16+
Понедельник, 25 января 2021
  • BRENT $ 55.25 / ₽ 4141
  • RTS1425.31
18 декабря 2020, 04:16 Политика

Что сказал и чего не сказал Владимир Путин? Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

Большая ежегодная пресс-конференция Владимира Путина продолжалась 4,6 часа и прошла в режиме онлайн. Наряду с журналистами вопросы задавали и простые граждане — они были отобраны заранее

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Общее впечатление от пресс-конференции Владимира Путина, пожалуй, состоит в том, что все мероприятие было отлично организовано и прошло весьма позитивно. Не случайно российский фондовый рынок в это время рос во всех сегментах.

Путин был блестяще подготовлен и на протяжении всех 4,6 часа ни разу не был поставлен в неудобное положение, ни разу не вышел из себя. Даже, когда ему задали, наверное, самый неудобный вопрос — об отравлении Навального. Теперь официальная реакция на последние обвинения блогера сформулирована: американские спецслужбы «слили» под прикрытием якобы журналистского расследования биллинг телефонных разговоров российских «чекистов». Что, согласно этой версии, косвенно подтверждает связь Навального с этими спецслужбами, — стало быть, слежка за ним оправдана. Не получил, впрочем, развития сюжет о том, почему же все-таки до сих пор не заведено уголовное дело об отравлении блогера и что с ним все-таки случилось.

Огромный блок вопросов традиционно касался «социалки». Путин лишний раз подтвердил, что владение деталями разных индексаций, пособий и компенсаций — это его конек. Без новогодних подарков тоже не обошлось: все дети до семи лет получат по 5 тысяч рублей. Это будут так называемые вертолетные деньги по-нашему.

Вопросы журналистов оставили смешанное впечатление. Было много серьезных, сыгравших роль «подачи» для президента, — послуживших поводом для детального развернутого ответа по вопросам внутренней и внешней политики. Но были и откровенные «вопросы-поддавки», создававшие однозначное впечатление, что они так называемые посеянные, но крайне неудачно, на мой взгляд, сформулированные. Например, о том, как противостоять фальсификации истории. Или какие цели преследует Запад, вводя санкции против главы Чечни.

Были откровенно «лизоблюдские» вопросы и поэтому бессмысленные, либо же лоббировавшие какую-то сугубо региональную, мелкую проблему. Были несколько вопросов, которые мне показались глупыми. Таков был, на мой взгляд, вопрос Сергея Шнурова, которого Путин назвал «молодым журналистом». Тот спросил, почему русские хакеры не помогли избрать Трампа, как его пристроить теперь на работу и почему в нашей жизни нельзя обойтись без мата. И этот человек как гендиректор телеканала RTVI недавно оштрафовал Тину Канделаки за то, что она «неправильно построила интервью» с секретарем Генcовета «Единой России» Андреем Турчаком.

По неуместности на президентской пресс-конференции мог соперничать разве что вопрос насчет известного интимного видео футболиста Дзюбы, утекшего в Сеть. Сам Путин, как он сказал, его не видел. Любопытно, в каких выражениях и кто ему докладывал о содержании ролика, которое он явно знает?

По внешней политике, кажется, были затронуты все важные направления, от Украины и Молдавии до СНВ-3. Сенсаций не прозвучало. Разве что была выражена ясная готовность в переговорах по продлению договора СНВ-3 учитывать новое российское гиперзвуковое оружие. Еще летом такого согласия не было.

Касательно внутренней политики тоже все было довольно гладко. Путин еще не решил, будет ли он баллотироваться в 2024 году. Он примерно так всегда и отвечал на аналогичные вопросы, начиная с нулевых годов. Было бы странно, если бы сейчас он ответил иначе на вопрос, который был сформулирован примерно так: не хотите ли вы выглядеть «хромой уткой»? Еще была возможность почувствовать, что Путин болезненно относится к теме «иностранного вмешательства» в российскую политику, в частности, выборы. В этом контексте не стоит ждать послаблений законодательства об «иностранных агентах» и ему подобного.

Что показалось явным упущением? Например, обтекаемость ответа насчет «мусорной реформы». При том что сама она выглядит, скорее, пока как провал, хотя все установки президента в этой части правильные. А ведь недавно фактически за этот провал был снят профильный министр. Еще более странным мне показалось то, что не прозвучал вопрос о приватизации крымского винодельческого предприятия «Массандра», хотя было много обсуждений о том, что якобы оно ушло с молотка по сильно заниженной цене.

Пресс-конференция традиционно не обошлась без личных вопросов. Путина спросили, какие книжки он читает внукам — оказалось, сказку Самуила Маршака «Двенадцать месяцев». Это старая добрая сказка.

О чем бы я лично спросил президента? Ну, например, почему, хотя он и редко появляется на публике, он никогда не носит защитную маску, как предписано Роспотребнадзором? Это было бы хорошим примером для граждан соблюдать масочный режим. Такой пример показывают практически все мировые лидеры. Впрочем, они нам не указ, конечно.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию