16+
Четверг, 6 августа 2020
  • BRENT $ 45.16 / ₽ 3316
  • RTS1278.71
18 июля 2020, 13:07 Общество

Адвокат: «Фургал жестко изолирован, никакого призыва к этим шествиям от него не поступало»

Лента новостей

На митинг 18 июля в поддержку Фургала в Хабаровске, по разным оценкам, вышли от 15 тысяч до 50 тысяч человек, мэрия сообщила меньшие цифры — до 10 тысяч

Фото: Дмитрий Моргулис/ТАСС

Обновлено в 15:50

В Хабаровске 18 июля прошел очередной несанкционированный митинг в поддержку Сергея Фургала. Что касается участников, на официальном сайте мэрии города названа цифра до 10 тысяч человек, по разным оценкам очевидцев и СМИ, в несколько раз больше.

В этот раз пришло много пожилых людей, несмотря на 30-градусную жару. Полиция не вмешивалась, хотя митинг проходил у здания краевого правительства и не был согласован местными властями. Хабаровчане прошли шествием по улицам города и вернулись на площадь к администрации. Многие были в футболках и с флажками с надписями в поддержку главы региона. Протестующие требовали освободить Фургала.

Жительница Хабаровска Анна говорит, что вышла на митинг потому, что разделяет «мнение всего края о том, что арест был политическим актом, а не уголовным».

— Вышла я сегодня, ровно как и неделю назад, потому, что я разделяю мнение всего края о том, что арест был политическим актом, а не уголовным или еще каким-нибудь. И соответственно, весь край оскорбляет данный факт, и мы хотим поддержать нашего честно избранного губернатора. Дороги сегодня не перекрывали, то есть полиция не останавливала. Никаких эксцессов автомобильных не было, потому что в основном все поддерживают это движение и с пониманием относятся к тому, что люди выходят и выражают свой протест. Еще очень жарко у нас сегодня, когда мы шли, было 29 градусов. Занял полтора часа весь этот маршрут, и народу было все-таки поменьше, чем на прошлой неделе. Я думаю, что сегодня было около 20 тысяч человек.

— Будут продолжаться похожие шествия на следующей неделе, завтра, может быть?

— Будут. Завтра, я думаю, что-то будет в течение дня, а по будням вечером после работы люди начинают собираться тоже на площади Ленина.

Хабаровчанин Дмитрий Шешнев говорит, что, по его оценкам, на площади было 15-20 тысяч человек.

«Кто-то проходил шествие и уходил домой, кто-то оставался на площади Ленина. Навскидку именно на площади было тысяч 15-20, может быть, больше. Если посмотреть онлайн-камеру Хабаровска, площадь Ленина огромная, она была полная народу, хотя опять камеры почему-то отключились. Камера показывала другой день, как всегда, пустая, на площади ничего не происходит. У нас, кстати, это уже не первый раз. Огромный поток взрослых людей был. То есть выходили и 80-летние люди, и 70-летние люди, бабушки, дедушки с плакатами стояли. Был Комсомольск-на-Амуре, региона три-четыре точно приезжали в фирменных футболках, со своими плакатами. Раздавали воду люди, не какие-то предприниматели, это простые люди из народа, заходили в магазин, покупали огромные 10-литражки и раздавали всем воду. Брали рупор, высказывали свое мнение по происходящему, а плакаты — требование декларации, перенести суд из Москвы в Хабаровск, суд с присяжными и открытое дело. Огромнейшие плакаты с его фотографией, что это народный губернатор, не трогай, только мы можем, это наш выбор, это наш край. Полиция, они раздают маски не по какому-то положению или их заставили, они по желанию своему раздают, прямо ходят реально женщины-полицейские, которые раздают маски людям всем, заботясь об их безопасности».

Жительница Хабаровска Мария считает, что протесты будут продолжаться, потому что «народ обижен, чувствует несправедливость и хочет, чтобы его услышали».

— Все прошло отлично, люди друг друга поддерживали, приносили воду друг другу, то есть настолько организованный был народ. Все себя вели очень культурно и подбадривали друг друга, не допускали никаких нецензурных лозунгов, ничего такого не было. Было довольно тяжело пройти по центральным улицам, было очень жарко, местами там меняли асфальт, в одном месте мы прошли по раскаленному асфальту — это еще добавило огоньку. Когда мы стояли у здания правительства, происходила смена людей, кто-то не выдерживал и уходил, потому что было много людей с детьми, наверное, они не выдерживали. Но другие люди подходили, и у здания правительства была уже толпа, даже местами было трудно пройти. Почему я вышла? Потому что ощущаю какую-то несправедливость по отношению к губернатору, по отношению к народу. Мы за него голосовали, мы его выбрали, и все хотим честного суда, хотим знать, что произошло, потому что информация явно замалчивается.

— По количеству людей: все-таки больше было в этот раз, чем в первый?

— Показалось, что да, прилично. Наверное, раза в два побольше, колонна была просто гигантская, мы даже с подругой потерялись, не могли найти друг друга какое-то время. Мне кажется, что будут продолжаться эти шествия, потому что народ обижен, чувствует несправедливость и хочет, чтобы его услышали. И пока этого не произойдет, думаю, все это будет продолжаться.

Жители города уже неделю выходят на несанкционированные акции в поддержку Фургала, арестованного по подозрению в организации убийств. Между тем адвокат арестованного губернатора Хабаровского края Борис Кожемякин дал интервью Business FM. Он заявил, что его назначение на эту работу одобрил сам Фургал.

—Удалось ли адвокатам попасть к нему на свидание, удалось ли его увидеть?

— Пока нет, к сожалению. Надеюсь попасть к нему во вторник, потому что там ведь еще очередь из других адвокатов к другим гражданам, содержащимся в СИЗО. Положение очень сложное, работает пока один кабинет для свиданий с адвокатами.

— В курсе ли Фургал, что его поддерживают люди?

— Мне трудно сказать. Он на судебном заседании говорил, что ему известно, но нам трудно назвать источник, поскольку адвокаты его не ставили в известность во время заседания. Но он открыто обратился в зале заседания суда к хабаровчанам, чтобы они строго соблюдали действующее законодательство. Он выразился так, что он не одобряет эти массовые выступления. Вместе с тем он благодарил их за такое отношение к нему. Это была видео-конференц-связь из «Лефортово», и он во время заседания об этом сказал. Больше нам ничего не известно, в последние дни у нас нет с ним связи. Знает он об этом, не знает, мне неизвестно.

— Но адвокатам, насколько я знаю, запретили Фургалу говорить о том, что в Хабаровске проходят шествия.

— У нас такого запрета нет, это же не государственная тайна и не тайна следствия, это общедоступная информация. Мы знаем только одно, что Фургал жестко изолирован, никакого призыва к этим шествиям от него не поступало. А его отношение, сама информация... Он же может знать об этом из различных источников. В том числе не запрещено пользование телевизором, радио, газетами согласно условиям содержания.

Еве Меркачевой удалось попасть на свидание с Фургалом. Судя по всему, телевизор у него не работает, а газеты от начала месяца аж приносят, поэтому тоже не очень понятно, откуда у него новости появились.

— Мне трудно это комментировать.

— Вы сами решили защищать Фургала в этом деле или это какое-то назначение было?

— Со мной заключили соглашение в высшей степени достойные люди, которые не имеют никакого отношения к делу, но они знали Фургала — это в общей форме. Мы не имеем права раскрывать имена наших доверителей по законам этики адвоката. Во всяком случае, Сергей Иванович согласился полностью с нашим участием, я работаю не по назначению, не от имени следственных органов, а от имени людей, которым Фургал доверяет.

— Пресс-секретарь Фургала Надежда Томченко рассказывала в том числе, что люди хотят скинуться на адвоката. Видимо, еще на одного, чтобы помочь Фургалу. Как вам кажется, с чем это может быть связано?

— Это просто необычная ситуация. Во всяком случае, на нашей с вами памяти не было, чтобы руководителя столь высокого ранга обвиняли в убийствах людей. Что касается помощи, защиты, это все будет решать Сергей Иванович Фургал. Он вправе пригласить любого адвоката, но пока он подтвердил полномочия тех адвокатов, которые с ним работают. Насильно защищать никто не станет и навязываться. Он же образованный и опытный политик, так что, я думаю, он в этом вопросе разберется.

Накануне поздно вечером пресс-секретарь Сергея Фургала Надежда Томченко заявила «Эхо Москвы», что в семье и в центральном аппарате ЛДПР не знают, кто нанял адвоката Бориса Кожемякина, который утверждает, что представляет интересы губернатора и делает заявления от его имени, хотя сам же говорит, что еще не встречался с Фургалом после ареста.

Она добавила, что жители Хабаровского края предлагают собрать деньги арестованному губернатору на адвоката. Ранее информацию о том, что семья не нанимала Кожемякина Надежда Томченко разместила в своем Instagram.

«Про защиту Сергея Ивановича что могу сказать. По поводу адвоката мы ничего не знаем. В частности, знаем одно: семья его не нанимала, и мы не знаем, какая была процедура, что он теперь представляет интересы Сергея Ивановича. Сейчас мы занимаемся этим вопросом, выясняем, и, думаю, в ближайшее время вопрос защиты Сергея Ивановича каким-то образом решится в лучшую сторону».

Почему пресс-секретарь Фургала и адвокат, который утверждает, что одобрен арестованным главой региона, не могут найти общего языка? Ситуацию комментирует политолог, профессор Тихоокеанского государственного университета Илдус Ярулин.

Илдус Ярулин политолог, профессор Тихоокеанского государственного университета «Не понравился этот адвокат тем, что он не сказал, чего ждали. Вроде бы должен был обличить судью, суд, следствие и все прочие дела. Мы сейчас обсуждали с коллегами — очень много людей приходит абсолютно юридически, политически неграмотных. Вот они на эмоциях, и все. И стоит одному, двум, трем таким горлопанам появиться, которые речовки кидают, их просто подхватывают, а на самом деле ничего за этим не стоит. А когда начинаются разговоры о том, что давайте собирать деньги на адвоката, мы наймем нового, для меня, во всяком случае, это просто мошенничество. Деньги соберут, куда они пойдут, никто ничего не знает. Томченко, она тоже понимает, что под ней очень много чего тлеет, поскольку во многом и с ее подачи, и тут есть еще несколько фамилий, но ладно, это пока мы не будем. Была задушена свобода прессы практически, и «на поверхности» работали только те СМИ, которые существуют за счет краевого бюджета, а непосредственное влияние на распределение этого бюджета имела Томченко. И получилось так, что СМИ в основном профургальские, все остальные практически не имеют права на существование. То есть точно такая же картинка, как была при Шпорте. То есть губернаторы создавали свой пул СМИ, которым достаточно хорошо платили, причем очень много денег ушло неизвестно куда. Поэтому они формируют это мнение сейчас, то, что Москва такая дурная. И вот один из элементов этого, что Москва навязала своих адвокатов и эти адвокаты будут делать все или, наоборот, не делать ничего, чтобы помочь Фургалу. Это хайп. Центральная площадь Ленина, на ней максимум, если плечом к плечу, было три-четыре, ну пять тысяч, может быть. Да, на марше людей было достаточно много, но это, скажем так, активные массы, которые действительно шли за Фургала, их было очень немного. Пока митинг носит больше психоэмоциональный характер — нашего обидели, но эту волну пытаются оседлать представители несистемной оппозиции. И вот здесь самый-то позор может быть то, что представители системной оппозиции вообще не вышли, и, самое главное, ЛДПР. Вообще».

Ранее лидер ЛДПР Владимир Жириновский заявил, что представители его партии участвуют только в санкционированных митингах. Так он прокомментировал информацию о несогласованной акции в поддержку арестованного губернатора Хабаровского края Сергея Фургала, прошедшую еще 11-12 июля. «Мы не имеем отношения к акциям, — цитировал Жириновского «Интерфакс». — Это был стихийный митинг, люди сами сорганизовались через соцсети и вышли мирно выразить свое мнение». В целом же, по словам лидера ЛДПР, партия поддерживает граждан, которые хотят выразить протест против ареста губернатора или по любому другому поводу.

Поскольку в ситуацию вмешался неожиданный фактор — массовые протесты хабаровчан, все стороны оказались не готовы к такому повороту событий, поэтому в том числе так вышло, что пресс-секретарь Фургала и адвокат — по разные стороны баррикад, считает директор Центра политологических исследований Финансового университета Павел Салин.

Павел СалинПавел Салин директор Центра политологических исследований Финансового университета при правительстве РФ «Основная причина заключается в том, что в последовательный и продуманный сценарий, который был разработан в Москве и последовательно воплощался, вмешался фактор неожиданности. Массовая протестная консолидация — новый фактор, с которым не до конца понятно, как обращаться, потому что он не контролируется никем из игроков. Потому что у Фургала раньше был достаточно неприятный, но простой выбор: либо продолжать упорствовать, отрицать свою вину и получить приговор по максимуму, либо раскаяться, как ему предлагают, и получить наименее жесткий приговор. Этот приговор все равно тянет на десять с лишним лет, но в его ситуации это лучше, чем пожизненное заключение. А сейчас он оказался в достаточно сложной ситуации, когда, с одной стороны, он в Москве, в СИЗО под достаточно жестким прессингом, с другой стороны, он понимает, что в его распоряжении появился новый козырь, с которым непонятно как обращаться. Потому что, с одной стороны, этот козырь ему может помочь, а с другой — сыграть против него, если вдруг этот козырь перестанет существовать и массовая консолидация рассосется. И поэтому все стороны — и Фургал, и его группа защиты, и местные элиты, которые Фургала поддерживают, но у них тоже своя игра, и федеральный центр — Москва, не могут до конца сделать точные ставки, потому что не понимают, как будет развиваться этот фактор массовой активности. Поэтому и такое дистанцирование. И пока в Москве сохраняется расчет, несмотря на массовость протестов, на то, что федеральный центр пересидит эту ситуацию. Во-первых, блокирует выход протеста за пределы Хабаровского края или уж, в самом худшем случае, за пределы Дальнего Востока, потом выждет, когда это все рассосется, и начнет наказывать организаторов, чтобы другим неповадно было».

Также участники акции против ареста Сергея Фургала в Хабаровске призвали мэра города единоросса Сергея Кравчука к ответу за слова о проплаченном протесте. Через полтора часа после начала акции Кравчук сообщил «Коммерсанту», что говорил лишь о 20-30 «приехавших из других регионов», а не обо всех участниках акций.

В поддержку арестованного губернатора вышли на улицы жители Комсомольска-на-Амуре и Владивостока.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию