16+
Воскресенье, 22 июля 2018
  • BRENT $ 73.00 / ₽ 4637
  • RTS1114.59
8 сентября 2017, 20:27 Компании

Акции «Роснефти» продали китайцам из-за долгов и девальвации доллара

Лента новостей

Новый акционер госкорпорации — китайская «Хуасинь». 14,16% акций российской компании она выкупила у консорциума катарского инвестфонда и нефтетрейдера Glencore

Фото: Николай Никитин/ТАСС

У «Роснефти» новый акционер: 14,16% акций российского нефтяного гиганта купит китайская «Хуасинь». Об этом в эфире «России 24» в пятницу сообщил глава «Роснефти» Игорь Сечин. Китайцы купят долю у консорциума катарского инвестфонда и швейцарского трейдера . В конце 2016 года именно этот консорциум купил в ходе приватизации пакет в «Роснефти». Причем тогда активно обсуждалось, что 19,5% акций приобретут китайцы. Почему же это произошло только сейчас?

Все произошло неожиданно. Игорь Сечин давал интервью «России 24». Его спросили об итогах визита в Китай на саммит БРИКС. Он закончился за четыре дня до интервью. Глава «Роснефти» сообщил, что в ходе визита вместе с президентом Владимиром Путиным были завершены переговоры с партнерами. И вот итог: более 14% акций главной нефтяной компании страны переходит китайскому инвестору. Продает их консорциум из катарского инвестфонда и швейцарского трейдера Glencore. Сечин объяснил, что это произошло из-за курсовых изменений, а также с целью снижения долговой нагрузки.

Игорь СечинИгорь Сечин президент — председатель правления НК «Роснефть» «В последнее время волатильность на финансовых рынках привела к серьезной девальвации доллара по отношению к евро, и расходы на обслуживание этого кредита стали достаточно серьезными. В этой связи консорциум в составе катарского фонда и Glencore решил найти дополнительного партнера».

Катарский фонд и нефтетрейдер Glencore купили долю в «Роснефти» в декабре 2016 года в ходе приватизации. Это была, естественно, главная сделка прошлого года, а вернее, нескольких последних лет. И это была одна из самых скандальных сделок. Она прошла на фоне ареста министра экономики Алексея Улюкаева. Была версия, что «Роснефть» не будет продавать бумаги стороннему инвестору, а сама купит собственные акции у компании «Роснефтегаз», которой «Роснефть» и принадлежит. Более того, в «Роснефти» потом подтвердили возможность такого сценария.

Продать нужно было срочно, власти установили жесткие сроки. То, что купят Катар и Glencore, никто не ожидал. Финансировал сделку итальянский банк «Интеза». Но вскоре пошли разговоры, что деньги на самом деле дали российские банки, чтобы «Роснефть» исполнила свои обязательства перед бюджетом. «Роснефть» и «Интеза» их опровергали. Возможно, изначально предполагалось, что покупатели будут временными владельцами. Мнение директора Центра политологических исследований Финансового университета Павла Салина:

Павел СалинПавел Салин директор Центра политологических исследований Финансового университета при Правительстве РФ «Мне кажется, что на тот момент руководству «Роснефти» с учетом тех внутриэлитных ограничений, тех сопротивлений, с которыми оно столкнулось при продаже госпакета акций, важно было зафиксировать переход этого госпакета в руки какого-то иностранного держателя, номинального владельца, а потом уже определиться де-факто со стратегическим инвестором».

При этом участники консорциума остаются акционерами «Роснефти». У катарского фонда теперь будет 4,7%, у Glencore — 0,5%. Швейцарский нефтетрейдер сообщил, что китайцы купили пакет с премией к рынку. Reuters пишет о 9 млрд долларов. Правда, по информации источника «Ведомостей», всего за 7,5 млрд. Издание оговаривается, что подтвердить это пока не удалось. Но известно, что китайцы — очень сложные переговорщики и будут до последнего отстаивать свои интересы.

Интересно: о том, что именно китайцы купят «Роснефть», говорили весь 2016 год. Правда, точно так же обсуждалось участие в приватизации японцев и индусов. Имеет право на существование и такая версия: Пекин вышел на арену именно сейчас по собственной инициативе. И это связано с проблемами Катара. Предположение ведущего эксперта Союза нефтегазопромышленников России Рустама Танкаева:

Рустам ТанкаевРустам Танкаев ведущий эксперт Союза нефтегазопромышленников России «Мы все знаем, что на внешнеполитической арене у Катара значительные сложности сейчас. И я совсем не исключаю, что китайская сторона использовала свои возможности для урегулирования отношений между Катаром и его соседями. Это спекуляции, это все высосано из пальца. На самом деле, точно, что, как и почему там происходило, я не знаю. Я думаю одновременно, что люди, которые об этом знают, об этом не имеют права говорить, поэтому мы в ближайшие десятилетия ничего не узнаем о том, что там и как на самом деле было».

Возможно, истина лежит близко к одному из ключевых вопросов: управление «Роснефтью». Еще в мае 2016 года покупкой пакета в корпорации заинтересовалась китайская CNPC. Но тогда представитель компании официально заявил, что сделка произойдет, только если их допустят к управлению российской корпорацией. Быть может, все эти месяцы и шли переговоры о распределении ролей. Но в итоге пазл сложился. У «Роснефти», а в данном случае даже правильнее будет сказать у России, крепкие отношения с китайскими партнерами и огромный долгосрочный контракт на поставку нефти. И Пекин заинтересован в развитии российской компании. Логично будет, если теперь в капитал «Роснефти» войдут и индусы, с которыми у госкорпорации тоже тесные отношения.

Сделка с «Хуасинь» позволяет по-новому взглянуть на расшифровку беседы Улюкаева и Сечина. Ведь Игорь Иванович говорит по поводу приватизации «Роснефти»: «Ни китайцы, ни индусы, с ними никакой синергии уже не будет». А главное, появилась расшифровка в последний день форума БРИКС, где и прошли финальные переговоры о продаже пакета китайцам. В общем, неудобно получилось. Но получилось.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

  • Фотоистории

    BFM.ru на вашем мобильном
    Посмотреть инструкцию