16+
Четверг, 24 сентября 2020
  • BRENT $ 41.31 / ₽ 3184
  • RTS1195.77
20 августа 2020, 08:01 Политика

ЕС призвал Лукашенко разговаривать с оппозицией, а не «разбираться» с ней. Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

«Но, выдержав первый натиск оппозиции, Лукашенко настроен на затяжную борьбу за власть. И он исходит из того, что Москва его в этом поддержит», — считает политолог

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Во время чрезвычайного саммита ЕС европейские лидеры выступили за введение санкций против Лукашенко и отказались признавать итоги президентских выборов. Кроме того, ЕС призвал белорусскую оппозицию и власти начать диалог, выразив надежду, что иностранные державы не будут вмешиваться в ситуацию.

В свою очередь, в Кремле, как заявил пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков, в настоящее время не видят необходимости в оказании властям Белоруссии военной помощи. Что последует за этой пикировкой?

Евросоюз и Россия предсказуемо резко разошлись в оценках происходящего в Белоруссии. Европейские лидеры не признают результатов выборов 9 августа, а глава МИД России говорит лишь, что они «не были идеальными», хотя ранее наблюдатели из стран СНГ назвали их конкурентными, честными и прозрачными.

Если ЕС вводит санкции для тех, кто причастен к жестокому подавлению акций протеста, то в Москве делают акцент на другом, на том, что белорусских силовиков, как сказал Лавров, пытались провоцировать, «в том числе путем применения грубой силы против них». Вряд ли эти слова будут встречены с пониманием в самом белорусском обществе, тем более что даже тамошние власти в последние дни фактически признали наличие перегибов по части жестокости.

И если Лукашенко когда-либо уйдет из власти, то эти перегибы могут стать предметом уголовных дел, в том числе в отношении его сына, неформально курирующего силовой блок. Как это произошло в свое время в Чили и Аргентине после смены режимов.

Что касается непризнания выборов со стороны ЕС, то белорусскому президенту к этому не привыкать — Европа их и раньше не признавала. Самое интригующее в санкциях ЕС это то, затронут ли они исполнителей среднего звена, замешанных в фальсификациях, вроде председателей избирательных комиссий. Если да, это станет серьезным ударом по режиму Лукашенко.

Важно, что в ЕС и в Москве говорят о необходимости общенационального диалога в Белоруссии. Но еще более важны нюансы. Брюссель настаивает на диалоге между властью и оппозицией, стоя в данном случае за спиной создаваемых наспех организационных структур протестующих вроде координационного совета, о формировании которого заявили люди из штаба Светланы Тихановской.

Подразумевается, что такой диалог станет началом транзита власти и ухода Лукашенко. Эдакое повторение польского круглого стола с участием президента Войцеха Ярузельского и профсоюза «Солидарность». А вот Сергей Лавров говорит о том, что тем самым западные кандидаты в посредники пытаются «подорвать нормальный, взаимоуважительный диалог между властью и обществом, сделать его провокационным».

Заметим, Лавров говорит о диалоге между властью и обществом, а не с оппозицией, притом что под термином «диалог с обществом» у нас обычно понимают встречу начальства с народом или отдельными трудовыми коллективами, где этот самый народ может задать начальству какие-то вопросы, а также высказать просьбы и чаяния.

Это совсем не то, что имеет в виду Брюссель. Но из этого следует, что Москва не собирается пока ни признавать белорусскую оппозицию субъектом переговоров с Лукашенко, ни тем более сама не собирается налаживать с ней связи, считая безнадежно прозападной и даже русофобской. Слишком свежи в памяти события начала 2014 года на Украине, когда европейские лидеры тоже предложили президенту Виктору Януковичу свое посредничество, которое кончилось для него бегством в Ростов.

И хотя Кремль в день саммита ЕС заявляет, что военная помощь Белоруссии от России пока не потребуется, этот тезис еще повисит какое-то время в политической атмосфере — так, на всякий случай. Хотя возможно, что прошедшие накануне телефонные переговоры Владимира Путина с европейскими лидерами, включая Меркель и Макрона, видимо, достигли некоего промежуточного результата. Если это так, то мы это вскоре заметим в поведении Лукашенко.

Сам он с оппозицией никакого «взаимоуважительного диалога», судя по его последним заявлениям, вести пока не собирается, а намерен с ней «разбираться». Те, кто пытается бастовать, настаивает президент, будут уволены. По отношению к организаторам протестных акций можно ожидать в ближайшее время нового ужесточения.

Лукашенко явно закусил удила и делает ставку на то, что протестный запал может выдохнуться, поскольку оппозиционерам по-прежнему не хватает ни организации, ни внятного лидерства, а появляющиеся некоторые программные тезисы оппозиционеров, напоминающие требования украинских радикалов-националистов образца 2014 года, могут отпугнуть значительную часть умеренно настроенных граждан. Так или иначе, но, выдержав первый натиск оппозиции, Лукашенко настроен на затяжную борьбу за власть. И он исходит из того, что Москва его в этом поддержит.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию