16+
Среда, 21 октября 2020
  • BRENT $ 42.97 / ₽ 3312
  • RTS1141.33
13 октября 2020, 08:09 Политика

ЕС заговорил с Москвой и Минском языком санкций, но тихо. Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

«Санкции, объявленные ЕС против Белоруссии, ни в коей мере нельзя назвать жесткими. Они скорее носят символический характер», — считает политолог

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Министры иностранных дел Евросоюза согласовали санкции против Белоруссии. В черный список внесены 40 человек, которых подозревают в причастности к фальсификации выборов и нарушении прав человека. Как сказано на сайте Совета ЕС, будут пересмотрены отношения ЕС с этой страной. Кроме того, решено ввести санкции против России в связи с предполагаемым отравлением оппозиционера Алексея Навального, однако пока окончательный список не утвержден, это может произойти 14 октября. Как это следует понимать?

Санкции, объявленные ЕС против Белоруссии, ни в коей мере нельзя назвать жесткими. Они скорее носят символический характер. Брюссель не пошел на поводу у балтийских стран, которые уже ввели персональные санкции против Александра Лукашенко. Так же поступили Великобритания и Канада.

Даже и речи нет на данном этапе о введении торговых санкций, в частности о прекращении импорта электроэнергии из Белоруссии, как предлагали некоторые политики из тех же стран Балтии. Объявление о санкциях против Минска, с одной стороны, происходит после продолжительной паузы, прошедшей после президентских выборов, после которых массовые протесты в республике не прекращались. Более того, в Минске заявили о готовности еще более ужесточить действия против протестующих, в том числе применять против них боевое оружие.

С другой стороны, в Евросоюзе могли использовать возникшую паузу не только для того, чтобы улеглись страсти, или для того, чтобы оценить реальные шансы прихода к власти оппозиции, но и для того, чтобы понять, в каком направлении готов двигаться сам Лукашенко. Поэтому относительную мягкость европейских санкций можно объяснить в том числе реакцией на его готовность менять конституцию и проводить досрочные парламентские и президентские выборы.

Судя по всему, европейские лидеры получили на сей счет некие обещания и от Владимира Путина. И неслучайно накануне встречи глав МИД ЕС Лукашенко поехал в СИЗО и провел там четырехчасовое совещание с некоторыми лидерами оппозиции на предмет конституционных реформ. Возможно, именно этот политический перформанс и стал решающим аргументом в пользу того, что Брюссель не стал вводить персональные санкции против лидера Белоруссии.

Стоит напомнить, что сравнительно недавно против республики действовали куда более жесткие санкции. Так, планка официальных отношений до уровня «ниже министерского» ЕС была снижена впервые еще в 1997 году, визовые ограничения для Лукашенко и 130 чиновников ввели в 1998-м, ограничительные меры были введены против целого ряда белорусских предприятий, был введен запрет на продажу спецтехники.

Правда, позже разрешили продавать оборудование для биатлона. Максимальное число попавших под европейские санкции белорусских чиновников в 2011-2014 годах составляло 243 человека. Затем они постепенно смягчались, вплоть до прошлого года. Санкции против Лукашенко и 170 других белорусских чиновников был сняты ЕС в 2016 году.

Так что нынешние ограничительные меры для режима Лукашенко что слону дробина. Брюссель явно не собирается полностью рвать с Минском и ждет от него неких хотя бы символических шагов, показывающих, что режим эволюционирует. Например, таковыми могут стать освобождение или хотя бы перевод под домашний арест задержанных оппозиционеров. Пока меру пресечения изменили только двоим.

В одном санкционном пакете с Белоруссией оказалась Россия. С ней ясности меньше. Видимо, пока не договорились. Ранее появилась утечка во французской газете Le Monde, согласно которой ограничения коснутся девяти граждан РФ и Государственного научно-исследовательского института органической химии и технологии (ГосНИИОХТ), якобы причастного к разработке «Новичка». Однако эти ограниченные меры как-то не очень соответствуют тому шуму, который был поднят вокруг «отравления» Навального.

Возможно, недавний визит французского президента Макрона в страны Балтии был призван в том числе несколько погасить бушующие в малых странах большие страсти по поводу наказания Москвы и убедить их в том, что ЕС не должен обнулить все отношения с Россией из-за «отравления» одного политика, все обстоятельства какового отравления до конца, в общем, так и не прояснились.

Как выразился глава внешнеполитического ведомства ЕС Жозеп Боррель, ЕС должен придерживаться «селективного подхода» к отношениям с Кремлем, в том числе ради взаимодействия по таким проблемам, как конфликты в Нагорном Карабахе или на Украине. «Мы принимаем санкции в ответ на одно конкретное и специфическое событие, — сказал Боррель. — Однако мир не может быть сведен к этому несчастному отравлению господина Навального».

Собственно, это ключевая фраза, определяющая санкционную политику ЕС в отношении Москвы в связи с данным инцидентом. Зато имидж самого Навального может быть существенно подорван в России, против которой введут хотя и не очень болезненные, но санкции, как бы персонально посвященные ему лично.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию