16+
Пятница, 17 января 2020
  • BRENT $ 64.63 / ₽ 3977
  • RTS1637.75
13 декабря 2019, 18:01 Право

По делу экс-министра Абызова в СИЗО отправили бухгалтера его «московского офиса»

Лента новостей

Екатерина Заяц стала восьмой фигуранткой дела о преступном сообществе и хищении 4 млрд рублей. Просьбу о ее заключении под стражу прокуратура не поддержала, но это не помогло. Суд заключил обвиняемую в СИЗО до 9 февраля

Екатерина Заяц.
Екатерина Заяц. Фото: Кирилл Зыков/ АГН «Москва»

Обновлено в 19:15

Басманный суд столицы арестовал до 9 февраля Екатерину Заяц — восьмую фигурантку громкого дела бывшего министра по делам Открытого правительства Михаила Абызова. По версии следствия, она являлась бухгалтером «московского офиса» организованного преступного сообщества экс-министра, которое, как считает Следственный комитет, совершило хищение 4 млрд рублей.

На рассмотрение ходатайства Следственного комитета России об аресте 33-летнюю уроженку Севастополя Екатерину Заяц доставили уже в статусе обвиняемой. Накануне ей предъявили обвинение в участии в преступном сообществе и хищении путем мошенничества в составе организованной группы в особо крупном размере (ч. 2 ст. 210 и ч. 4 ст. 159 УК РФ). Когда устанавливали личность, худенькая женщина сообщила, что имеет гражданство России и проживает в Москве вместе с супругом.

После чего следователь Сергей Степанов озвучил фабулу обвинения, согласно которой бухгалтер Заяц, получившая в том числе диплом по международной финансовой отчетности и владеющая английским языком, вела «неофициально деятельность, направленную на обогащение Абызова и совершение им преступления в так называемом московском офисе наряду с иными лицами, в том числе Тяном, который скрылся от следствия». Последнего представитель СК назвал фактическим «организатором работы» «московского офиса» Абызова, которому инкриминировали хищение 4 млрд рублей у ОАО «Сибирская энергетическая компания» (СИБЭКО) и ОАО «Региональные электрические сети» (РЭС). По данным СК, до 2016 года Заяц также являлась гендиректором подконтрольной министру фирмы — ООО «Морфо Абсолони».

Что же касается Тяна, то он, как только узнал о проведении в отношении него оперативных мероприятий, покинул Россию и через Белоруссию бежал за рубеж, сообщил следователь.

«Корпоративные приключения»

Убеждая заключить женщину под стражу, Сергей Степанов отмечал, что если оставить Заяц на свободе, она может скрыться от следствия и суда, так как не раз выезжала за границу и имеет «право на постоянное место жительства на территории Украины». Кроме того, она не раз говорила, что хотела бы жить за рубежом — в Бельгии и на Кипре, где у Абызова и доверенных ему лиц «имелись интересы», однако ее оставили работать в «московском офисе», сказал Степанов. Он добавил, что в 2010-2011 годах Заяц много времени провела на Кипре, «где осуществлялась деятельность подконтрольных Абызову офшорных компаний». Также в свое время она наряду с Тяном в качестве поощрения выезжала в Новую Зеландию для так называемого корпоративного приключения, устроенного для работников «московского офиса» Абызова, заявил следователь.

При этом он посетовал, что на допросе женщина забыла, где работала 2012-2016 годах, и поведал о найденном у нее телефоне. В последнем, сказал он, были в законспирированном виде записаны телефоны людей, которые работали на Абызова, в том числе арестованного по делу Максима Русакова и других номинальных директоров подконтрольных экс-чиновнику фирм. Все они находились «в тени» — никому о них не было известно. По словам следователя, сам Абызов в то время был министром и разглашение подобной информации было не в его интересах. В заключение он сообщил, что в конце года Заяц собиралась выехать в одну из стран Юго-Восточной Азии. «Соответственно, она может скрыться», — привел он последний довод.

Сама фигурантка заверила, что не будет этого делать. Она заявила, что «помогала и готова помогать следствию», и выдала все интересующие его предметы и документы. А относительно поездки в декабре пояснила, что запланировала ее с мужем еще два месяца назад. «Путевка была с перелетами туда и обратно», — сказала женщина.

Представитель прокуратуры не поддержал ходатайство следствия об аресте. Он заявил, что следователь СКР Сергей Степанов не представил оснований для избрания такой исключительной меры пресечения и не подтвердил документально, что обвиняемая скроется от следствия и суда, будет угрожать свидетелям или иным образом противодействовать следствию. При этом прокурор не был согласен и с просьбой защитника фигурантки Максима Ожгихина.

Последний настаивал на отклонении ходатайства следствия. Если же суд на это не пойдет, то просил избрать ей меру пресечения, не связанную с лишением свободы: запрет определенных действий (по сути, более легкая «версия» домашнего ареста), залог, сумму которого не конкретизировал. Также адвокат предложил в качестве альтернативы содержанию в СИЗО домашний арест в квартире супруга Заяц на Профсоюзной улице в Москве, которая взята в ипотеку.

«Заяц желает сотрудничать и отвечать на интересующее следствие вопросы», — настаивал защитник. Он попытался убедить суд в том, что ее виновность по делу не подтверждена и не доказана, и зачем-то добавил, что по закону «лицо, добровольно покинувшее преступную организацию, освобождается от ответственности».

«С 2016 года Заяц в переводе тех или иных денежных средств или заключения сделок участия не принимала. Также она не принимала участия в них и до 2016 года. Лично ни с кем из участников инкриминируемых деяний она знакома не была и указаний от них не получала», — заявил адвокат. Он упрекнул следователя в том, что тот предъявил обвинение его подзащитной ночью 12 декабря и из-за позднего времени «лишил права дать показания».

По его ходатайству суд заслушал мужа Екатерины Заяц Антона Кузнецова. Тот сообщил, что готов при случае предоставить квартиру для домашнего ареста жены. Однако, взвесив доводы сторон, судья Наталия Дударь просьбу Следственного комитета удовлетворила.

Покидая суд, защитник сообщил Business FM, что не согласен с решением суда и намерен обжаловать его в апелляции. Максим Ожгихин отметил, что его подзащитная вину не признает.

Семь фигурантов

Бывший министр по делам Открытого правительства Михаил Абызов находится в СИЗО с 27 марта. Ему вменяется создание преступного сообщества и хищение 4 млрд рублей. По версии следствия, в 2012-2014 годах Абызов, являясь бенефициарным владельцем нескольких офшорных компаний, создал и возглавил преступное сообщество. Вместе с соучастниками Абызов обманул акционеров ОАО «Сибирская энергетическая компания» и ОАО «Региональные электрические сети», занимавшихся в Новосибирской области и Алтайском крае производством и передачей электроэнергии. Он убедил их в необходимости проведения сделки, в результате которой структуры Абызова продали им акции четырех других компаний по завышенной более чем в 21 раз цене. Потерпевшими по делу признаны миноритарии компаний СИБЭКО и РЭС Николай Рубцов, Георгий Акопян и ФГУП «Алмазювелирэкспорт».

Ущерб следствие оценило в 4 млрд рублей. По тому же делу в СИЗО весной заключили еще пятерых топ-менеджеров его компаний: Николая Степанова, Галину Фрайденберг, Александра Пелипасова, Максима Русакова и Сергея Ильичева. В сентябре суд арестовал еще одну фигурантку — бухгалтера филиала «Новопсковский» сельского предприятия «Нибулон» Инну Пикалову. Абызову предъявлено обвинение в создании преступного сообщества и мошенничестве в особо крупном размере (ч. 3 ст. 210 и ч. 4 ст. 210 УК РФ), а остальным фигурантам — участие в ОПС и мошенничество. Фигуранты вину отрицают.

Арестованные миллиарды

В ходе расследования были арестованы активы Абызова на сумму 27 млрд рублей. Защита смогла снять арест с части собственности. Так, 9 декабря Мосгорсуд по жалобе адвокатов отменил арест имущества стоимостью более 1 млрд рублей. Адвокаты фигуранта считают, что арест на имущество наложен незаконно, так как его стоимость во много раз превышает сумму вмененного по делу ущерба.

Позже на Абызова завели второе и третье уголовные дела — о незаконном предпринимательстве и об отмывании около 30 млрд рублей (ст. 289 и 174.1 УК РФ). Их объединили с основным делом 6 сентября, предъявив чиновнику обвинения уже по четырем статьям. Свою вину бывший министр по ним также отрицает.

Передел рынка юридических услуг?

Управляющий партнер адвокатского бюро «Соколов, Трусов и партнеры» Федор Трусов не удивлен тем, что вопреки позиции прокуратуры суд санкционировал арест Екатерины Заяц. «У нас как суд — это придаток правоохранительных органов, так и прокуратура — это всего лишь один из актеров в театре следствия. Ведь понятно, что все решено заранее, и следствие наверняка носило материалы об аресте в суд «посмотреть» перед процессом. Суд же наверняка провел консультации со своими кураторами, и все было заранее предрешено. Но была создана красивая картинка, когда прокурор был против», — сказал он. При этом адвокат отметил, что последние несколько дней все юридическое сообщество «с удовольствием наблюдает за противоборством» недавно заработавшего Второго кассационного суда с Московским городским судом. Поводом стало вынесенное 10 сентября новой судебной инстанцией решение. Тогда он отменил продление срока содержания под стражей трех обвиняемых и вдобавок вынес частное определение в адрес председателя Мосгорсуда Ольги Егоровой. От нее фактически потребовали принять меры по предотвращению «конвейерных арестов». «Сейчас все пытаются понять — мы наблюдаем «закат» Егоровой или, что называется, передел рынка юридических услуг? И вот мы смотрим: неужели кассационные суды «сцепились» с апелляционными судами, и кто из них окажется на вершине так называемой пищевой цепочки?» — задается вопросом эксперт.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию