников», — заявил представлявший интересы организации в суде адвокат Иван Шиенок. Назвав условие о необходимости отчитываться «нормальным и естественным», он отметил: оснований сомневаться в подлинности подписи Фриске нет. Также адвокат не согласился с просьбой о прекращении дела, призвав суд, наконец, рассмотреть дело по существу. «Обязанности по договору имеют чисто имущественный характер. На самом деле, обязанность возвратить деньги по договору благотворительной помощи ничем не отличается от обязанности возвратить кредит», — указал он. Судья Сергей Савостьянов согласился с этим. Он счел, что убедительных оснований для назначения почерковедческой экспертизы не приведено, две подписи «соответствуют друг другу и сомнений не вызывают». Судья постановил слушать дело, отметив, что он дал сторонам достаточное время для сбора доказательств.

Необоснованное обогащение

После этого свои доводы озвучили юристы Дмитрия Шепелева. Они заявили, что малолетний Платон не может отвечать по иску, а все претензии нужно было адресовать матери Жанны Фриске Ольге Фриске. Они напомнили, что именно она сняла почти 23 млн рублей из «Росбанка», и пожертвованные зрителями деньги не вошли в состав наследственной массы. «Истцу следовало обратиться с иском к Ольге Фриске о взыскании необоснованного обогащения, — уверен юрист Шепелева, — а не просить вернуть долг по оказанию договора благотворительной помощи, ссылалась на то, что наследники отвечают по долгам за счет перешедшего к ним имущества».

В свою очередь, адвокаты родителей Фриске настаивали: все деньги были потрачены на лечение артистки. Они передали суду некое подтверждение от бухгалтера Ирины Журиной. Однако представитель «Русфонда» усомнился в том, что все деньги пошли на лечение Жанны. «Если бы они были потрачены на лечение, их бы не стали обналичивать!» — заметил Иван Шиенок. Представитель истца добавил: в большей части финансовых документов, которые предоставили его оппоненты, вообще упоминаются фамилии других пациентов. Так, чеки были выписаны на некую Копылову. В ответ представитель Владимира и Ольги Фриске сообщила, что певица иногда лечилась под чужим именем в трех разных странах. «Общаясь с бухгалтером, мы получаем все новые и новые сведения. Не так легко представить документы о целевой растрате средств», — сказала адвокат. Она попросила в очередной раз отложить заседание для того, чтобы представить дополнительные доказательства и постараться привести свидетелей — мать и бухгалтера Фриске.

Это вызвало возмущение со стороны представителя «Русфонда», который счел, что его оппоненты затягивают процесс. «Ведь вы говорите неправду, — упрекнул он юристов противной стороны. — Из дела известно, что 3 млн рублей были потрачены на лечение, а остальные деньги — обналичены матерью Фриске. Какие могут быть сложности с установлением расходования? Средства были сняты (со счетов) здравствующим человеком!»

В итоге судья не стал откладывать процесс. Выслушав доводы сторон, он удовлетворил иск, взыскав с родственников Жанны Фриске 21, 6 млн рублей.

Ответчики должны выплатить деньги в солидарном порядке, а также оплатить госпошлину в размере 60 тысяч рублей. В суде были озвучены лишь вводная и резолютивная части судебного акта. Представители ответчиков заявили, что не согласны с решением суда и намерены обжаловать его в Мосгорсуде.

Рекомендуем:

Фотоистории

Актуальные темы: