16+
Понедельник, 24 сентября 2018
  • BRENT $ 79.75 / ₽ 5296
  • RTS1149.53
21 декабря 2017, 21:24 ПравоКриминал

Сроки для полицейских с Рочдельской, шутки и нескромные фото потерпевшей

Лента новостей

От четырех до пяти лет лишения свободы. Такие сроки запросила прокуратура для троих полицейских с Рочдельской улицы, ставших свидетелями перестрелки возле ресторана Elements. В прениях фигуранты старались сохранять оптимизм и пели дифирамбы судье. Защитники просили об оправдательном приговоре

Оперуполномоченный отделения уголовного розыска ОВД «Пресненский» Ильдар Шакиров.
Оперуполномоченный отделения уголовного розыска ОВД «Пресненский» Ильдар Шакиров. Фото: Мария Локотецкая/BFM.ru

В Пресненском суде Москвы 21 декабря прошли прения сторон по резонансному делу трех сотрудников столичного ОВД «Пресненский». Их обвиняют в бездействии, которое, по мнению следствия, привело к перестрелке у ресторана Elements в декабре 2015 года, в ходе которой погибли двое и были ранены восемь человек. Прокуратура сочла доказанной вину подсудимых в злоупотреблении должностными полномочиями, повлекшем тяжкие последствия (ч. 3 ст. 285 УК РФ). Для Рената Зиннатулина прокуратура запросила четыре года лишения свободы, а для Ильдара Шакирова и Дениса Ромашкина — по пять лет заключения в колонии общего режима.

В свою очередь, адвокаты подсудимых заявили об отсутствии в действиях подсудимых состава преступления и призвали суд их оправдать. Стоит отметить, что основная из пяти потерпевших — совладелица ресторана Жанна Ким — на разбирательстве так и не появилась. При этом она отозвала иск к полицейским на 1,5 млн рублей.

На заключительном слушании по делу подсудимые старались сохранять оптимизм. Ильдар Шакиров, отрастивший за восемь месяцев процесса густую рыжую бороду, с интересом взирал из клетки на зрителей в зале. Он оказался забит до отказа. Все свободные места в нем заняли более двух десятков сослуживцев фигурантов, которые пришли их поддержать.

Выступление гособвинителя Анастасии Шпаковской уложилось в 25 минут. Она стала третьим по счету гособвинителем, который сменился в деле. По мнению Шпаковской, все «обстоятельства совершенного преступления нашли свое полное подтверждение в ходе судебного разбирательства». «Именно бездействие сотрудников правоохранительных органов привело к конфликтной ситуации и противоправным действиям в отношении Ким», — заявила она.

Конфликт в ресторане Elements

Согласно фабуле обвинения, перестрелке, которая произошла у ресторана Elements на Рочдельской улице в Москве, предшествовал конфликт дизайнера Фатимы Мисиковой с совладелицей заведения Жанной Ким. Последняя осталась недовольна качеством ремонта, а Мисикова, в свою очередь, считала, что ее бригаде недоплатили за работу 8 млн рублей.

На «переговоры» к владелице ресторана от Мисиковой приехал «правая рука» «вора в законе» Захара Калашова (Шакро Молодой) Андрей Кочуйков (Итальянец) и несколько его подручных. Отстаивать интересы Ким взялись четверо работников адвокатского бюро «Диктатура закона» во главе с бывшим сотрудником КГБ СССР и РУБОП Эдуардом Буданцевым. Разговоры на повышенных тонах вылились в перестрелку. В результате Буданцев из наградного Beretta застрелил двух законников: Филиппа Домаскина (он получил выстрел в живот) и Алексея Китаева (пули попали ему в ногу, грудь и живот, задев бедренную артерию). Еще восемь человек, включая самого адвоката, были ранены. Однако потерпевшими следствие признало лишь пятерых: Буданцева, а также трех его коллег Владимира Костриченко, Романа Малакаева и бывшего сотрудника ОМОН Петра Черчинцева, и, конечно, Жанну Ким.

По мнению следствия, приехавшие на место конфликта исполнявший обязанности начальника уголовного розыска ОВД «Пресненский» Денис Ромашкин, оперативник того же отделения полиции Ильдар Шакиров и участковый Ренат Зиннатулин проявили преступное бездействие, желая «уменьшить объем своей работы». Они не доставили зачинщиков конфликта в отделение для решения вопроса об их задержании, а Зиннатулин не применил табельный пистолет, когда началась стрельба.

Наказание для полицейских

Выступая в суде, прокурор указала, что вина фигурантов подтверждается показаниями свидетелей и потерпевших, результатами экспертиз и другими материалами дела. «Сотрудники полиции были уведомлены о совершении противоправных действий в отношении Ким, но должных мер не приняли», — говорила Шпаковская.

По ее мнению, своим бездействием подсудимые «подорвали авторитет органов власти». «В целях восстановления социальной справедливости и исправления подсудимых» прокурор сочла, что им необходимо назначить наказание «только в условиях изоляции от общества».

Капитана полиции Рената Зиннатулина прокурор потребовала приговорить к четырем годам, а майора Дениса Ромашкина и младшего лейтенанта Ильдара Шакирова — к пяти годам лишения свободы в колонии общего режима. Гособвинитель также просила суд лишить подсудимых специальных званий, а также права в течение трех лет после освобождения занимать должности в правоохранительных органах.

Стоит отметить, что в начале процесса (он стартовал в апреле этого года) один из подсудимых — Ренат Зиннатулин — признал вину. Однако к концу разбирательства он изменил позицию и, как и двое других фигурантов, заявил о невиновности.

Казахский олигарх

Выступление адвокатов растянулось на несколько часов. Они утверждали, что их подзащитные сделали все, что было в их силах. Защитники утверждали, что никто из участников конфликта со стороны Жанны Ким не говорил Шакирову и Зиннатулину (они приехали раньше, чем Ромашкин), об угрозах со стороны их оппонентов.

Присутствовавшие в ресторане говорили, что у них «гражданско-правовой спор». Оперуполномоченный Шакиров проверил документы у Буданцева и большинства сидевших в VIP-комнате ресторана (остальные сказали, что их паспорта в машинах). А когда закончилась стрельба, то Ромашкин и Шакиров задержали Буданцева и других участников перестрелки.

Примечательно, что сам Буданцев впоследствии утверждал, что приехал в ресторан Elements после звонка Жанны Ким, с которой у него с 2014 года якобы было заключено соглашение об оказании юридических услуг. Однако, по словам защитника Дениса Ромашкина Андрея Аверина, детализация звонков показала, что она ему не звонила, а это Буданцев ее набрал. Зато выяснилось, что Буданцеву звонил в тот день казахский бизнесмен Кенес Ракишев, которого называет своим другом глава Чечни Рамзан Кадыров. По данным некоторых СМИ, именно он дал деньги на открытие Elements. «Накануне, давая показания в суде, Буданцев признал, что он по просьбе своего друга Ракишева приехал в ресторан», — сказал защитник (представители Ракишева отрицают эту информацию — Business FM).

Он отметил, что Ромашкин, чья смена закончилась в шесть вечера, «оказался по стечению обстоятельств в эпицентре конфликта», так как узнал от Шакирова, что его одного направили в ресторан после звонка в службу «02» женщины, сообщившей о десяти вооруженных людях. «Ромашкин оказался на скамье подсудимых в связи с оговором со сторон потерпевших Буданцева, Костриченко и Черчинцева. Причем оговора гнусного, наглого и беспринципного», — негодовал адвокат.

Нескромные фото

Аверин напомнил, что поддерживавший версию Буданцева о некомпетентности полицейских Петр Черчинцев поменял свои показания и впоследствии встал на их сторону. «Он рассказал в суде, что не понял, почему Буданцев достал пистолет и сказал: «Я буду стрелять во всех». Именно Буданцев спровоцировал драку с последующим применением оружия. На видео видно, как он достал пистолет и направил его на Кочуйкова. В результате два трупа, один инвалид и еще семеро раненых», — резюмировал адвокат. Он отметил, что Роман Малакаев в суматохе «получил пулю от самого Буданцева», на которого после размахивания пистолетом навалились охранники «авторитета» и возникла «куча-мала».

Также Аверин упрекнул Жанну Ким во лжи. Ранее потерпевшая известила суд письмом о том, что не может явиться на процесс, так как находится в Израиле, где ее мать лечится от рака. Адвокат отметил, что предпринимательница, которая является гражданкой Казахстана, «проигнорировала законы государства, в котором она делает бизнес». «При этом она выкладывала в социальных сетях нескромные фотографии, в том числе с отметками в Москве», — заметил защитник.

Ему вторили защитники Ильдара Шакирова Эдуард Оганян и Зелимхан Арапиев. Они полагают, что со стороны Жанны Ким, которая много раз звонила в «02», имело «место искусственное накаление ситуации». Адвокаты назвали несостоятельными доводы обвинения о том, что подсудимые совершили злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ) «на почве иной личной заинтересованности, которая выразилась в желании уменьшить объем своей работы». «Если бы это было так, то человек бы приехал, отзвонился (на работу) и уехал, а не стал бы находиться на месте два часа и потом задерживать участников перестрелки», — подчеркнул Эдуард Оганян.

«Я считаю, что ничего противоправного и незаконного в действиях моего подзащитного не было», — поддержала коллег защитница Рената Зиннатулина Наталья Наумова. Она отметила, что в полномочия участкового не входит отработка вызовов о случаях вымогательства. Кроме того, его направили не на его территорию. Адвокаты просили оправдать подсудимых «за отсутствием в их действиях состава преступления», а также направить в правоохранительные органы материалы для возбуждения дела по статье 307 УК «Заведомо ложные показания» в отношении Эдуарда Буданцева и ряда других потерпевших.

Если же суд все же сочтет Зиннатулина виновным, то его адвокат просила суд учесть то, что ее подзащитный уже после ареста стал отцом и «почти три года не видел ребенка». Серьезную атмосферу в зале разрядила судья Татьяна Васюченко. «Откуда у Зиннатулина ребенку три года, он только в августе 2015 родился? Где это Зиннатулин до задержания болтался?!», — удивилась она. В зале раздался дружный смех.

После этого в прениях сторон выступили сами фигуранты. Один за другим они пели дифирамбы судье и благодарили ее за «справедливое» ведение процесса, на которое даже не надеялись. «Если бы все следователи так расследовали дела, то 99% из них были бы раскрыты», — сказал Ильдар Шакиров.

Денис Ромашкин назвал обвинение «художественным вымыслом со стороны следствия» и прокуратуры. «Мы действовали правомерно, все остальные слухи и сплетни, разговоры в пользу бедных для того, чтобы дискредитировать нас. Я знаю реальную картину. Мы действовали правомерно», — твердил майор. Он был убежден: полицейских вначале обвинили в халатности, а затем вменили более тяжкую статью, дабы помочь Эдуарду Буданцеву избежать ответственности за убийство (в настоящее время он находится под домашним арестом в рамках расследуемого СК дела — Business FM). «Для меня очевидно, что он совершил групповое убийство, — подчеркнул Ромашкин. — Ничего, мы потерпим и докажем, что невинны. Надеюсь, что это произойдет раньше, а не через пять лет, которые запросила прокурор».

Он и другие подсудимые заявили, что Буданцев, имеющий связи на самом верху в правоохранительных органах, использовал административный ресурс для того, чтобы их осудили, ведь именно они, полицейские, являются главными свидетелями обвинения по уголовному делу в отношении самого Буданцева и Костриченко.

Благодарность суду

Почти все фигуранты посочувствовали судье, сказав, что ей предстоит вынести непростое решение. «Я видел в ее глазах, что если бы была ее воля, то она бы отказалась от обвинения и мы все пошли бы в ресторан», — заметил Ильдар Шакиров, чем вызвал новый взрыв смеха. Не выдержала даже судья. «Да, в Elements пошли бы», — пошутила она.

Представитель Жанны Ким в прениях сторон поддержал запрошенное для Ромашкина и Шакирова наказание, а в отношении Зиннатулина просил суд «проявить разумную гуманность». «Он оказался в несвойственном ему месте. По службе он занимался другими делами. Я думаю, что он растерялся в данной ситуации», — сказал представитель потерпевшей. При этом адвокат отозвал иск о компенсации морального вреда на 1,5 млн рублей, который в начале процесса заявила его клиентка к стражам порядка.

25 декабря подсудимые выступят с последним словом. Приговор судья пообещала огласить на той же неделе.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

  • Фотоистории

    BFM.ru на вашем мобильном
    Посмотреть инструкцию