16+
Четверг, 13 декабря 2018
  • BRENT $ 60.35 / ₽ 4000
  • RTS1127.44
9 июня 2018, 17:39 Право

Источник вычислен: за «сливы» информации журналистам в Америке будут судить экс-сенатора

Лента новостей

В США впервые при администрации Дональда Трампа перед судом предстанет журналистский источник — экс-сенатор Джеймс Вольф. По данным ФБР, он передавал данные, как минимум, четырем корреспондентам

Джеймс Вольф.
Джеймс Вольф. Фото: Aaron P. Bernstein/Reuters

Джеймс Вольф работал в Комитете по разведке Сената на протяжении почти трех десятков лет. Его последняя должность в этом качестве — директор по безопасности. Ему 58 лет. В мае он ушел в отставку. А месяц спустя был арестован в своем доме в штате Мэриленд. Гособвинение настаивает на том, что в декабре — в рамках расследования вмешательства России в американские президентские выборы — Вольф сказал неправду Федеральному бюро расследований о своих контактах представителями прессы. Дональд Трамп оценил арест бывшего сенатора положительно и назвал его «важным источником сливов». Нынешняя администрация Белого дома уже давно ведет борьбу с утечками информации, однако о раскрытии гостайны в данном случае речь пока не идет, подчеркивает политолог Алексей Байер.

«Трамп вообще всегда рад, когда кого-то сажают, если это не он. Тут трюк вот в чем. Белому дому вообще не обязательно иметь какое-то мнение на тему самой информации. Предположим, он вообще никакой информации не сливал и контактов не имел, но в чем-то лгал правоохранительным органам, он уже нарушает закон. Те, кто в этом Белом доме работают, особенно в трамповском, постоянно сливают абсолютно все. То, что этого человека обвинили, или то, что он, возможно, получит какой-то срок, не остановит сливы. Тут люди, во-первых, явно в ужасе от того, что происходит. А во-вторых, они постоянно пытаются всадить нож друг другу в спину».

По версии гособвинения, Вольф передавал информацию, как минимум, четырем журналистам. С одной из них, Эли Уоткинс, ныне автором New York Times, он находился в романтических отношениях с 2014-го по 2017 год. В апреле 2017 года она опубликовала в издании BuzzFeed материал о том, что бывший советник Трампа Картер Пейдж встречался с сотрудником российской разведки.

В личных сообщениях Вольф пишет Уоткинс о том, что всегда старался давать ей как можно больше информации, чтобы посодействовать развитию ее карьеры. Однако сама журналист говорит, что источником по-настоящему секретных сведений был другой человек. Вольф также отрицает, что когда-либо раскрывал гостайну. Издание BuzzFeed заявило, что редакторы были в курсе отношений между корреспондентом и ее источником, но решили не раскрывать это в материалах из-за очевидного этического конфликта. Реакция профессионального сообщества в Twitter разделилась:

Уилл Соммер, Daily Beast: «Очевидно, расследований относительно утечки информации просто не должно быть, не должны изыматься журналистские e-mail. С другой стороны — «четвертая власть» предстает не в лучшем виде».

Джон Подхерец, New York Post: «Какая поразительная журналистская удача Эли Уоткинс в 2014 году!»

Кэти Роджерс, New York Times: «Найти слова поддержки для Эли Уоткинс просто. Она великолепный репортер, и это главное».

Сэм Стейн, MSNBC: «Я работал с Эли. Она одна из самых дотошных тут. Вся эта история — злоупотребление властью со стороны администрации Трампа».

Комитет по защите журналистов обратил внимание на другой аспект проблемы: как и в случае с тремя другими журналистами, для коммуникации использовалась не только электронная почта, но и мессенджеры, и спецслужбы получили доступ к этим данным через телекоммуникационные компании, то есть секретно, без какого-либо официального уведомления.

В частности, речь идет о сотовом операторе Verizon и компании Google. Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе потребовала, чтобы США провели расследование правомерности действий своих правоохранителей, рассказал старший советник представителя ОБСЕ по свободе СМИ Андрей Рихтер:

«Позиция представителя ОБСЕ по вопросам свободы слова Арле Дезира по этому вопросу заключается в том, что защита источников конфиденциальной информации является одной из привилегий журналистов и должна уважаться органами государственной власти. Нарушение конфиденциальности источников информации возможно только в исключительных случаях и только по решению суда».

Конфликты между журналистами и правоохранителями случались и раньше. Так, например, в 2013 году, еще при администрации Барака Обамы, широкий резонанс получило изъятие файлов и переписки журналистов агентства Associated Press. Об этом напоминает экс-глава московского бюро журнала Business Weekend, бывший политический обозреватель журнала Atlantic в Вашингтоне Пол Старобин:

«Я вижу это все в более широком контексте. Правоохранительные органы всегда являются сторонниками жесткой линии, когда им кажется, что публикации представляют угрозу национальной безопасности. Вопрос в том, что вы будете делать как журналист, когда они придут за вами? Когда я пытался связаться с Эдвардом Сноуденом в Москве, я сначала собирался использовать свои контакты, чтобы те передали ему сообщение. Но буквально сразу я понял: если я не пытаюсь ничего спрятать, может быть, я не дам им повод думать, что я источник опасности для них».

Джеймс Вольф предстанет перед судом в Вашингтоне во вторник. Ему грозит до 15 лет лишения свободы. Генпрокурор Джефф Сешнс заявил, что министерство юстиции ведет расследование десятков аналогичных дел.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории

BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию