16+
Среда, 13 декабря 2017
  • BRENT $ 63.89 / ₽ 3782
  • RTS1148.63
7 сентября 2017, 07:41 Право

Новая версия «дела Улюкаева»: какие еще выводы можно сделать из разговора экс-министра с Сечиным?

Лента новостей

Примечательно, что большая часть обсуждения на обнародованной в суде аудиозаписи посвящена приватизации «Роснефти» и покупке пакета японцами. Может, из-за этого разговор и был предан огласке?

Алексей Улюкаев (слева), Игорь Сечин.
Алексей Улюкаев (слева), Игорь Сечин. Фото: ТАСС

В ходе заседания суда была обнародована расшифровка беседы главы «Роснефти» и руководителя Минэка. Сечин и Улюкаев, в том числе, говорят о корзинке с колбасой, что следователи трактуют как завуалированное обсуждение взятки.

Однако львиная доля диалога посвящена приватизации «Роснефти» и покупке пакета японцами. Есть мнение, что именно эта часть может пролить свет на мотивы ареста Алексея Улюкаева.
Вернемся в ноябрь 2016 года. «Роснефть» уже купила «Башнефть». Впереди приватизация самой «Роснефти». Власти требуют закрыть сделку через две недели. А еще неясно, кто в итоге купит и перечислит России 700 млрд рублей, которые пойдут в бюджет. Возможно, китайцы, японцы или индусы, а возможно, «Роснефть» купит сама себя, пишут СМИ. Игорь Иванович обсуждает с Алексеем Валентиновичем сложные переговоры продажи пакета в «Роснефти» японцам. В Токио недовольны тем, что деньги нужно перечислить быстро. Заодно министр и топ-менеджер обсуждают, кому, наверное, не стоит продавать «Роснефть». «Индийцы все эти — все это не то, от индусов ты ничего не получишь», — говорит Улюкаев. Сечин, вроде бы, соглашается: «Нет, ни китайцы, ни индусы». Однако разговор рождает новую версию «дела Улюкаева», рассуждает гендиректор Фонда национальной энергобезопасности Константин Симонов.

Константин СимоновКонстантин Симонов генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности «Улюкаев и его политические партнеры могли навязывать Сечину определенную схему продажи «Роснефти» и определенных партнеров. И Сечина, вполне возможно, это и не устраивало. Интересно, что Улюкаев говорит Сечину: «От китайцев, от индусов ты ничего не получишь». Но при этом мы прекрасно знаем, что именно с китайцами и индусами Сечин выстраивает очень серьезные долгосрочные отношения. Китай вообще его стратегический партнер. То же самое и индусы. Так что, я думаю, что основная интрига, конечно, не в «Башнефти», а именно в продаже «Роснефти», и, в принципе, эта расшифровка чуть-чуть по-другому позволяет на этот процесс взглянуть».

Сечин говорит Улюкаеву, что «Роснефть» предлагала японцам прекрасные условия. Они могли получить долю в шельфововом проекте на Сахалине и других российских месторождениях. Причем при сильных колебаниях нефтяных цен «Роснефть» поможет снизить зависимость Японии от других производителей. Что же касается денег за пакет, то до даты, определенной правительством, можно было перечислить не всю сумму, а только 10%. Но японцы «заводят рака за камень», объясняет Игорь Иванович.

Теперь перенесемся в середину декабря 2016 года. Улюкаев уже арестован за вымогательство взятки за приватизацию «Башнефти». Владимир Путин прибыл с визитом в Японию. Одновременно телеканал «Дождь» сообщает, что переговоры с Токио по поводу продажи «Роснефти» шли полным ходом вплоть до ареста Улюкаева. Но именно из-за этого они были сорваны. Якобы министра экономики рекомендовали в Токио как особо доверенного человека. А тут — такая незадача.

Александр Куланов независимый эксперт в области российско-японских отношений «Вот это событие, арест Улюкаева, в свое время довольно сильно потрясло японские бизнес-круги. В очередной раз не добавило им оптимизма в отношении сотрудничества с нашей страной. А когда они прочитают эту расшифровку восьмого числа, когда закончится ВЭФ во Владивостоке, боюсь, оптимизма это не добавит».

Интересно, что в ноябрьские дни, когда началось «дело Улюкаева», активизировались переговоры России и Японии о Курильских островах. И Сечин рассказывает министру, что японцы согласны купить «Роснефть», но им в довесок нужно решить политические вопросы по территории. «Мы отвергли это», — говорит глава госкорпорации, не объясняя, что подразумевается под местоимением «мы». И добавляет: «Сразу сказали: ребята, нет». Улюкаев соглашается: «Ну, конечно». Но при этом он, судя по его словам, очень хочет привлечь именно японцев. Потому что с них можно получить, говорит министр, вероятно, имея в виду синергию.

В этом диалоге, кажется, смешалось все. И бизнес-интересы главной российской компании, и патриотизм, который выше этих интересов. А для контраста — корзинка с колбасой. Возможно, именно ради японской части разговор и был предан огласке.

Рекомендуем:

  • Фотоистории