16+
Воскресенье, 19 августа 2018
  • BRENT $ 71.86 / ₽ 4817
  • RTS1052.74
31 июля 2018, 13:35 Право

Госизмена и передача данных во Вьетнам: делом 64-летнего ученого займутся правозащитники

Лента новостей

Со слов адвоката, так называемые секретные сведения находятся в открытом доступе, и ее подзащитный сам пришел к сотрудникам ФСБ, чтобы проверить документы

Фото: Максим Шеметов/ТАСС

Обновлено в 16:42

Делом об ученом из Новочеркасска, обвиняемом в госизмене, займутся правозащитники. Представители Общественной наблюдательной комиссии Москвы навестят его в СИЗО 1 августа.

64-летний Алексей Темирёв, сотрудник конструкторского бюро «Интеллектуальные робастные интегрированные системы» (ИРИС) , был задержан 18 июля и содержится в СИЗО «Лефортово». По словам адвоката Анны Полозовой, у Темирёва серьезные проблемы со здоровьем. В его сердце стоит стент, также у него грыжа и язва желудка.

Юрист утверждает, что Темирёву необходима операция, идет сбор медицинских документов. Позднее Полозова сообщила РБК, что Алексею Темирёву вменяют передачу данных об оборудовании, которое он создавал на работе вместе со своим аспирантом из Вьетнама. ФСБ полагает, что арестованный ученый из Новочеркасска мог передавать составляющие гостайну сведения в эту страну.

При этом адвокат подчеркивает: эти якобы секретные сведения есть в открытом доступе в книге, имеющейся в каждой библиотеке, и Темирёв самостоятельно явился к сотрудникам ФСБ, чтобы проверить на секретность документы с места работы.

«По установленному порядку он направил запрос в ФСБ на проверку документов: возможна ли их передача, есть ли в них секретность. Так совпало, что там (в ФСБ) его и задержали», — рассказала адвокат.

Такая консультация у ФСБ удивляет, говорит ведущий научный сотрудник Института космических исследований РАН Натан Эйсмонт.

Натан Эйсмонт ведущий научный сотрудник Института космических исследований РАН «Всегда не очень просто определить, где что-то секретно, а где — совершенно открыто. В действительности эти границы устанавливает не ФСБ, а сами специалисты, кто этим занимается, только они понимают, что представляет секрет, а что нет. Ну, формула Циолковского, или ракетная формула, это в школьном учебнике можно было во все времена найти, как закон Ньютона. Но в те времена само словосочетание «формула Циолковского» было не просто секретно, а совершенно секретно. Если хотели понизить уровень секретности документа, то эти слова из отчетов вымарывали или саму формулу, доходило до смешного. Но сам факт, что пошел в ФСБ узнавать, закрыто это или не закрыто, звучит странно, потому что это решает исключительно специалист, а задача сотрудников соответствующих органов — уже следить за тем, чтобы эти правила, раз уж они приняты, исполнялись. Если кто-то пошел проверять это в ФСБ, это странно».

Существует определенный порядок, по которому сведения, содержащие гостайну, утверждаются правительством. Они постоянно обновляются, а ФСБ контролирует, соответствуют ли сведения правительственному списку.

Должен ли ученый, который занимается каким-то исследованием, приходить в ФСБ, чтобы подтвердить секретность или не секретность информации с которой он работает, и почему был арестован Темирёв, который, казалось бы, соблюдал утвержденный порядок? Комментирует полковник запаса ФСБ, бывший руководитель подразделения КГБ по борьбе с терроризмом Владимир Луценко:

Владимир Луценко полковник запаса ФСБ, бывший руководитель подразделения КГБ по борьбе с терроризмом «Он приходит и может консультироваться, ради бога, это его право. В ФСБ специалисты посмотрят и скажут ему: извините, эти сведения составляют гостайну, поэтому аккуратнее с ними. Как вы себе представляете, человек пришел — его арестовали просто так, что ли? Арестовать можно за передачу сведений, составляющих государственную тайну, противнику. Значит, должны были эти действия свершиться. И не за то, что он передал библиотечные данные противнику, а именно сведения, которые содержатся в перечне, утвержденном правительством. Вот он их передал, значит, он попал под норму закона, за которую его могли арестовать. Если этого не было... допустить можно, конечно, что какое-то недоразумение, ошибка, но тогда его просто выпустят, и все».

После адвокат отказалась общаться со СМИ, при этом никак не обосновав свою позицию. Ситуацию прокомментировала заместитель председателя Общественной наблюдательной комиссии Ева Меркачёва:

Ева МеркачёваЕва Меркачёва зампредседателя Общественной наблюдательной комиссии Москвы «Скорее всего, взяли подписку о неразглашении ее, но все, что касается вопросов здоровья, не входит в материалы уголовного дела, поэтому брать подписку о неразглашении состояния здоровья человека, мне кажется, преступно даже. Поэтому не очень понятно. Все это из того, что человеку дается адвокат по назначению, назначенный самим следователем. Я еще не встречала случаев, когда бы адвокат по назначению [в таких случаях, людей] в таком возрасте пытался реально защищать. Он нацелен на то, чтобы максимально заставить его признаться и максимально в кратчайшие сроки провести какие-то следственные действия. Увы, к сожалению, это так. А потом, когда уже появляется адвокат по соглашению, там уже может быть другая история. Но не рассказывать ничего, ни о задержании, ни о том, в чем человека обвиняют, ни как он себя чувствует — в этом всем больше заинтересован адвокат по назначению, он в принципе всегда молчит, мы потом уже говорим: а почему ваш адвокат не рассказывал, что вы умираете тут за решеткой, а он говорит, что посчитал, что это не нужно, именно адвокат по назначению».

Члены ОНК обнаружили ученого в СИЗО спустя девять дней после задержания: к ним обратилась адвокат. Сотрудники СИЗО долгое время скрывали от правозащитников арест Темирёва, рассказал Business FM член ОНК Евгений Еникеев.

Евгений Еникеев член Общественной наблюдательной комиссии «Мы искали человека, который был арестован по 275-й статье 19 июля. Информацию мы взяли с сайта Лефортовского суда, но там не было ни ФИО, никаких данных, и самое главное, что в «Лефортово» я был в субботу, 21 июля, в понедельник и в среду. Все вот эти три раза у сотрудника, который нас сопровождал, я спрашивал: есть ли за прошлую неделю новые арестованные — мы бы хотели с ними со всеми пообщаться. Сотрудник нам сказал, что за прошлую неделю вновь прибывшие — это только Виктор Кудрявцев, и на этом все».

Ранее сообщалось об аресте 74-летнего сотрудника ЦНИИмаш Виктора Кудрявцева. Его обвиняют в передаче одной из стран НАТО секретных данных о российском гиперзвуковом оружии.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

  • Фотоистории

    BFM.ru на вашем мобильном
    Посмотреть инструкцию