16+
Понедельник, 26 августа 2019
  • BRENT $ 59.22 / ₽ 3914
  • RTS1269.58
8 августа 2019, 06:51 Политика

Удастся ли продвинуться к миру в Донбассе? Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

«Между Киевом и Москвой нет общего понимания даже того, как добиться выполнения режима прекращения огня, введенного 21 июля», — считает политолог

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Президент Украины Владимир Зеленский во второй раз позвонил Владимиру Путину. Предыдущий звонок был 14 июля. На сей раз это произошло после гибели четырех украинских военнослужащих в результате обстрела со стороны самопровозглашенных республик в районе Павлополя под Мариуполем.

О содержании разговора Зеленский рассказал журналистам на брифинге 7 августа. По словам украинского президента, он сказал Путину, что подобные действия не приближают ситуацию в Донбассе к миру. «Я очень вас прошу повлиять на ту сторону, чтобы они прекратили убийства наших людей», — так передал он свои слова. Он предложил Путину «в ближайшее время встретиться «нормандской четверкой», посмотреть друг другу в глаза и прекратить войну». В свою очередь, пресс-служба Кремля сообщила, что в ходе разговора двух президентов российский лидер отметил, что для деэскалации нужно прежде всего исключить обстрелы населенных пунктов украинскими войсками, «приводящие к жертвам среди мирного населения». Также была «подтверждена исключительная важность последовательной реализации минских договоренностей, включая юридические аспекты предоставления ДНР и ЛНР особого статуса. В этом контексте отмечена необходимость конструктивного диалога между сторонами, в том числе в рамках минской контактной группы», — говорится в сообщении.

Как и после первого телефонного разговора между президентами России и Украины, официальные версии о его содержании сильно разнятся. В подаче Зеленского все выглядит так, как будто он, возмущенный гибелью четырех украинских военнослужащих, позвонил российскому лидеру и призвал его к миру, к ускорению работы по обмену пленными и разминированию территорий в районе перехода через линию разграничения.

Зеленский также дает понять, что он буквально настаивает на созыве саммита в «нормандском формате». Позвонив тотчас французскому президенту Макрону, он добился от него согласия на то, чтобы обсудить возможность организации такой встречи с Ангелой Меркель и Владимиром Путиным. В ходе запланированной на середину августа встречи Путина и Макрона этот вопрос будет наверняка обсужден. Однако объективная реальность на сегодня пока такова, что даже если лидеры Франции, Германии и России срочно поломают свои графики и соберутся на обсуждение, то принять прорывные, а главное, реально выполнимые решения они вряд ли смогут. Прежде всего потому, что все их понимают по-разному.

Между Киевом и Москвой нет общего понимания даже того, как добиться выполнения режима прекращения огня, введенного 21 июля. Каждая сторона обвиняет в его нарушениях другую сторону. Хотя количество нарушений все же пошло на спад. Но самое главное, что нет единства в понимании минских соглашений, в том, как их выполнять и выполнять ли их вообще.

Кремль в официальном сообщении о разговоре двух президентов подчеркнул, что «была подтверждена исключительная важность последовательной реализации минских договоренностей, включая юридические аспекты предоставления ДНР и ЛНР особого статуса. Отмечена необходимость конструктивного диалога между сторонами, в том числе в рамках минской контактной группы» — так сказано в тексте. Однако о срочной надобности собирать саммит в «нормандском формате» не сказано ничего.

Кроме того, не сказано, кем, собственно, подтверждена важность юридических аспектов предоставления ДНР и ЛНР особого статуса. Это явно был не Зеленский. Дело в том, что, как сообщает украинская пресса, Зеленский в ходе разговора с Путиным категорически отверг идею внесения поправок в конституцию страны с целью предоставить самопровозглашенным республикам этот самый особый статус. Который, если внимательно читать то, что написано в минских соглашениях, подразумевает фактически предоставление этим республикам полунезависимости, включая не только право на самостоятельное проведение языковой политики, но и вообще права на широчайшую автономию, в том числе на обладание собственными вооруженными силами, а также право на самостоятельное выстраивание отношений с Российской Федерацией. В ходе разговора с российским лидером Зеленский сообщил, что Киев готов в равной степени защищать права всех граждан Украины вне зависимости от их места проживания, а потому надобности вносить поправки в основной закон страны нет никакой.

Если он с такой же переговорной позицией приедет и на саммит в «нормандском формате», то конструктивного разговора может там совсем не получиться. Если только накануне этого саммита, скажем, французский президент не попытается уговорить Путина внести принципиальные корректировки в текст минских соглашений. Или подписать новые.

Впрочем, как известно, корректировать можно все что угодно. Главный вопрос при этом — ради чего это делать? Точнее, в обмен на что? Пока ничто и никто не заставляет Москву минские соглашения переписывать.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию