16+
Четверг, 9 июля 2020
  • BRENT $ 42.92 / ₽ 3049
  • RTS1245.54
17 июля 2019, 15:11 Право

Кто написал явку с повинной по делу о разбое на 136 млн

Лента новостей

Фамилии двух сознавшихся фигурантов прозвучали на заседании по жалобе сотрудника Службы экономической безопасности ФСБ Артура Власова. Он заявил, что признал вину и даже частично возместил вред потерпевшему

Фото: Антон Новодережкин/ТАСС

Московский окружной военный суд признал законным арест сотрудника управления «К» Службы экономической безопасности (СЭБ) ФСБ России Артура Власова, проходящего по делу о разбойном нападении в столице с участием сотрудников спецслужб, в результате которого были похищены 136 млн рублей. На заседании стало известно, что он, а также еще один фигурант признали вину и написали явку с повинной.

Рассмотрения апелляционной жалобы Артура Власова и его адвоката Юлии Василовской, назначенного на 10 утра, пришлось ждать почти три часа, из-за того что в СИЗО «Лефортово» оказалась занята видеосвязь. Появившийся на экране телемонитора 27-летний фигурант отвечал по-военному четко, утвердительно добавляя «так точно».

Власов рассказал, что родился в городе Кипчак Ташкентской области Таджикистана, женат, но детей не имеет. И хотя он прописан в Москве на улице Большой Декабрьской, до момента ареста проживал в квартире своей супруги на Можайском шоссе. Именно там Власов и просил поместить его под домашний арест, отменив решение Московского гарнизонного военного суда от 4 июля о заключении под стражу до 10 августа.

«Я написал явку с повинной, признал вину и частично возместил ущерб и поэтому считаю арест чрезмерно суровой мерой пресечения. Было бы эффективнее и продуктивнее, чтобы я находился под домашним арестом в целях дальнейшего стимулирования сотрудничества со следствием», — сказал фигурант. При этом он не назвал сумму, которую выплатил потерпевшему Александру Юмаранову.

Кстати, владелец 136 млн рублей в суд не пришел, а согласно озвученному судьей заявлению, не возражал против проведения заседания в его отсутствие.

Адвокат фигуранта поддержала ходатайство об изменении меры пресечения, апеллируя к тому, что нижестоящий суд санкционировал арест Власова без учета личности фигуранта, который награжден медалью «100 лет органов госбезопасности», получал ряд грамот и поощрений по службе, имеет на своем иждивении неработающую супругу и «изъявил желание сотрудничать со следственными и оперативными органами».

«Скрываться он не намерен, загранпаспорта не имеет, а нахождение в изоляторе нецелесообразно, а также необоснованно и негуманно», — сказала защитница, добавив, что ее клиент обязуется являться по первому требованию следствия и суда. «Если бы я хотел скрыться, я бы не ходил на работу и скрылся бы», — поддержал ее Власов, добавив, что следствие «приписывает ему шпионские качества на бумаге».

Однако эти слова судья Альберт Тришкин воспринял с определенным скепсисом, отметив, что арестованный все же работал оперативником. «Насколько я помню, вы оперативный сотрудник управления «К». И сколько вы работали в этой должности?» — спросил он подследственного. Тот сообщил, что отработал «опером» 3,5 года. «Достаточно, чтобы обладать определенными навыками», — заметил судья.

Оглашая материалы дела, председательствующий сообщил, что явку с повинной написал еще один фигурант дела — некий Маргиев, которого военный суд ранее отправил под домашний арест.

Поскольку представитель столичного Военного следственного управления СКР в суд не приехал, позицию за него высказал прокурор. Тот был краток: он просил оставить решение суда без изменения, а апелляционную жалобу обвиняемого и его адвоката — без удовлетворения.

Пока ждали решения, обвиняемый беседовал со своей защитницей. «Ага, по расписке он быстренько взял 136 млн рублей», — со скепсисом комментировал Власов версию потерпевшего. Эмоциональная речь обвиняемого была слышна даже сквозь закрытую дверь. В итоге, пробыв в совещательной комнате полчаса, судья оставил в силе решение об аресте, отказавшись перевести Власова под домашний арест.

Московский гарнизонный военный суд 4 июля избрал меру пресечения семи фигурантам дела. В их числе два сотрудника управления «К»: внук начальника кафедры Академии ФСБ Валентина Карелина майор «банковского» управления «К» службы экономической безопасности ФСБ Александр Карелин и Артур Власов, три бойца спецназа ФСБ «Альфа», боец спецподразделения «Вымпел» и сотрудник Федеральной налоговой службы Дмитрий Чиквин. Пятеро были заключены в СИЗО, двое — некие Капышкин и Маргиев — отправлены под домашний арест. Всем им инкриминируется разбой в особо крупном размере (п. «а» и «б» ч. 4 ст. 162 УК РФ — от восьми до 15 лет).

Согласно материалам дела, фигуранты причастны к разбойному нападению, которое произошло 10 июня в здании банка «Металлург» на улице Ивана Бабушкина. Туда в 15:00 пятеро человек на бронированном автомобиле привезли 136,5 млн рублей, для того чтобы обменять их на доллары. При этом деньги занесли не через центральный вход, а через служебный, куда сразу же нагрянули оперативники ФСБ в сопровождении спецназа. Они продемонстрировали постановление о проведении оперативно-разыскных мероприятий, после чего забрали деньги и уехали на такси.

С заявлением о краже денег в правоохранительные органы обратился 33-летний безработный житель столицы Александр Юмаранов, который, по данным РБК, заявил, что одолжил деньги у знакомых и хранил наличность в офисе на территории Торгово-ярмарочного комплекса «Москва». Для каких целей он занял деньги, потерпевший не пояснил.

По сведениям издания, на причастность к организации разбоя проверяют исчезнувшего в тот день предпринимателя Бориса Караматова, говорившего потерпевшему, что у него якобы есть связи в руководстве банка. Бизнесмена обвиняли в мошенническом хищении активов убитого в 2014 году основателя торговых сетей «Партия» и «Домино» Александра Минеева. Дело находившегося под подпиской о невыезде Караматова должно было поступить в суд в этом году. Пока его процессуальный статус не ясен. Если следствие сочтет достаточными данные о причастности Караматова к разбою, его объявят в розыск и заочно арестуют.

Стоит отметить, что это не первый случай, когда офицеры ФСБ из управления «К» (занимается контрразведывательным обеспечением кредитно-финансовой сферы)
оказались замешаны в криминальной истории. В апреле этого года в СИЗО попал начальник одного из отделов управления «К» СЭБ ФСБ полковник Кирилл Черкалин. По его делу изъяли наличность и драгоценности на общую сумму 12 млрд рублей. Его обвиняют в получении взятки на сумму 850 тысяч долларов, а также в мошенничестве (ч. 4 ст. 159 УК РФ) на сумму 490 млн рублей. Вместе с ним по делу проходят его подчиненные — полковники Дмитрий Фролов и Андрей Васильев.

17 июля стало известно, что 10 июля МГВС заочно санкционировал арест двух других фигурантов этого дела — бывших членов правления «Еврофинанс Моснарбанка» Владимира Столяренко и Александра Бондаренко. Первый был членом Общественного совета при ФСБ, профессором Высшей школы экономики, а второй занимает пост председателя комитета по инвестициям нефтегазовой компании АО «РНГ».

Тот факт, что сотрудники ФСБ все чаще становятся фигурантами уголовных дел, вовсе не случайность, считает управляющий партнер адвокатского бюро «Соколов, Трусов и партнеры» Федор Трусов.

Федор Трусов управляющий партнер адвокатского бюро «Соколов, Трусов и партнеры» «Я думаю, что это никакое не наведение порядка в рядах правоохранителей, а с учетом того, что сырьевой рынок нала стал существенно ниже в силу экономического кризиса, это борьба «крышующих» структур за контроль над остатками теневых денежных потоков. Я вижу здесь буквально это, а не борьбу за чистоту мундира и прочие высокопарные слова. Рынок теневой обналички стал сдуваться, коммерсантам объективно тяжелее».

Как не исключает эксперт, сотрудники спецслужб рассчитывали, что потерпевший не станет подавать заявление об ограблении, так как у него будут сложности с тем, чтобы объяснить происхождение наличности. «Но в данном случае сумма оказалась слишком большой», — отметил Трусов.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию