16+
Воскресенье, 27 сентября 2020
  • BRENT $ 41.79 / ₽ 3268
  • RTS1164.68
27 августа 2020, 18:20 Общество
Спецпроект: Бизнес с умом

«Если человек находит счастье в том, чтобы соответствовать требованиям окружающих, это его выбор»

Лента новостей

Что такое одиночество и как быть, если оно вынужденное? Почему кому-то хорошо одному, а другой впадает в депрессию в период вынужденной самоизоляции? Можно ли прожить без детей и свадеб и быть абсолютно счастливым человеком? Рассказывает психотерапевт Ольга Добрынина

Ольга Добрынина.
Ольга Добрынина. Фото: Ольга Добрынина/«ВКонтакте»

Несмотря на то, что режим самоизоляции давно отменили, он продлился несколько месяцев и поставил многих в непривычные, даже стрессовые условия: люди оказались взаперти, сократились встречи и контакты. При этом многие продолжают работать удаленно и сейчас, а в Петербурге разрабатывают план на случай второй волны коронавируса, подчеркивая, впрочем, что жесткого карантина хотелось бы избежать в любом случае.

Так что такое одиночество и надо ли его бояться? Почему кто-то счастливо живет всю жизнь один, а другой впадает в депрессию в период вынужденной самоизоляции? И как себе помочь, когда внешние обстоятельства кажутся невыносимыми? Об этом BFM.ru поговорил с психотерапевтом, руководителем Центра психотехнологий Ольгой Добрыниной в подкасте «Как это устроено». С ней беседовали Екатерина Кухаренко и Надежда Донских.

Надя: Давайте начнем с самого понятия. Что такое одиночество? Все разные. Для кого-то отсутствие других людей рядом — свобода и личное пространство, а кому-то тяжело даже сутки провести без общения и без людей рядом.

Ольга: Одиночество — очень широкое понятие, и каждый вкладывает в него что-то свое. У нас в культуре одиночество стало маркироваться почему-то отрицательно, оно у нас плотно связано со словом «страдание». Но это совершенно не так. У французов есть такая поговорка: «Одиночество — очень хорошая штука, если есть, с кем этим поделиться». Это такой вариант и такая грань этого явления. На самом деле, одиночество — это когда человек технически находится вынужденно один, или он выбирает по каким-то своим причинам в жизни такое нахождение. Он живет один и ни с кем не общается. В современной реальности одиночество — это крайне затруднительно, если честно. Потому что, даже находясь в доме, редко кто бывает один, даже если никто рядом не живет. Да, он может быть один физически. Но на самом деле очень много точек общения.

Надя: Есть одиночество как термин, определение образа жизни человека, или его статуса, например, «мать-одиночка», одинокий мужчина, одинокая женщина — в смысле не замужем или не женат. А есть одиночество как чувство. Человек может иметь очень большой круг общения, но чувствовать себя одиноким. Давайте тогда обсудим обе эти части.

Ольга: Первое — это больше социальное понятие. Мать-одиночка — это женщина, воспитывающая ребенка без отца, хотя она может быть включена в другую, более широкую общность: родная семья, ее родители, братья, сестры и все прочие, или, что сейчас очень чудесно и хорошо, это сообщество, такие же мамы, которые объединяются, поддерживают друг друга. Но так сложилось исторически, что «нужно» такой женщине обязательно сочувствовать. Да не факт, что ей плохо в данной ситуации. Еще неизвестно, как бы ей было с отцом этого ребенка. А чувство одиночества — вернемся к тому, что одиночество чаще всего «дискомфортно», у нас так принято об этом говорить. Хотя если люди уходят куда-то для того, чтобы разобраться в себе, понять себя, то очень хорошо побыть наедине с собой. А есть [понятие] «одиночество в толпе». Когда ты разговариваешь сам с собой, изнутри начинают такие личные сюрпризы лезть, что иногда из этой попытки одиночества бежишь назад — «помогите мне».

Катя: Когда ввели коронавирусные ограничения, появилось много статей на тему того, что не столько COVID-19 страшен и опасен, сколько состояние самоизоляции и одиночества, в котором миллионы людей оказались. Потому что очень многие не были готовы к тому, что происходит, к этим закрытым четырем стенам, к прекращению контактов с людьми, я имею в виду живое общение. Одиночество сказалось каким-то образом негативно на людях, вы в своей работе, может быть, заметили, что количество обращений увеличилось?

Ольга: Я больше работаю с категорией, которую можно назвать «люди дела». Это собственники бизнеса, создатели проектов. Они прошли через период адаптации, первая фаза была — шок и непринятие. Причем это происходит всегда, даже у людей, которые говорят: «У меня ничего не случилось». На самом деле это попытка убежать. Ну случилось, ситуация поменялась. Как в театре говорят: изменились предлагаемые обстоятельства. Исходя из этого, людям начинает что-то не нравиться, потому что сбились привычные ритмы, привычные способы общения, коммуникаций и всего прочего. И этот момент неприятия есть всегда, его нужно себе позволить прожить, причем знаете, если хочется лечь один день полежать тюленем, пострадать, — позвольте. Но если вы привыкли все время что-то делать, ваше тело, весь ваш организм начнет сопротивляться. Почему? Потому что стресс пытается блокировать лобные доли, и это по всем нейронным сетям очень сильно бьет, и действует на весь организм. То есть замирание в стрессе вредно для организма. И человек переходит во вторую стадию: он начинает осматриваться, ориентироваться на местности и понимает, что надо что-то менять, каждый день что-то простое делать. Дальше человек уже начинает осваиваться более или менее с этой ситуацией и какие-то [искать] новые способы взаимодействия с ситуацией, другими людьми, с самим собой. Четвертое — это уже когда наступила адаптация и все хорошо. Стресс и так есть, а если открыть интернет, оттуда просто польется поток разной информации, периодически бывает паника, и человеку не с кем поделиться. Раньше он выходил на улицу и спокойно общался, человек — существо общественное в любом случае, и нахождение рядом с себе подобными, вплоть до тактильных ощущений, очень сильно успокаивает, это в нашей генетической памяти еще от далеких предков заложено. Во время самоизоляции эта связь была нарушена.

Катя: Я знаю нескольких ребят, достаточно молодых, у которых на фоне всей этой истории начались панические атаки. Другие люди начинают заниматься спортом с утра до ночи, перегружая тело настолько, что просто падаешь в обморок от этих перегрузов. Как себе помочь в такой ситуации?

Ольга: Часто это происходит даже с не склонными к панике людьми. Идет поток информации, чаще всего негативной, много неопределенного. Практики для таких случаев очень простые. Если ритм вашей привычной жизни сбился, важно помнить, что это не навсегда и это пройдет. Дальше нужно распланировать свой день и начинать его с простых привычных ритуалов. Утренние ритуалы — пошел, зубы почистил, к этому обязательно стоит добавить физические упражнения, простые, хоть утренняя зарядка по радио 1953 года, я недавно слушала и делала — великолепная штука. Когда мы делаем физические упражнения, уровень стресса, кортизола начинает снижаться. Но вы абсолютно верно сказали: человек впадает в другую крайность и начинает себя просто загонять этими упражнениями. Нет, нужно дозировать. Сделали — потом переключились на что-то другое обязательно. Если все равно все будоражит, самое простое — пойдите в ванную и примите контрастный душ, хорошо бы, чтобы он лил прямо на макушку. Постоять. Очень хорошо работает, причем всегда, не только в самоизоляции.

Даже среди удаленной работы есть время встать, поприседать, поделать какие-то упражнения. Потому что если физически сидеть перед монитором, затекает спина, и мозг тоже перестает работать. Физические упражнения очень способствуют креативному мышлению. Если вы правша, начните какие-то вещи делать левой рукой. И мозг тренируется, и вы будете немножко переключаться. Сериалы — штука хорошая и полезная, и иногда даже необязательно смотреть такие глобальные, как великая русская литература. Иногда, если вы работаете интеллектуально и очень сильно загружены, что-то спокойное можно посмотреть, например, мультики. Но опять же, дозировать и чередовать.

Последите за питанием. Когда идет перебор сладкого, кофе, бодрящих напитков, он возвращается излишним возбуждением. Лучше перейти на травяные чаи. Если вы обратили внимание, вначале, когда только объявили самоизоляцию, народ просто кинулся учиться — до всего, куда не доходили руки. И через две недели шарик начал сдуваться. Если что-то мы начинаем слишком активно, и это занимает все наше время, потом неизбежно пойдет откат. Распишите весь режим дня, и да, это действительно время для тех проектов, которые лежали на дальней полке. Но опять же, без фанатизма. Панические атаки — некоторые думают, что у них сердечный приступ, на самом деле с сердцем там все нормально. Но если такое начинает происходить, это лучше к специалисту. Иногда не нужно длительного посещения. Часа хватает, чтобы понять, откуда растут ноги у этой тревоги у человека, и помочь ему.

Кризисы — это не только какая-то опасность, но и возможность. На самом деле возможностей много. Просто когда человек бежит по накатанной, у него часто туннельное зрение появляется, и он не видит вокруг.

Надя: Вы сказали про обучение. Многие кинулись в образование, учить языки. Здесь же очень много внешнего давления. Мы все, так или иначе, сидим в соцсетях и видим эти всевозможные марафоны: познай себя, стань шеф-поваром, прокачайся в разных областях — искусстве, культуре и так далее, пока ты дома, пока у тебя есть время. Но не у всех есть на это время на самом деле, потому что никто не отменял удаленную работу и домашние обязанности, детей. Во-вторых, не у всех есть желание. Из-за того изменились условия, многим просто тяжело даже вставать по утрам и проживать эту жизнь в нынешних условиях. Что делать с чувством вины, которое может возникнуть, когда на тебя давят этими позитивными примерами друзья, знакомые, или просто какая-то реклама?

Ольга: Во-первых, принять, что да, ты не такой как все. Ты вот такой единственный. Во-вторых, вы несколько раз употребили слово «давление». У нас не то что давление, мы живем сейчас в период, можно сказать, информационного террора. Столько всего в уши льется, что нормальный человек просто не может переварить этот поток информации. Поэтому нужно сесть тихо сам с собой за чаем и себе признаться с бумажечкой: что хочу я, а что от меня хотят другие? Открою страшный секрет: каждый это знает. Чего на самом деле хочет он, а чего от него требуют среда, социум, мама, папа. Потому что когда к нам приходят люди за помощью, очень часто первым делом мы отделяем устремления и желания каждого человека от того, что ему навязано. Сейчас хорошее время, чтобы с собой договориться: чего хочу я, что от меня хотят. И третий вопрос: что я готов делать вместе со всеми, а что все-таки мне полезнее будет для моей жизни сделать из первого списка «Чего хочу я».

Катя: То есть все-таки стоит сесть и уделить время себе любимому, чем просматривать миллиард статей на тему личной эффективности, составлять списки, чем тебе заняться и так далее? Полезнее будет просто отключиться от всей своей социальной активности?

Ольга: По возможности даже новости максимум смотрите один раз в день. Не стоит постоянно скролить экран, а что там и где. За 20 минут вряд ли что-то кардинально изменится в твоей жизни.

Катя: Если все-таки возникает ситуация, когда человек находится в полной апатии, но при этом понимает, что если попробует переломить себя, то потом встанет и начнет заниматься, может ли в данном случае присутствовать момент какого-то насилия над собой, чтобы перешагнуть какую-то ступень и заставить себя что-то делать?

Ольга: Я не сторонник насилия. Режим-то выстроить можно на бумаге, но чтобы его придерживаться, иногда нужны усилия.

Катя: У меня есть такая теория. Возможно, переходя на самоизоляцию, люди столкнулись с таким валом проблем, потому что просто не перестроились из привычного графика и пытались в него втиснуть какие-то новые задачи. Но из-за того, что у нас отпал ряд привычных действий, не получается перестроиться, потому что в голове одна картинка, а по сути она все-таки другая. Как договориться с собой, что теперь все чуть-чуть по-другому?

Ольга: На самом деле вы все абсолютно верно сказали. Причем вы сказали «не получается», безличный глагол. Оно «само не получается». Подтверждаю: оно само и не получится, если каждый не будет прилагать определенные усилия. Первое: оглянулись вокруг. Предлагаемые обстоятельства изменились. Помните, как Эйнштейн говорил? Невозможно решить проблему на том же уровне, на котором она возникла. Если ты, делая то же самое, ищешь другого результата, то ты, наверное, делаешь не то. Поэтому первое: принять — все изменилось. Второе: напомню, это не навсегда. Мы просто перестраиваемся на неопределенный срок. У нас же все привыкли: мы все такие свободные, просто невыносимо какие.

Помните, мы говорили, что одиночество — когда человек остался один дома? Есть второй вариант именно того, нехорошего одиночества, когда человек не один находится в этом замкнутом пространстве, но от этого он чувствует себя еще более одиноким в нехорошем понимании. Привычные действия: утром встали, разбежались на работу, и количества времени на общение меньше — мы не видим человека. Сейчас люди больше общаются, и есть такая ошибка, в которую иногда они впадают, особенно если в отношениях что-то было немножко не так. Они думают: ага, вот сейчас мы больше времени вместе проводим, значит, сейчас мы решим все проблемы. И начинают их «решать». Они начинают об этом разговаривать, и от этого начинается еще большая эскалация и клубок такой накручивается. Во время самоизоляции стоило ввести мораторий на выяснение отношений, особенно на какие-то глобальные решения. Если только, к сожалению, это не домашнее насилие. Но вопрос в том, что оно началась не сейчас. Сейчас мы получаем очень интересную картину. Коронавирус — это не совсем причина. Он — катализатор тех изменений, которые накопились в жизни каждого человека в работе, бизнесе, в мировой системе. И то, что постепенно могло двигаться на автопилоте, сейчас просто ускорилось и гипертрофировалось.

Надя: А давайте поговорим про позитивные стороны той ситуации, в которой мы оказались. Мы не отвлекаемся на внешний шум, на поездки, постоянное общение с кем-то вживую. Появляется больше времени, и даже если ты занят домашними рутинными делами, ведешь какой-то внутренний диалог. Есть же даже специальные практики, когда люди уезжают и добровольно молчат длительное время, медитируют. Крайняя степень — это отшельники, которые выбирают такой образ жизни до конца своих дней. Получается, в этом смысле одиночество для нас всех может быть полезным? Можно правильно воспользоваться этой ситуацией и как-то лучше узнать себя?

Ольга: Все в мире дуально, и не бывает что-то только хорошо и что-то только плохо. И это условное уединение кто-то воспринимает как дар, а кто-то — как проклятье. Вопрос настройки самого человека. И если он принял это так, то дальше он принимает решение: как он с этим будет существовать. Использует ли он это во благо и на развитие… Опять же, общалась с человеком, у которого большой вопрос: вернется ли он на работу, откуда он уходил? Он говорит: я поднимаю сейчас все свои компетенции и соотношу, что я могу, что будет востребовано. Кто-то возвращается, кто-то говорит: «У меня два проекта лежали на полке, потому что до них не доходили руки». Сейчас они находятся в стадии активной подготовки к запуску. Поэтому опять же выбор за каждым отдельным человеком, как он будет это воспринимать.

Надя: У людей, которые выбирают для себя путь одиночества — не жениться, не выходить замуж, не заводить детей, есть какие-то внутренние проблемы, может быть, страх перед созданием отношений и им нужно с этим разбираться? Или все-таки их нужно оставить в покое? Есть же категория людей, которым так хорошо.

Ольга: Если человеку действительно в этом состоянии хорошо, и это не составляет для него проблемы, то лучшее — враг хорошего. Это со стороны людям кажется, что ему там плохо. Если он развивается, если он счастлив на самом деле, почему нет? Счастье бывает очень разное, и каждый человек имеет право на собственное понимание и реализацию счастья, значит, не трогайте его. Если же человек от этого страдает и ему плохо, то это другое. Вопрос — готов ли он прилагать какие-то усилия, потому что без усилий самого человека ни один суперспециалист его за уши не вытащит. Вопрос в том, что он хочет эту дорогу пройти и ноги переставлять он будет. А задача специалиста — идти рядом и направлять.

Надя: Единственное, есть тонкая грань между личным выбором человека — сам ли он ощущает, что страдает, — или же это давление общества. Оно играет большую роль и не у всех есть внутренняя сила, свобода, чтобы идти против этого, особенно в нашей стране мы не переросли этап коллективного сознания. Есть какие-то рамки, устои, особенно это в провинции ощутимо, когда считается, что если тебе уже 30-40 лет и ты не создал семью, значит с тобой что-то не так.

Ольга: Каждому человеку стоит найти свою «стаю», свое окружение. И если он один (не совсем отшельник — это совершенно другая крайность), ему так хорошо, и он для себя уже принял это решение, то он уже преодолел это давление извне. Если человек находит свое счастье в том, чтобы соответствовать требованиям окружающих — ведь случается такое — это его выбор. Либо он ищет другое окружение.

Это интервью доступно в виде подкаста.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию