16+
Среда, 22 ноября 2017
  • BRENT $ 62.76 / ₽ 3714
  • RTS1147.61
23 мая 2017, 02:19 ПолитикаКонфликты
Актуальная тема: Кризис в Сирии

Антииранское турне Трампа. Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

В ходе визита Трампа в Саудовскую Аравию американские корпорации заключили торговых и инвестиционных соглашений на 380 млрд долларов, включая поставки вооружений на 110 млрд. Какие выводы должна сделать для себя в этой связи Россия?

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Президент США Дональд Трамп продолжил свое первое зарубежное турне, отправившись из Саудовской Аравии в Израиль. Совершенно очевидно, что одной из главных целей ближневосточного турне Трампа является усиление курса на изоляцию Ирана. Именно поэтому получает столь мощную военную поддержку его главный региональный противник — суннитское королевство Саудитов, которое уже воюет с поддерживаемыми Ираном силами как в Йемене, так и в Сирии. А новая американская администрация уже заявила курс, по крайней мере, на частичный пересмотр соглашений с Ираном, достигнутых при Обаме. Теперь Тегеран вновь обвиняется Америкой в том, что является чуть ли не главным спонсором терроризма на всем Ближнем Востоке. Причем это происходит в те дни, когда там побеждает на перевыборах умеренный президент Роухани, сделавший ставку на восстановление отношений с Западом.

Также Иран играет важную роль в борьбе против джихадистов в Сирии на стороне Башара Асада. И вот, похоже, теперь в Вашингтоне сочли, что дальнейшее укрепление позиций Тегерана на этой почве, в том числе в Сирии более нежелательно. И в этом мнении его всячески поддерживает Израиль, которому окопавшиеся в Сирии и сражающиеся на стороне Асада проиранские силы вроде «Хезболлы» или шиитской милиции совершенно ни к чему в непосредственной близости у своих границ. Достаточно Ливана.

На прошлой неделе ВВС США нанесли удар по военному конвою, как было сказано, проправительственных сил в Сирии. Эти «проправительственные силы», продвигавшиеся против поддерживаемых Западом арабских оппозиционных группировок в сторону места, где близ сирийско-иорданской границы дислоцированы американский и британский спецназ, не кто иные, как вооруженные Ираном международные шиитские формирования. Возможно, включая непосредственно подразделения иранского спецназа или инструкторов из «Стражей исламской революции». Возможно, частично из «Хезболлы». Непосредственным поводом стало то, что якобы эти проиранские силы нарушили или собирались нарушить режим прекращения огня и атаковать прикрываемую в этом районе оппозиционную Асаду группировку под именем «Коммандос революции». Это было первое боестолкновение американцев с проиранскими формированиями в Сирии.

Москва в те дни заявила формальный протест против применения силы в отношении «сирийских вооруженных сил». В то же время он был несравнимо сдержаннее, чем, когда США нанесли удар «томагавками» по базе ВВС Сирии. Скорее всего, в этом случае в конвое не было именно правительственных сирийских войск, а это были представители иностранной шиитской милиции.

Сейчас одним из ключевых вопросов урегулирования в Сирии становится вопрос об участии или неучастии в нем Ирана, который при этом, контролируя напрямую или косвенно определенные территории в восточной Сирии, хотел бы прорубить некий «стратегический коридор» для сообщения со своим союзником в Ливане в лице «Хезболлы». Вашингтон категорически против участия Ирана в сирийском урегулировании, в том числе против участия его представителей в соответствующих переговорах в Астане с участием сирийской оппозиции, а также России и Турции. Израиль, разумеется, в этом с Америкой солидарен. Ему Иран ничем не лучше джихадистов.

Москва до недавних пор настаивала на том, чтобы Тегеран в переговорах в Астане участие принимал. Однако Россия в Сирии, прежде всего, всегда исходила из приоритета своих интересов, а не иранских. Ей ведь тоже не нужно превращение послевоенной Сирии в марионетку Тегерана. Примечательно, что несколько месяцев назад Иран резко выступил против закрепления российского военного присутствия в Сирии в статусе полноценной военной базы. И прежде всего, именно поэтому база в Тартусе юридически осталась в статусе всего лишь пункта материально -технического снабжения ВМФ России. Так что, по некоторым вопросам сирийского урегулирования позиции России, Израиля и США сейчас гораздо ближе, чем могут показаться со стороны.

Рекомендуем:

  • Фотоистории