16+
Воскресенье, 19 ноября 2017
  • BRENT $ 62.72 / ₽ 3705
  • RTS1132.45
17 октября 2017, 22:32 Право

Главбух «Седьмой студии» получала больше Кирилла Серебренникова

Лента новостей

Несмотря на многомилионный залог и звездных поручителей, суд оставил под домашним арестом еще на три месяца худрука «Гоголь-центра» по делу о хищении почти 70 млн рублей, выделенных на проект «Платформа». При продлении ему меры пресечения стали известны интересные подробности

Кирилл Серебренников.
Кирилл Серебренников. Фото: Вячеслав Прокофьев/ТАСС

Басманный суд Москвы поздно вечером во вторник продлил до 19 января срок домашнего ареста режиссеру Кириллу Серебренникову и еще двум фигурантам громкого дела о хищении бюджетных средств через компанию «Седьмая студия». Четвертый обвиняемый, Алексей Малобродский, еще на три месяца останется в СИЗО. Просьбу режиссера о том, чтобы он мог посещать Большой театр, закончить съемки фильма, а также увеличить ему время прогулок, суд отклонил.

Рассмотрение ходатайства Следственного комитета России о продлении обвиняемым меры пресечения снова вызвало ажиотаж. Уже на подходе к Басманному суду довольно большой участок Каланчевской улицы заполнили сочувствующие режиссеру и журналисты. Среди тех, кто пришел поддержать Серебренникова, были актриса Чулпан Хаматова, Ксения Собчак и сестра миллиардера Михаила Прохорова Ирина Прохорова, ранее уже выступавшие за него поручителями.

Поскольку самый большой зал находился на ремонте, слушание проходило в другом, гораздо меньшем. Туда смогли попасть лишь единицы — около 20 человек из числа родственников и поручителей, а также несколько журналистов. В зал людей пропускали строго по паспортам. А для тех, кому не хватило мест, организовали телетрансляцию в коридоре.

Приехавшего с опозданием на полчаса Серебренникова толпа встречала аплодисментами, скандируя его имя. Приставы тут же пригрозили, что если люди будут шуметь, на них составят протокол.

Показания против фигурантов

В самом начале заседания старший следователь по особо важным делам при председателе СК России Александр Лавров попросил суд приобщить ряд материалов. Они, на его взгляд, подтверждали причастность фигурантов к хищению бюджетных средств и опровергали заявления защиты о необоснованности обвинений.

Среди озвученных доказательств были показания индивидуального предпринимателя Валерия Синельникова. Тот, в частности, признался, что в 2011 году, в ходе открытия проекта «Платформа» обсуждал условия обналичивания выделенных на него денег с гендиректором АНО «Седьмая студия» Юрием Итиным. Синельников рассказал, что обналичивал их через свое ИП и передавал главбуху данной организации Нине Масляевой. Он передавал деньги и Алексею Малобродскому, который в разговоре с ним как-то упомянул, что Кирилла Серебренникова «устраивают его услуги».

Другим доказательством вины фигурантов следствие сочло протокол допроса дочери Юрия Итина Марины Итиной. Она призналась, что лично подписала часть фиктивных договоров с предпринимателями, которые якобы оказывали услуги «Седьмой студии».

Кроме того, свидетельница пояснила сыщикам содержание телефонных разговоров со своей матерью Светланой Итиной. По ее словам, от матери ей стало известно, что тогдашний директор «Седьмой студии» Анна Шалашова сообщила размер «суммы, которую надо вернуть и которая составляет две трети годового бюджета — около 90 млн рублей». В ответ на это Марина предложила матери обсудить этот вопрос с «Кирой», имея в виду Кирилла Серебренникова. Куда и почему нужно было вернуть деньги, не уточнялось.

После этого следователь сообщил, что вину фигурантов подтверждает их переписка между собой. По его словам, в ней, в частности, оговаривалось, что, работая гендиректором «Гоголь-центра» и имея официальную зарплату в 30 тысяч рублей, Алексей Малобродский будет получать доплату в 200 тысяч за счет проекта «Платформа».

Кстати, в одном из электронных писем Малобродского к Итину и Серебренникову тот высказал мнение, что из 70 млн рублей, выделенных Минкультом в 2012 году на проект, будет вполне достаточно 19,7 млн рублей.

Далее сыщик зачитал показания еще трех свидетельниц. Одна из них — сменившая Нину Масляеву на должности главного бухгалтера «Седьмой студии» Татьяна Жирикова — рассказала, что когда она изучила документы фирмы, то пришла к выводу, что в ней существовала «черная касса» и имело место обналичивание денег через «фирмы-однодневки». «Жириковой был сделан вывод, что «Седьмая студия» была создана Серебренниковым для хищения средств от проекта «Платформа», — огласил следователь показания свидетельницы.

«Странные и абсурдные вещи»

Обвиняемый и адвокаты были против приобщения данных материалов. «Там совершено странные и абсурдные вещи, которые я в первый раз слышу», — возмутился Кирилл Серебренников. А Алексей Малобродский заявил, что вообще не знаком с частью свидетелей. Однако судья Артур Карпов просьбу следствия удовлетворил и документы принял. После чего следователь Лавров потребовал закрыть процесс, ссылаясь на то, что в ходе слушания станет известно место домашнего ареста Нины Масляевой — единственной фигурантки, которая признала вину. Против этого выступили другие фигуранты.

Так, Кирилл Серебренников с иронией заметил, что «дружба Масляевой со следствием известна». «Это объясняет, почему она врет. Я против продолжения проявления этой дружбы в такой форме», — сказал он.

В свою очередь защитница Алексея Малобродского Ксения Карпинская заявила, что закрытый процесс нарушит принцип гласности и справедливости судебного разбирательства. Она напомнила, что перед законом все равны. «Я не понимаю, почему 60-летняя русская женщина может находиться под домашним арестом, а 60-летний еврейский мужчина должен содержаться в СИЗО!», — возмутилась она, добавив, что хотела бы узнать, на каком основании Нину Масляеву недавно отпустили из изолятора под домашний арест. «Раньше говорили, что у нее нет постоянного места жительства в Москве и вообще, что она ранее была судима», — напомнила адвокат. В итоге закрывать процесс судья не стал.

Сложное расследование

Полковник юстиции Александр Лавров просил оставить Кирилла Серебренникова, Юрия Итина и Нину Масляеву под домашним арестом еще на три месяца, а Алексея Малобродского — в СИЗО. Свою просьбу следователь мотивировал особой сложностью расследования, а также упирал на то, что в случае освобождения фигурантов они могут скрыться или помешать расследованию. Он отметил, что одна из обвиняемых, Екатерина Воронова, успела скрыться от следствия, ее пришлось заочно арестовать и объявить в международный розыск. Сыщик упомянул, что у Алексея Малобродского имеется израильское гражданство, а у Кирилла Серебренникова — вид на жительство в Латвии и квартира в Германии. Кроме того, он добавил, что «следствию необходимо допросить большое количество свидетелей, а также определить и выявить лиц, причастных к преступлению, том числе из числа должностных лиц Министерства культуры». Его поддержала прокурор. По ее сведениям, следователям еще требуется допросить более 70 свидетелей, произвести более 70 выемок, осмотреть ранее изъятые предметы, а также получить результаты экспертиз.

Многомилионные залоги и звездные поручители

Все эти аргументы обвиняемые и их адвокаты нашли несостоятельными. Они просили не продлять домашний арест трем фигурантам и настаивали на том, чтобы Алексея Малобродского выпустили из СИЗО. Его защитница Ксения Карпинская лично предложила внести за обвиняемого залог в размере 10 млн рублей (ранее адвокаты предлагали 2,5 млн), перевести ее подзащитного под домашний арест в квартире супруги в подмосковном городе Одинцово или отпустить под личные поручительства известных людей из числа театральной общественности.

Сам Малобродский заявил, что его «удерживают под стражей исключительно с целью самооговора» и оговора его коллег. «Если вы спрашиваете мои предпочтения, то я прошу о мере пресечения в виде залога или о личном поручительстве», — обратился он к судье. Юрий Итин уверял, что не будет мешать следствию, и недоумевал, как он может вступить в контакт со сбежавшей фигуранткой.

А Нина Масляева неожиданно пожаловалась на нападки со стороны других обвиняемых их адвокатов. Женщина посетовала, что ее обвиняют в том, что она их оговаривает. «Я прошу меня оградить от этого! Например, адвокат Карпинская постоянно высказывает свое негативное мнение и говорит вещи, которые просто несовместимы», — начала она. Но за защитницу вступился судья Артур Карпов. «Может, ей элементы искусства не нравятся?» — предположил он.

Сбежать — значит признать себя виновным

Кирилл Серебренников выступал последним. Он заметно волновался и пообещал, что никуда не сбежит. «Если ты бежишь, то признаешь себя виновным», — сказал он, подчеркнув, что ни в чем не виноват. «Я не виновен и чувствую за собой абсолютную правду. Я никогда не скрывался, даже когда эти феерические обыски были произведены», — отметил он. Режиссер напомнил, что всегда являлся по первому требованию следователей, к тому же у него забрали общегражданский и заграничный паспорта. Обвиняемый настаивал, что сам заинтересован в том, чтобы «восторжествовала правда», дабы опровергнуть «чудовищное обвинение» в том, что проект «Платформа» был придуман для того, чтобы украсть у государства деньги.

Он попросил суд разрешить ему посещать Большой театр, чтобы он смог закончить работу над балетом «Нуреев», премьера которого назначена на 9-10 декабря. Также он убеждал дать ему пять дней, чтобы завершить съемки фильма о рокерах восьмидесятых: Майке Науменко и Викторе Цое.

Его адвокат Дмитрий Харитонов предложил отпустить его подзащитного под залог на сумму инкриминируемых хищений — 69 млн рублей — или под личные поручительства около трех десятков известных человек, среди которых были певец Иосиф Кобзон и рэпер Oxxxymiron (настоящее имя Мирон Федоров). Ранее явку Серебренникова к следствию и в суд гарантировали еще 70 человек — также артисты и деятели культуры. Таким образом, за Серебренникова нашлись уже порядка сотни поручителей.

В случае, если суд оставит его подзащитного под домашним арестом, адвокат ходатайствовал об увеличении ему времени прогулок с двух до трех часов в день. Дмитрий Харитонов напомнил, что, по решению Мосгорсуда, Кириллу Серебренникову разрешили гулять с 18:00 до 20:00. Юрист просил сделать это время «плавающим»: с 12:00 до 20:00. Адвокат пояснил, что время и место прогулок известно большому числу людей и, в том числе, «нечистоплотным журналистам». «Они провоцируют Серебренникова на разговоры, либо говорят какие-то гадости», — сказал он.

Высокооплачиваемый бухгалтер

В завершение Дмитрий Харитонов «прошелся» по признательным показаниям Нины Масляевой. Защитник рассказал любопытные подробности. По его данным, главный бухгалтер «Седьмой студии» получала на проекте «Платформа» больше всех — больше, чем даже сам Кирилл Серебренников или гендиректор «Седьмой студии». «Она была настолько щедра, что делала всем подарки. Она дарила большие суммы денег и создавала свой медицинский центр, в который вкладывала деньги…», — начал адвокат, но был прерван судьей.

Судья Артур Карпов пробыл в совещательной комнате час. Свое решение он огласил в начале одиннадцатого вечера. Оценив доводы сторон, он удовлетворил ходатайство следствия. Так, судья не нашел оснований для освобождения Алексея Малобродского из СИЗО и продлил его нахождение под стражей до 19 января. Других фигурантов же он оставил до этой даты под домашним арестом. Просьбы Кирилла Серебренникова о прогулках, возможности посещать Большой театр и съемочную площадку его фильма, судья отклонил. «Сохранить условия домашнего ареста с ранее установленными запретами и ограничениями», — сказал он.

Художественный руководитель «Гоголь-центра», создатель АНО «Седьмая студия» Кирилл Серебренников оказался под домашним арестом в своей квартире на улице Пречистенка 23 августа этого года. Вместе с ним по делу проходит еще четыре человека. Это экс-генеральный директор АНО «Седьмая студия» Юрий Итин, работавшая там главным бухгалтером Нина Масляева, бывшие генпродюсеры этой организации Алексей Малобродский и Екатерина Воронова. Последняя скрылась от следствия и объявлена в розыск.

Фигурантам вменяется хищение «не менее 68 млн рублей», выделенных в 2011-2014 годах на проект «Платформа». Их действия СКР трактует как мошенничество в особо крупном размере (ч. 4. ст. 159 УК РФ). Итин находится под домашним арестом с 25 мая, а Малобродский в СИЗО — с 21 июня. Известно о двух эпизодах дела. Первый связан с хищением 2,3 млн рублей, выделенных в 2012 году в качестве субсидии для подготовки спектакля «Сон в летнюю ночь», который, по версии следствия, не был поставлен и средства на который не расходовались. Однако зрители утверждают, что видели его. Второй касается хищения 1,2 млн рублей, выделенных на пошив костюмов для фестиваля «Платформа» в 2014 году. Все фигуранты, за исключением Нины Масляевой, отрицают вину. Она согласилась с обвинением и заключила сделку со следствием, дав показания против своих предполагаемых соучастников. Находившаяся в СИЗО с конца мая фигурантка 6 октября была переведена под домашний арест. По мнению остальных обвиняемых, она оговорила себя и других, чтобы выйти на волю. Кирилл Серебренников не раз заявлял, что занимался лишь творческой частью проекта «Платформа», а за финансовую сторону не отвечал.

Рекомендуем:

  • Фотоистории